Охота за «Ваней-Маней»

11 мая 2011

Судьба каждого фронтовика по-своему уникальна. О таких ветеранах, как почётный гражданин города Балаково Саратовской области, житель подшефного Балаковской АЭС села Натальино, полковник в отставке Владислав Паньков (1920 – 2011), принято говорить «рыцарь неба». В данном случае – Балтийского.

Владислав Паньков родился в Самарской губернии. Студент Саратовского автодорожного института, учитель и директор сельской школы (в 19 лет!), в 1940 году он решил круто изменить жизнь, поступил в Ейское военно-морское авиационное училище, а после отправился служить в авиацию Балтийского флота. Защищал Ленинград: летал на истребителях, сопровождал морские бомбардировщики и торпедоносцы. Едва не погиб в воздушном бою в апреле 1944 года.

В мирное время лётчик первого класса Паньков осваивал новую реактивную авиатехнику, поступившую на вооружение флота, а уволившись в 1958 году в запас, проводил большую работу по обучению и воспитанию молодёжи. Ратные заслуги Владислава Панькова отмечены четырьмя орденами Красного Знамени, орденами Красной Звезды и Отечественной войны, другими боевыми наградами.

ЭПИЧЕСКАЯ ЦЕЛЬ

В Великую Отечественную Владислав Паньков принимал участие в разных по сложности боевых операциях. Об одной из них он незадолго до своей кончины рассказал автору этих строк. Итак, по порядку.

Союзник фашистской Германии Финляндия располагала скромным военно-морским флотом – в основном небольшими кораблями. Имелись и подводные лодки, а единственными крупными судами являлись однотипные броненосцы береговой обороны «Вейнямёйнен» и «Ильмаринен», названные в честь героев знаменитого эпоса «Калевала». То были весьма грозные корабли, вооружённые превосходными шведскими 254-миллиметровыми пушками. Их корпуса создали по типу ледокола, что позволяло использовать броненосцы зимой в условиях скованных льдом Ботнического и Финского заливов.

«Ильмаринен» и «Вейнямёйнен» значились в списке приоритетных целей для Балтийского флота и его авиации. Задача потопить броненосцы ставилась советским военморам ещё в финскую войну 1939 – 1940 годов, однако броненосцы надёжно прятали в шхерах.
По мощи артиллерии они превосходили все корабли Балтфлота за исключением линкоров «Октябрьская Революция» и «Марат».

В 1941 – 1942 годах в тяжёлых условиях обороны блокадного Ленинграда запертому в Финском заливе Балтийскому флоту явно было не до «Вейнямёйнена», прозванного нашими моряками-острословами «Ваней-Маней». О нём вспомнили в 1943 году, и задача по его обнаружению и уничтожению вновь была возложена прежде всего на военно-воздушные силы Балтийского флота.

Дело оказалось нелёгким: финны умело маскировали броненосец, переходивший с одной шхерной якорной стоянки на другую. Но вот 8 июля 1944 года воздушная разведка доложила об обнаружении похожего на «Ваню-Маню» корабля в порту Хельсинки. 12 июля «объект» перешёл в порт Котка, где размещалась главная база лёгких сил немецкого и финского флотов в Финском заливе. Там его снова обнаружили самолёты советской морской авиации, один из которых – истребитель Як-9 – пилотировал 24-летний капитан Владислав Паньков.

Это была удача. В тот же день корабль атаковала группа бомбардировщиков Пе-2, однако из-за сильного зенитного огня им не удалось выполнить задание. Командование военно-воздушных сил Балтийского флота под началом генерал-полковника Самохина решило тщательно спланировать новый, комбинированный авиаудар.

ДОСАДА ВЗЯЛА

– С начала 1944-го авиация Балтийского флота была нацелена на то, чтобы обязательно обнаружить и потопить «Ваню-Маню», – вспоминал Владислав Паньков. – К удару в Котке привлекли две группы пикирующих бомбардировщиков Пе-2 и штурмовики Ил-2. Зенитные батареи у него были в шхерах. Прикрытие ударных групп возлагалось на 13-й, где я служил, и 21-й истребительные авиационные полки. Операция была намечена на 16 июля. Истребители противника даже и не пытались противодействовать удару, так что над районом Котки было сразу завоёвано превосходство в воздухе. Однако зенитный огонь с кораблей и земли оказался очень мощным.

