Есть шанс получить заказ

6 марта 2011

Контракты Росатома помогли возродиться отечественным предприятиям, специализирующимся на производстве оборудования для АЭС. Однако иностранные заказчики рассчитывают на локализацию, и российским машиностроителям теперь предстоит конкурировать с зарубежными компаниями.

Среди ближайших целей Росатома — переход к серийному строительству энергоблоков. Какие масштабы и темпы развития ядерной энергетики стоят за этим словосочетанием? Сегодня речь идёт о том, чтобы строить в России по одному энергоблоку, а с 2016 года — по два блока в год. Это меньше, чем планировалось при подготовке программы развития отрасли, но утраченные объёмы внутри страны в последнее время с лихвой компенсировались ростом портфеля заказов на мировом рынке. Во второй половине текущего десятилетия темпы сооружения энергоблоков за рубежом составят два-три реактора в год. Но способен ли наш машиностроительный комплекс обеспечить такой размах? Об этом сегодня и поговорим.

ПОЛУЧИТЕ КОМПЛЕКТЫ БЛОКОВ

Итак, в соответствии со стратегическими планами отрасли машиностроение должно в скором будущем ежегодно выдавать по четыре-пять полных комплектов оборудования для АЭС. На такие масштабы не выходили даже в середине 1980 х, когда атомная энергетика была на пике развития. Затем последовал глубокий спад и фактическое замораживание начатых объектов.
После распада Советского Союза некоторые ключевые предприятия оказались за границей. На территории России осталось 80% мощностей атомной отрасли. И все они выживали как могли, пытаясь сохранить технологии и компетенции.

Завод «Атоммаш» в Волгодонске, который должен был выпускать по несколько комплектов реакторов ВВЭР в год, так и не заработал. Его приватизировали и распродали по частям. Трудное было время — рушилась промышленность, которой мы все привыкли гордиться. Например, для Ленинградского металлического завода, производившего турбины большой мощности, в своё время был куплен импортный автоматизированный участок — австрийские станки, всё по последнему слову техники. В 1990 е участок разорили, станки отправили на металлолом. И это на заводе с полуторавековой историей, на котором выпускалась каждая десятая турбина в мире. К сожалению, таких примеров в недавнем прошлом можно найти немало.

Сложные времена, пусть и не без потерь, но удалось пережить. В 2006 году российское правительство утвердило программу развития отрасли, и для её реализации вскоре была создана государственная корпорация «Росатом». Тогда эксперты считали, что труднее всего будет обеспечить техническое оснащение для реализации планов строительства атомных станций. Сегодня можно с уверенностью заявлять, что эта проблема успешно решается. Благодаря компании «Атомэнергомаш» и, самое главное, за счёт формирования конкурентной среды в сфере машиностроения госкорпорация имеет необходимое количество комплектов оборудования и действенные рычаги для влияния на цены.

Ещё недавно атомное машиностроение находилось на грани вымирания, но не прошло и пяти лет, как этот комплекс стал способен обеспечивать реализацию самых амбициозных планов по развитию отрасли. Что же было сделано?

ВОЙНА МОНОПОЛИЯМ

После принятия программы строительства АЭС был сформирован и спущен на заводы масштабный отраслевой заказ. Как и следовало ожидать, машиностроение к этому было не готово. То есть желание работать никуда не пропало, но выяснилось, что технических возможностей явно недостаточно. Хотя всегда важен первый толчок. Без новых контрактов у предприятий не было бы стимула заниматься модернизацией. А вот если имеется рынок сбыта, то появляется и смысл покупать современное оборудование, монтировать печку другого размера, пресс другого тоннажа и так далее. В итоге госкорпорация помогла машиностроению встать на ноги. Цифры говорят сами за себя: за последние три года заказы атомной промышленности выросли на порядок, а за шесть лет — в 25 раз. Темпы более чем впечатляющие.

Но это только полдела. Большинство предприятий в данной сфере — монополисты: Ижорские заводы, «Силовые машины», «ЗиО-Подольск», Севмаш. А «родимые пятна» отсутствия конкуренции — это частые срывы сроков, не совсем удовлетворительное качество продукции и завышенные цены. Например, стоимость оборудования с длительным циклом изготовления для одного энергоблока по федеральной целевой программе развития атомного энергопромышленного комплекса составляла 13,1 млрд. рублей, производители же попросили вдвое больше — 26,5 млрд. рублей.

