СМИ 18 мая 2017

Новоуральск — не только атомград: закрытый город учится делать автодетали и мусороперерабатывающие комплексы

Из Новоуральска, как из любого провинциального городка, утекает рабочая сила. Градообразующее предприятие больше не в состоянии обеспечить работой всех атомщиков. Спасение от социального взрыва — в развитии новых производств. Как закрытое административно-территориальное образование живет в преддверии больших перемен — в репортаже 66.RU.

Новоуральск, в отличие от многих других свердловских городов, переживает смысловой ренессанс. Закрытое административное территориальное образование, которое в советские годы служило одновременно ядерным щитом и ядерной дубинкой, нащупывает новые точки роста, связанные с гражданским производством.

Градообразующее предприятие — Уральский электрохимический комбинат — по-прежнему играет колоссальную роль в жизни 80-тысячного городка. Выручка УЭХК за прошлый год составила 22,9 млрд руб., в свердловскую и федеральную казну суммарно отчисляется 3,5 млрд руб. налогов. Для сравнения: столько же составляет годовой бюджет всего Новоуральска. Конспирологи уверены, что переезд мэра Владимира Машкова в Калининградскую область организовала госкорпорация в своих интересах.

За счет автоматизации процессов постоянно сокращается штат оборонного завода, а благодаря современным технологиям высвобождаются большие площади. Оба фактора дают возможность диверсифицировать экономику. В нулевые годы в атомграде чуть было не наладили сборку китайских и индийских автомобилей, в десятые все-таки запустили производство медицинских препаратов. Из масштабных проектов, пожалуй, всё.

На основном производстве комбината трудятся 2,2 тыс. человек, еще пять тысяч обслуживают вспомогательные цеха. Сегодня главным товаром УЭХК, входящего в компанию ТВЭЛ («дочка» госкорпорации «Росатом»), является обогащенный уран для атомных станций. Последний компонент для ядерной боеголовки в рамках оборонзаказа сошел с конвейера в 1989 г. Производство ведется с помощью газовых центрифуг, занимающих четыре километровых ангара, — тайной технологии, которая оберегается не хуже, чем места базирования комплекса «Тополь-М».

В основных цехах (четыре ряда в высоту и восемь в длину) стоят блоки газовых центрифуг. Один блок — 20 центрифуг, в них происходит разделение изотопов. Уран, обогащенный изотопом U-235, с помощью центробежной силы концентрируется ближе к оси ротора, потом выводится в трубопровод и помещается в герметичные контейнеры.

 

Большую часть продукции (до 80%, заказы на 100 млрд руб.) комбинат экспортирует практически во все страны, владеющие атомной энергией: Франция, США, Великобритания, Германия (первая поставка была в 1973 г.).

Дальше, для упаковки и отправки заказчикам, газ попадает в цех-челнок. Тут ведется учет продукции, поступающей на завод и отгружаемой с завода. Спецгруз транспортируется (в том числе за рубеж) в специальных капсулах, которые нивелируют температурные колебания и держат концентрацию химвещества на одном уровне.

В этой комнате с малахитовыми стенами обычно сидели американские наблюдатели. Они следили за работой советских атомщиков и контролировали упаковку и содержимое товара, который вскоре отправится за океан. Поэтому в помещении стояла дорогая мебель, а в отделке использовались самые современные на тот момент материалы. Можно сказать, что для иностранцев комната была лицом атомной промышленности СССР.

В десятые годы УЭХК распался на десяток отдельных юридических лиц. Компании, которые влияют на основную деятельность, стали дочерними, сервисные и обслуживающие предприятия — аутсорсерами. Топ-менеджер из УЭХК объясняет, что дискретное производство велось неэффективно и по остаточному принципу.

Олег Елистратов, замгендиректора УЭХК по развитию неядерного бизнеса:

— С одной стороны, компании, которые вывели из юрлица, оказывают комбинату те же услуги, что и раньше. С другой — у них появилась мотивация выходить на рынок с новыми продуктами и получать прибыль. Им было сказано: «Вы должны оптимизировать затраты, персонал, просчитать финансово-экономическую модель». Вся страна перешла на рыночные рельсы лет на десять раньше нас. Дело в том, что по закону в ЗАТО идут большие субсидии со стороны федерального и областного бюджетов. Мы долго жили оторванно от реальности, а потом стали резко в эту жизнь встраиваться.

Новое (девятое) поколение газовых центрифуг, которые заполняют завод, в 3–4 раза производительнее старых версий. Учитывая, что после Фукусимы атомная энергетика растет меньшими темпами, чем ожидалось, а в регионах дефицита электроэнергии нет, отпала необходимость наращивать производственные мощности в Новоуральске.

Так на территории предприятия появились научно-производственное объединение «Центротех» и компания «Эко-Альянс». Первые занимаются выпуском накопителей для литий-ионных аккумуляторов и систем очистки буровых растворов для нефтегазового комплекса, вторые — сборкой каталитических блоков для дезактивации выхлопов автомобилей. Технологию продали американцы после их выхода из совместного бизнеса, который был построен для УЭХК на кабальных условиях.