Удар по «Ване-Мане» под нашим прикрытием наносили пикировщики Пе-2 героя Советского Союза полковника Ракова, которому поручили это задание с учётом его выдающегося боевого мастерства. Раков был умелым командиром, настоящим лётчиком-снайпером. Получив прямые попадания авиабомб, вражеский корабль, отчаянно ведя зенитный огонь, затонул. Но и у нас были потери – два Пе-2 и один Ил-2. Советское радио объявило всему миру, что наша морская авиация уничтожила крупнейшую единицу финских военно-морских сил – броненосец «Вейнямёйнен». За участие в этой операции меня наградили третьим орденом Красного Знамени. В истребительном прикрытии пикировщиков я был ведомым, а ведущим у меня был командир нашего полка Мироненко.

Каково же было наше огорчение, когда выяснилось, что мы потопили совсем другой корабль! А выяснилось это очень скоро, в сентябре 1944 года, когда Финляндия заключила перемирие с СССР и сама начала боевые действия против немцев. В ходе переговоров о своей фактической капитуляции финны пригласили советскую правительственную делегацию во главе с Молотовым на борт «Вани-Мани». Это, конечно, они сделали умышленно – чтобы известить весь мир: мол, Советский Союз рассказывал басни о потоплении броненосца, который на самом деле целёхонек. Вместо «Вани-Мани» мы отправили на дно немецкую плавучую зенитную батарею «Ниобе». Конечно, досада нас взяла!

НОВОЕ ИМЯ ТРОФЕЯ

Досада фронтовика понятна. Но говорить о неудаче нельзя: «Ниобе» – крупный боевой корабль водоизмещением 3,5 тыс. т, по своему силуэту сходный с «Ваней-Маней». Это сегодня есть космические системы слежения, а тогда разведка с воздуха была сопряжена с активным противодействием истребителей и зенитной артиллерии врага, прибавьте сюда ещё погодные условия. Кроме того, «Ниобе» являлась важной, хорошо вооружённой боевой единицей. Командующий Балтийским флотом адмирал Трибуц и командующий ВВС флота генерал-полковник Самохин всячески старались успокоить и ободрить лётчиков тем, что «Ниобе» был примерно равноценен «Ване-Мане».

Вдобавок к мощному зенитному вооружению «Ниобе» имел современнейшую на тот момент радиолокационную станцию ПВО типа «Вюрцбург». Эта потеря оказалась очень чувствительной. Некоторые отечественные источники приводят данные, что вместе с «Ниобе» в Котке был потоплен ещё и крупный транспорт противника водоизмещением 6 тыс. т. Словом, поработали балтийские лётчики на славу.

Следует добавить, что после окончания Второй мировой войны проходил «Ваня-Маня» под национальным флагом недолго. В 1947 году Советский Союз вынудил Финляндию продать ему «Вейнямёйнен»: негоже было побеждённой стране иметь такой опасный корабль. Броненосец в том же году включили в состав сил Кронштадтской военно-морской крепости под новым именем – «Выборг». «Трофейному» кораблю дали название «трофейного» города. В 1949 году судно переклассифицировали в монитор (броненосный артиллерийский корабль). «Выборг» прослужил до 1966 года. Так что, наверное, и хорошо, что его не потопили тогда, в 1944-м.

Константин ЧУПРИН,
«Страна РОСАТОМ»

 

СПРАВКА

Село Натальино находится рядом с Балаковской АЭС. В 1977 году тогдашний колхоз им. Карла Маркса осуществил отчуждение под строительство атомной станции 745 га земли. Выбранная площадка с точки зрения инженерно-геологических условий характеризовалась идеальным рельефом. Администрация Балаковской АЭС, расположенной на территории Натальинского муниципального образования, оказывает большую помощь в социальном развитии села. Особое внимание атомщики уделяют поддержке местных ветеранов войны и трудового фронта.