СМИ 17 апреля 2017

Профсоюз атомщиков сконцентрировался на сохранении рабочих мест и росте зарплат

Николай Федоров / "Солидарность"

Средний заработок в атомной энергетике почти вдвое превышает общероссийский уровень, однако экономический кризис отметился и в этой отрасли: темп роста зарплат снизился, уменьшается количество рабочих мест. Головной боли добавила и спецоценка условий труда. Успехи и проблемы последней пятилетки представители трудовых коллективов атомной энергетики обсудили на очередном съезде. И заодно определились с командой, которая будет возглавлять дальнейшую работу профсоюза.

ЗАРПЛАТЕ - ВРЕМЯ

68,2 тыс. рублей - таков на сегодня средний уровень зарплаты работников атомной энергетики. Интересно посмотреть и на динамику. За пять лет заработок “усредненного” атомщика вырос более чем на 40%, по итогам 2016 года в 1,85 раза превысив среднюю зарплату в России (36,7 тыс. рублей). Для сравнения - пять лет назад превышение составляло 1,7. При этом известный пример со “средней температурой по больнице” в данном случае не столь актуален: у сотрудников основных специальностей заработки по отрасли даже выше средних. Так, в сфере инжиниринга за 2016 год - более 98 тыс. рублей.

Вопрос доходов работников определенной отрасли чаще всего является ключевым на любом крупном профсоюзном мероприятии. И V съезд профсоюза работников атомной энергетики и промышленности, состоявшийся 5 - 6 апреля, не стал исключением. Зарплатам была посвящена внушительная часть и доклада председателя организации Игоря Фомичева (на фото), и дальнейшего обсуждения его речи.

Как пояснил Фомичев, добиться внушительного роста доходов работников профсоюзу удалось благодаря совместной, слаженной работе всех структур Профатома. Гарантии индексации окладов и тарифных ставок для сотрудников атомных производств были внесены в два последних отраслевых соглашения. Правда, экономический кризис нанес удар и по высокой энергетике. Если в 2013 и 2014 годах индексацию в установленном порядке провели в большинстве организаций отрасли, то в следующие два года профсоюзу пришлось пойти навстречу работодателю, согласившись на “особые условия” компенсации доходов.

Другая сторона вопроса - заработки медицинских работников, относящихся к структуре Федерального медико-биологического агентства, многие сотрудники которого традиционно входят в Профатом. В основном это жители закрытых моногородов, ориентированных на атомную промышленность. Как и у прочих бюджетников, их доходы далеки от довольно позитивных показателей ядерной отрасли. В том числе потому, что структуры ФМБА неохотно идут на предложенные профсоюзом изменения ОТС. Так, в проекте нового соглашения, направленного в ФМБА России в январе 2016 года, остаются несогласованными разделы “Оплата труда” и “Условия охраны труда”.

Но даже несмотря на эти нюансы, атомная энергетика по доходам на голову выше многих других промышленных секторов. На что и обратил внимание председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков на съезде, поставив атомщиков в пример другим:

- Мы сегодня наблюдаем, что политика государства в области зарплаты недостаточно активная, противоположная интересам общества и каждого человека. Последние годы ведется политика занижения заработной платы, начиная с бюджетников и далее распространяясь на все отрасли, в том числе производственные. Ваша отрасль - одна из важнейших для нашей страны, и здесь ответственно подходят к вопросу оплаты труда. В атомной отрасли общая тенденция с зарплатами заслуживает внимания других отраслей.

Заодно Шмаков напомнил делегатам, что Профатому и ФНПР пора перейти от “сожительства в гражданском браке” (отраслевой профсоюз и профцентр России сотрудничают по договору) к нормальным, “семейным” отношениям. В том смысле, что стать уже единой структурой. По мнению профлидера, это усилит все профсоюзное движение России.

РАБОТЕ - МЕСТО

Значимая проблема, с которой столкнулась атомная отрасль, - это сохранение старых рабочих мест и создание новых. Участники съезда не просто обсудили проблему, но и обозначили работу над ней в числе основных задач профсоюза на будущий период. Как рассказали сразу несколько делегатов съезда, вопрос заключается в том, что темп ввода новых мощностей на производствах запаздывает, не поспевает за закрытием старых площадок. Оптимизация и объединение производств зачастую приводит к потере квалифицированных кадров.

- Мы гордимся тем, что у нас высокотехнологичная и наукоемкая отрасль. Новые технологии, прогресс неизбежно приводят к автоматизации - меньшее количество работников занято в производстве. Возникает вопрос: где новые производства, основанные на результате этой высокой технологичности? Новые блоки АЭС строятся в стране как замещающие мощности. Исключением, пожалуй, является лишь проект “Прорыв”, который обещает только в Северске дать около тысячи новых рабочих мест. В остальном - у нас и наука, и технологии работают только на сохранение рабочих мест. А хотелось бы, чтобы создавались новые, - отметил Игорь Фомичев в докладе.

Судя по ответу представителя руководства госкорпорации “Росатом”, там эту проблему знают хорошо и готовы ее решать.

- Без новых проектов жить на старом заделе уже невозможно. До последнего времени мы, по сути, эксплуатировали наработки прошлых, еще советских лет. Нам нужно совместно активизировать работу, идти вперед. Жить надо будущим, теми технологиями, которые будут к 2030 году, - заявил первый заместитель генерального директора по ядерно-оружейному комплексу Росатома Иван Каменских. И отметил, что в структуре компании в свете наполнения производств новыми заказами осознают необходимость создания новых, направленных на инновационное развитие рабочих мест.

Продолжая разговор о рабочем месте, следует упомянуть и еще одну “боль”, которая в последние годы стала общей для всех производственников. Речь идет о спецоценке условий труда. Как отметили участники съезда, практика ее проведения несет для работника дополнительные риски, связанные с неоправданной потерей установленных государством гарантий и компенсаций. Так, при проведении СОУТ имели место попытки отдельных работодателей отменить или снизить размеры положенных по законодательству гарантий и компенсаций работникам за вредные условия труда. Законные интересы работников отстаивались при поддержке профсоюза, в том числе в судебных инстанциях.

Не во всех организациях отрасли уделяется должное внимание разработке правил назначения конкретных размеров гарантий и компенсаций за вредные условия труда в увязке с положениями действующего законодательства. Профсоюз принимал соответствующие меры, которые позволили снизить, а в ряде случаев исключить эти потери. Важным результатом работы профсоюза является реализация Минтрудом России предложений РПРАЭП, по которым работникам ядерного оружейного комплекса ГК “Росатом”, выполняющим опасные и особо опасные операции, впервые устанавливаются гарантии и компенсации за напряженность трудового процесса. Удалось также исключить средства индивидуальной защиты от радиационных факторов из числа средств, использование которых снижает класс условий труда и, соответственно, уменьшает размеры гарантий и компенсаций.

*   *   *

Важной частью съезда стали выборы председателя профсоюза и его замов. По итогам голосования Профатом вновь возглавил Игорь Фомичев, которого делегаты предложили и выбрали единогласно. Помогать осуществлять “генеральную линию профсоюза” ему будут Юрий Борисов и Владимир Кузнецов.

Кроме того, участники совещания разработали план действий на следующую пятилетку. В него вошли такие задачи, как организационное укрепление профсоюза, максимальное сохранение рабочих мест и создание новых в условиях реструктуризации организаций и оптимизации численности персонала. Также профсоюзные лидеры намерены сконцентрироваться на отстаивании достойной оплаты труда работников атомной отрасли в условиях постоянного роста цен и на сохранении уровня соцгарантий для сотрудников предприятий.