Строительство рудника №6 на ППГХО сдвинулось с мёртвой точки

11 декабря 2018

Разговоры вокруг запуска шестого рудника в Краснокаменске ведутся давно, года так с 2015. Мешала начать активные действия в этом направлении всё это время, как обычно, нехватка денег. Но к нынешнему году, наконец, эту проблему вроде бы удалось утрясти, и весной Приаргунское производственное горно-химическое объединение (ППГХО) торжественно приступило к строительству. С тех пор новостей с краснокаменских рудников не так много, так что давайте по-' смотрим, как там обстоят дела на сегодняшний день.

Путь далёк лежит

Новые месторождения урана в районе Краснокаменска, получившие названия Аргунское и Жерловое, были открыты ещё в 8о-х годах прошлого века. Тогда же, было, приступили к строительству рудника№6 для их разработки. Но грянули печально известные 90-е, и шестой рудник остался законсервированным до лучших времён.

Долгих 20 с лишним лет о нём никто не вспоминал, пока регион не столкнулся лицом к лицу с серьёзнейшей проблемой — запасы урановой руды на действующих рудниках №1 и №8 подошли к концу. В 2015 году выяснилось, что разрабатываемые месторождения истощатся уже к 2022 году. Под угрозой исчезновения оказался второй по величине город в Забайкальском крае, ведь Краснокаменск, по сути, является моногородом и напрямую зависит от ППГХО. А вот введение в эксплуатацию шестого рудника позволило бы оттянуть этот трагический момент минимум на 20 лет. Руководство объединения забило тревогу. Главой региона в то время был Константин Ильковский, он твёрдо пообещал найти деньги на строительство. К сожалению, этому начинанию не суждено было сбыться, и перспектива превратиться в город-призрак дамокловым мечом нависла над Краснокаменском. Начали даже подсчитывать, во что обойдётся расселение 50-тысячного города. По предварительным оценкам это вылилось бы в чудовищную сумму — около 240 миллиардов рублей.

Стало очевидно, что денежный вопрос, так или иначе, придётся утрясать, причём дальше терпеть уже некуда. Следующий по очереди забайкальский губернатор Наталья Жданова в мае 2017-го на «Днях Забайкальского края в Совете Федерации» представила план социально-экономического развития региона до 2030 года, где одним из пунктов значился и рудник№6. В целом федералы проект одобрили, но вот конкретные «живые» деньги выделили весьма ограниченному числу проектов. К счастью, на этот раз в их число, наконец, попало и строительство шестого рудника.

На сегодняшний день уже выплачен первый миллиард, в следующем году АО «Атомредмедзолото», в контур управления которого входит ППГХО, получит от государства ещё 1 миллиард 800 миллионов целевых рублей, это уже заложено в бюджет на 2019 год.

Процесс пошёл

Дело сдвинулось с мёртвой точки. О начале строительства объявили уже в январе 2018-го, а в марте к этому самому строительству торжественно приступили. На текущий момент всё продвигается в соответствии с утверждённым графиком, что не может не радовать. Сделано немало — полностью построена, даже с опережением сроков, подъездная автодорога. Подстанция, которая будет обеспечивать электроэнергией весь рудник, тоже готова — установлены 2 трансформатора, опоры линий электропередач, распределительное устройство и многое другое. Идут работы по котловану очистных сооружений шахтных вод, завершается заливка фундамента вспомогательных зданий. Правда, завершить все работы к 2022 году уже не удастся. Так что срок окончания строительства сдвинулся на 2023 год. Однако, по словам представителя пресс-службы «Атомредмедзолото» Юрия Мурашко, волноваться не о чем — запасов хватит, предприятие пересчитало нагрузку на действующие рудники, простоев в добыче не будет. Кроме того, будет время перестроить технологию обработки руды. Дело в том, что на первом и восьмом рудниках добывается в основном карбонатная руда, а на шестом залежи силикатной, которая требует немного другого подхода. Поэтому одновременно в полную силу все рудники — действующие и будущий — работать не могут, сначала нужно полностью «вычерпать» то, что есть, потом сменить технологию и работать на шестом. Согласно словам Юрия, схема полностью продумана, так что люди просто перейдут с одного рудника на другой без перерыва цикла.

