17 октября 2011

Иран создает атомную бомбу (Le Figaro, Франция)

ИноСМИ

Собрав доказательства, МАГАТЭ намеревается прямо заявить о военном характере ядерной программы Тегерана.

Новый отчет должен стать самой жесткой и исчерпывающей публикацией Международного агентства по атомной энергии о состоянии ядерной программы Ирана. Как следует из полученной Figaro информации, руководство МАГАТЭ, которое на протяжении нескольких лет предпочитало проявлять осторожность, на будущем собрании 17 ноября в Вене готово сделать резкое заявление и представить доказательства военного характера этой иранской программы, нацеленной на создание бомбы.

«Этот доклад станет одним из самых значимых документов по этой проблеме», - утверждает осведомленный специалист.

Для Парижа и государственных служб, которые обеспокоены распространением ядерного оружия, военный характер иранской программы уже давно является секретом Полишинеля: они опираются на спутниковые снимки, отчеты экспертов и рассказы перебежчиков. Тем не менее, хотя  ооновское агентство и не скрывало озабоченности по поводу идущего в Иране обогащения урана, оно никогда так открыто не говорило о ней, как собирается сделать в будущем месяце. Так в чем причина?

Прежде всего дело в том, что, несмотря на ударившую по режиму в 2009 году волну политических протестов, Иран продолжает упорно двигаться по пути к атомной бомбе. Установка новых реакторов, создание дополнительных центрифуг, активные работы по обогащению топлива...

Нет ничего нового под солнцем, скажут специалисты по иранской проблеме. Некоторые из них считают, что МАГАТЭ могло бы ударить кулаком по столу гораздо раньше. Тем не менее, уход Мохаммеда эль-Барадеи с должности главы агентства в конце 2009 года, по мнению определенных экспертов, дал больше свободы специалистам агентства и стал залогом прихода новых, более профессиональных сотрудников. Бывшего гендиректора МАГАТЭ действительно долгое время подозревали в минимизации масштабов иранской ядерной программы или даже сокрытии некоторых ее составляющих.

Гонка со временем

Кроме того, дипломатическая и геополитическая ситуация также объясняет перемену тона МАГАТЭ. В западных столицах убеждены, что начинать действовать для решения этой проблемы нужно до 2012 года, когда должна состояться целая череда важных выборов. Прежде всего это касается Москвы, где объявленное возвращение в президентское кресло Владимира Путина может вылиться в ужесточение позиции России по отношению к Западу. С учетом роста напряженности перед посвященным противоракетной обороне саммитом НАТО в Чикаго, российская власть, как считают дипломаты, может попытаться разыграть иранскую карту, чтобы заставить прислушаться к своему мнению. В Вашингтоне различные препятствия, которые встретились на пути Барака Обамы, могут вынудить президента США на время отвлечься от некоторых международных вопросов, чтобы сосредоточиться на внутренних проблемах. В Париже возможное поражение Николя Саркози, который сделал иранский вопрос одним из приоритетов своей внешней политики, может ослабить решимость Франции противодействовать Тегерану. В Пекине приход к власти пятого поколения в Коммунистической партии, а также парламентские и президентские выборы на Тайване могут далеко отодвинуть иранский вопрос в повестке дня. К этому нужно добавить убежденность некоторых наблюдателей в том, что принятые против Тегерана международные санкции начинают приносить плоды, пусть даже власть и пытается скрыть их экономические последствия.

Другими словами речь идет о гонке со временем, которую западные столицы начали несколько месяцев тому назад, чтобы ударить по иранским властям, пока не стало слишком поздно и пока это позволяет геополитический контекст.

Чтобы добиться поставленной цели, эти страны передали МАГАТЭ большое число документов по ядерной программе Ирана. Коме того, они ведут подготовку новых санкций, которые призваны ускорить возможное падение режима. Хотя некоторые эксперты и считают, что помешать Ирану создать бомбу уже слишком поздно, они все равно больше всего опасаются, что этот процесс может быть завершен при текущем режиме. К тому же им не хотелось бы, чтобы Израиль решил нанести удары по иранским объектам, так как подобные действия повлекут за собой тяжелейшие последствия для всего региона.