Началась борьба с монополизмом. Рядом с прежними поставщиками появлялись конкуренты (что в значительной степени было инициировано Росатомом). В итоге за несколько лет долю монопольных производителей оборудования для АЭС на российском рынке удалось снизить с 85% до 26% (см. рис. 1).

 

рисунок 1.

Как разрушается машиностроительная монополия? Есть три основных механизма: обращение в Федеральную антимонопольную службу, создание или привлечение альтернативных поставщиков и, в исключительных случаях, когда обойти монополиста не удаётся, госкорпорация его покупает.

Теперь факты. В начале 2008 года был один поставщик ловушки расплава активной зоны реактора, его изделие стоило 520 млн. рублей. К лету 2008 года число подрядчиков увеличилось до трёх, а цена упала до 268 млн. рублей. А в 2009 году появилось уже семь производителей, за ловушку расплава они требовали 195 млн. рублей. Ещё примеры. Подогреватели низкого давления для третьего блока Ростовской АЭС хотели продать за 643 млн. рублей, в итоге удалось сойтись на 345 млн. рублей. Оборудование шахты ревизии для Нововоронежской АЭС — 2: первоначальное предложение — 307 млн. рублей, окончательная цена — 134 млн. рублей. Комплект гидроамортизаторов перед тендером стоил 137 млн. рублей, в итоге цену сбили до 57,5 млн. рублей. И таких примеров уже тысячи.

ТОНКОСТИ ЗАКУПОК

Достижение 2010 года — запуск полноценной эффективной системы закупок. Было проведено около 15 тыс. открытых закупочных процедур на общую сумму 108 млрд. рублей. Экономия превысила 13 млрд. рублей. В этом году число публичных торгов увеличится в три раза, предполагаемая выгода — около 30 млрд. рублей.

Однако важно учитывать тот факт, что в атомной энергетике низкая цена не может быть единственным критерием определения бизнес-партнёра. Абсолютный приоритет — безопасность, а значит, в первую очередь важно качество продукции. Его рост также может быть обеспечен за счёт развития конкуренции среди производителей. В кулуарах форума «Атомекс 2010», который проходил в Москве с 30 ноября по 2 декабря, представители машиностроительных предприятий много рассказывали о том, как они модернизируют мощности, вкладывают средства в стенды и экспериментальную базу, переориентируются на мировые стандарты. И всё для того, чтобы бороться за контракты Росатома.

АТОМЭНЕРГОМАШУ ЕСТЬ КУДА РАСТИ

Госкорпорация сегодня работает с разными поставщиками оборудования. При этом отраслевые машиностроительные активы сосредоточены в Атомэнергомаше, который позволяет формировать конкурентную среду. Предприятия, объединённые в этот холдинг, способны делать практически всё необходимое для энергоблоков АЭС, за исключением корпуса реактора. К тому же в перспективе Атомэнергомашу предстоит вырасти до глобальной машиностроительной компании, производящей оборудование не только для атомных станций, но и для традиционной энергетики, химической и газовой промышленности (см. рис. 2).

 

рисунок 2.

 

Важно понимать, что конкуренция есть не только внутри страны. По оценкам экспертов, наш машиностроительный комплекс скоро будет готов выпускать по три полных комплекта оборудования для АЭС ежегодно. Однако с учётом зарубежного строительства госкорпорации в скором времени понадобится ежегодно четыре-пять комплектов. Этот дефицит будет покрываться уже за счёт размещения заказов на предприятиях за границей.

Масштабное развитие атомной энергетики в различных регионах мира предъявляет новые требования к системе работы с поставщиками машиностроительного оборудования и комплектующих. Самым перспективным считается азиатский рынок. Тут у нас есть шансы в ближайшие 15 лет получить заказы на строительство около 30 атомных энергоблоков, прежде всего в Индии, Китае, Вьетнаме и Турции. Но если всё оборудование везти из России, это влетит в копеечку. Более того, у некоторых заказчиков есть обязательное требование — значительная часть оборудования должна производиться внутри их страны.

Локализация — мощный тренд. Поэтому программа развития отрасли предусматривает создание международной сети поставщиков и закладку глобальной машиностроительной базы. Один из механизмов — организация совместных предприятий на местах. По такому пути Росатом планирует пойти в Азии. Сформированный таким образом зарубежный машиностроительный комплекс станет опорой для госкорпорации при осуществлении экспансии в этой части света.