Пробную партию систем очистки буровых растворов заказало ООО «Уралмаш — Нефтегазовое обрудование холдинг» в рамках проекта импортозамещения. На сегодняшний день НПО имеет заказы на 20 машин, стоимость каждой — 30 млн руб.

Что касается накопителей, то их как компонент зарядного устройства использует новосибирский завод «Лиотех» — портфельный проект «Роснано» (еще одной госкомпании). В НПО утверждают, что рынок для электронакопителей еще не сформирован, но в дальнейшем их будут ставить на электротранспорт отечественного производства и установки бесперебойного питания.

На «Эко-Альянсе» делают деталь выхлопной системы автомобиля: катализатор для деактивации выхлопов, разогревающий газы до 700 градусов. Внутри корпуса расположена керамическая конструкция, на которую нанесен тонкий слой сплава из тайных ингредиентов. Соты нужны, чтобы увеличить площадь контакта выхлопных газов с очищающей поверхностью.

В «Эко-Альянсе» хвастаются: нейтрализаторы соответствуют требованиям экологического стандарта не только «Евро-5» (сейчас принят в России), но и «Евро-6». Предприятие закрывает до 70% потребностей АвтоВАЗа, а антитоксичная система установлена на новых модельных рядах Lada — Vestа и XRay. Сейчас идут переговоры с китайскими и индийскими автоконцернами.

Еще УЭХК сдал в аренду на 10 лет ангар производителю изоляционных материалов для домов и защитной упаковки. Компания Penoterm переехала в Новоуральск из Екатеринбурга из-за более дешевых площадей. По словам ее владельца Алексея Гончарова, уральский производитель уже заключил контракты на поставку своей продукции с федеральными сетями Leroy Merlin, OBI, производственными предприятиями Samsung Rus, LG Electronics, Magna, АО «Автотехника» и др.

Алексей Гончаров, владелец Penoterm:

— Мы являемся поставщиками всех крупнейших строек России. Я построил завод без профильного большого инвестора и на российские деньги. Это возможно.

Кроме того, в ЗАТО зашел разработчик мобильных мусороперерабатывающих комплексов «Кибертоп Экосистемс». Установка монтируется на автомобильном шасси, перемещается между населенными пунктами по мере накопления там отходов, использует доступные виды топлива — отходы деревообработки. Сжигание отходов происходит при температуре свыше 1500 градусов, указано в описании технологии.

В жилу пришлась федеральная программа для территорий опережающего развития, которая предполагает льготные фискальные условия для резидентов в моногородах (нулевые ставки по налогу на прибыль и налогу на имущество). В рамках ТОР в Новоуральске появятся дополнительные 2,5 тыс. рабочих мест, инвестиции в проект могут составить не менее 20 млрд руб., они пойдут на замену средств производства.

Пока из Свердловской области вожделенный статус получил только Краснотурьинск с его заброшенными территориями Богословского алюминиевого завода, на очереди — Первоуральск и Новоуральск, подавший заявку в Министерство экономики РФ полтора года назад. В концепции — 26 проектов, 11 из них уже присутствуют на площадке.

Областные власти преподносят это как результат собственных лоббистских усилий, хотя тут можно усмотреть влияние крупных финансово-промышленных групп (РУСАЛа — в Краснотурьинске, Группы ЧТПЗ — в Первоуральске и «Росатома» — в Новоуральске). В этом контексте перспективы атомного ЗАТО выглядят предпочтительнее: Сергей Кириенко до осени 2016 г. возглавлял «Росатом», а сейчас занимает пост председателя наблюдательного совета госкорпорации и курирует всю внутреннюю политику, в том числе губернаторские выборы, на должности первого заместителя главы кремлевской администрации.

В Новоуральск постоянно возвращаются дополнительные налоговые отчисления градообразующего предприятия. Об этом пару лет назад договорились губернатор Евгений Куйвашев и Сергей Кириенко. В феврале 2016 г. было объявлено о 200 млн руб., через пять месяцев — еще о 600 млн руб. В этом году 30 млн руб. будет потрачено на строительство выставочного центра — современного здания из стекла и бетона рядом с концертно-спортивным комплексом. По словам Олега Елистратова, там будут выставляться товары, производимые в городе.

Болевая точка в деятельности комбината — экология. В декабре прошлого года под Новоуральском открылся полигон финального захоронения радиоактивных отходов объемом 15 тыс. кубометров (до этого в России существовали только склады, где срок содержания отложений не превышает 30 лет). По задумке, утильсырье 3–4-го классов будет находиться в спецконтейнерах под землей весь период потенциальной опасности — то есть до 500 лет. К 2020 г. планируется ввод второй и третьей очередей, куда «хвосты» будет свозить не только УЭХК, но и другие предприятия атомной отрасли. Общий объем хранилища с учетом расширения составит 54 тыс. куб. м.

Представители «дочки» «Росатома» — Национального оператора по обращению с радиоактивными отходами — уверяют в безопасности процедуры и соответствии стандартам МАГАТЭ. На УЭХК подчеркивают, что на площадке нет накопленных радиоактивных отходов 3-го класса опасности, но после 2018 г. при разборке объектов ядерной установки и изменении производственной программы их образование вероятно.