Атомная история. Том второй

11 октября 2018

На второй лекции научных чтений советник гендиректора «Росатома» Владимир Асмолов рассказал о прошлом, настоящем и будущем атомной энергетики в России и мире. Приводим выдержки и вопросы из зала.

— Уже написан первый том нашей атомной истории под названием «Ядерный щит и атомная энергетика страны». Мы знаем многочисленных авторов во главе с Курчатовым, Славским, Харитоном, Сахаровым, Александровым. Наше дело — написать второй том, «Атомная энергетика и ядерный щит». Обе цели остаются, я лишь поменял приоритеты.

— По поручению Алексея Лихачева разрабатывается стратегия развития нашей отрасли. У нас есть консенсус по требованиям к ядерной энергосистеме. Первое — гарантированная безопасность и экономическая эффективность, это ясно. Второе — структура должна обеспечить многоцелевое использование. Мы сегодня производим только электроэнергию за счет ядерного источника. Естественно, надо стремиться к расширению рынков сбыта: теплоснабжение, опреснение воды и новые энергоносители. Третье — сырьевая база не должна иметь ограничений на исторически значимый период времени. И наконец, мы должны доказать, что умеем хорошо обращаться с ОЯТ и РАО. А это возможно только через замыкание ядерного топливного цикла.

— Цели атомной энергетики России — сохранение и развитие ядерной генерации в стране и атомного экспорта прежде всего за счет повышения эффективности технологии ВВЭР. Я могу с уверенностью сказать: в ближайшие 20 лет никакого другого продукта сопоставимого масштаба на внешнем рынке у нас не будет. Нужно внедрять технологии нового поколения, чтобы через 20 лет они тоже стали продуктом. Но продавать нужно то, в чем ты абсолютно уверен.

— Главная наша задача на сегодня — это работа с технологией ВВЭР. Мы знаем, как сократить издержки, как улучшить наши проекты. Надо подумать о расширении мощностного ряда.

«УЖЕ НАПИСАН ПЕРВЫЙ ТОМ НАШЕЙ АТОМНОЙ ИСТОРИИ ПОД НАЗВАНИЕМ «ЯДЕРНЫЙ ЩИТ И АТОМНАЯ ЭНЕРГЕТИКА СТРАНЫ». МЫ ЗНАЕМ МНОГОЧИСЛЕННЫХ АВТОРОВ ВО ГЛАВЕ С КУРЧАТОВЫМ, СЛАВСКИМ, ХАРИТОНОМ, САХАРОВЫМ, АЛЕКСАНДРОВЫМ. НАШЕ ДЕЛО — НАПИСАТЬ ВТОРОЙ ТОМ»

— Переход на закритические параметры позволит повысить КПД наших установок с 36 % до 45 – 46 %. Но на сегодня у нас нет необходимых высокотемпературных конструкционных материалов. Это еще одна задача.

— На следующем этапе развития, после 2040 года, нам предстоит создать двухкомпонентную ядерную энергосистему на основе тепловых и быстрых реакторов, которая будет сама себя обеспечивать топливом и решать вопросы с ОЯТ и РАО. Мы должны наконец определиться, будем ли вводить торий в ЯТЦ.

— По замкнутому топливному циклу что мы имеем? На промышленном уровне продемонстрированы технологии переработки ОЯТ, на опытно-промышленном уровне — таблеточная и вибротехнология производства МОКС-топлива для быстрых реакторов. Идут разработки альтернативных технологий топливного цикла с быстрыми реакторами, ведутся серьезные работы по нитридному топливу. Пока без большого успеха, но идут работы по сухим методам переработки.

— В реакторах ВВЭР необходим переход к спектральному регулированию, которое позволит нам сделать так, чтобы в двухкомпонентной системе коэффициент воспроизводства топлива для ВВЭР вырос с 0,4 до 0,8, и отказаться от борного регулирования. И если в быстрых реакторах этот показатель будет 1,2, то в целом по ядерной энергосистеме мы получим коэффициент 1. Тогда мы сможем замкнуть цикл.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Михаил Колодкин, «Росатом»: Мы в свое время почти построили атомную станцию теплоснабжения (АСТ), была написана программа ее пуска, но не сложилось. Не пришло ли время вернуться к этой идее?

Владимир Асмолов: Я прекрасно помню этот проект, сам занимался обоснованием его безопасности. Проект идеальный, но такая станция должна быть расположена в центре города. Пока не все готовы жить рядом с атомной станцией.

Анжелика Хаперская, «Росатом»: Довольно длительное время тепловые и быстрые реакторы будут существовать одновременно. Оценивали ли вы их соотношение в энергетической системе?

В. А.: Оценки существуют разные. Зависит от того, какие будут коэффициенты воспроизводства, технические характеристики энергоблоков. Я считаю, что оптимальное соотношение — один к одному.

Григорий Назаров, «Атомэнергопромсбыт»: Как оцениваете требуемый рынком масштаб повышения экономической эффективности ВВЭР, чтобы они продержались еще 20 лет? Если рынок потребует в два раза удешевить киловатт-час с наших станций, сможем ли мы этого достичь?

В. А.: В два раза не сможем. Вообще, ваше ценообразование для меня сложнее, чем теория относительности или высшая математика. Я, например, не понимаю, зачем нам договоры поставки мощности нужны. Мы сами себя вводим в зону неэффективности ради достижения каких-то сиюминутных целей. Я всем сбытовикам желаю думать о вечности.

Юрий Ашурко, ФЭИ: Каковы будут темпы и сроки ввода быстрых реакторов?

В. А.: Все зависит от того, когда они нам понадобятся. Есть проблемы работы в открытом топливном цикле. Но какие проблемы? Проблемы с ураном у нас сейчас есть. Топливо для быстрых реакторов дороже, чем топливо для действующих установок. Когда цены на топливо станут сопоставимы, тогда и придет время. Мы имеем сегодня хорошую технологию быстрых натриевых реакторов. Недавно мы рассматривали ее на НТС и решали вопрос: немедленно начать инвестиционный проект по строительству БН-1200 или нет. НТС показал, что ОКБМ и ФЭИ провели огромную работу по улучшению этого проекта, появился ряд новых технических решений. Они пока не апробированы. НТС рекомендовал дать еще время на доработку, а генеральный конструктор согласился.

У нас есть очень хорошая идея свинцового аппарата. Есть желание научного руководителя «Прорыва» Евгения Адамова к 2025 году запустить опытно-демонстрационный реактор БРЕСТ-300. Но потом надо поработать на этом аппарате, посмотреть на наши технические решения в действии. Также надо заниматься переработкой. Надо решить вопрос, будем ли мы использовать МОКС-топливо в ВВЭР в двухкомпонентной системе.

Иван Каменских, первый заместитель главы «Росатома», руководитель дирекции по ЯОКу: Какой вы видите программу материаловедения на ближайшие 10 – 15 лет?

В. А.: Нам нужны высокотемпературные материалы. Недавно НТС рассматривал вопрос: насколько мы готовы к реализации проекта ВВЭР-СКД? По конструкционным материалам не готовы совсем. Такие материалы нужны и для ВТГР. Нужны новые материалы для оболочек твэлов быстрых реакторов. Я считаю, чтобы совершить технологический прорыв, в первую очередь в госкорпорации нужно создать две программы: материаловедческую и по теплофизическим свойствам в закритической области.