Современные технологии

Вместе с людьми перейдут на шестой рудник и новые современные «примочки», облегчающие работу шахтёрам. Сейчас они уже опробованы и вовсю используются при добыче руды. Например, внедрена и отлично себя показывает система горно-подземной связи и позиционирования. Если говорить простым языком, то заключается она в том, что в каску каждого шахтёра вмонтирован специальный датчик, который позволяет в любой момент отследить его местоположение и перемещение по шахте, как бы глубоко он ни забрался. Информация отображается на электронной карте у оператора наверху. Кроме того, сейчас у каждого работника «на глубине» есть мощные рации, позволяющие в любую секунду связаться друг с другом или с оператором. Для сравнения — раньше это можно было сделать только через стационарные телефоны, установленные в определённых местах, а значит, до точки связи ещё надо было добраться.

Ещё одна интересная и полезная вещь — система прогнозирования горных ударов. Из названия понятно, что она позволяет заранее предсказать, на каком участке работ с высокой вероятностью, к примеру, через неделю ожидается сдвиг горных пород. Используя данные этой системы, главный инженер предприятия составляет графики работ так, чтобы максимально исключить риск для людей.

Из совсем недавно установленных высокотехнологичных новшеств стоит отметить систему контроля доступа. По сути, это автоматизированный мини-медосмотр, обмануть который невозможно. Направлен он не только «против человека с перегаром», но и на то, чтобы проконтролировать общее состояние здоровья — пульс, давление, работу сердца. Если есть какие-то сбои, система просто не пропустит работника в шахту. Это позволяет предупредить и минимизировать случаи, когда шахтёру вдруг становится плохо прямо на рабочем месте, глубоко под землёй. В Багдаде всё спокойно?

Так что, в общем и целом получается, что вести с краснокаменских рудников сплошь положительные — действующие работают без сбоев, в ровном темпе дают стране руду, применяют технические новинки. Будущий рудник строится, сроки не затягиваются, дела идут. Если финансирование строительства продолжится в том же объёме, то, как говорит Юрий Мурашко, можно с уверенностью ожидать открытия шестого рудника точно по графику, в 2023 году.

Тревожит во всём этом параде позитива только слово «если». Чувствуются в нём некоторые сомнения и колебания. Оно и понятно — рассчитывать на господдержку с уверенностью пока можно только в 2019 году, как будет обстоять дело дальше — неизвестно. Ведь даже деньги на будущий год изначально в федеральном бюджете для шестого рудника не планировались, Совету Федерации пришлось вносить дополнительное предложение, и приняли его совсем недавно. В следующем году ситуация имеет все шансы повториться — про рудник могут просто забыть при планировании. А остаться без господдержки — значит поставить крест на планах по открытию, да и на всём Краснокаменске заодно. Своими силами ППГХО рудник открыть не сможет — уже были попытки в 2016-м справиться самостоятельно, но дело не пошло. Несмотря на громкие заверения, строительство так и не началось, пришлось ждать, пока деньги выделят из бюджета. А без урановых разработок, как давно уже ясно, город придётся просто расселять.

Впрочем, отчаиваться не стоит, высокие чины обещают не забыть про социально и экономически значимый проект. Председатель Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев заявил, что строительство рудника необходимо поддерживать.

— Реализацию одного из важнейших проектов Забайкалья мы будем держать на депутатском контроле, — сообщил он.

Под личным контролем держать процесс запуска нового рудника пообещал и новый врио губернатора края Александр Осипов, который недавно посетил ППГХО.

Будем надеяться, что общих усилий хватит для того, чтобы страхи не оправдались, а положительные прогнозы сбылись на все сто.