Последняя партия

14 декабря 2010

Репатриация последней партии высокообогащённого топлива из Ливии в Россию в конце прошлого года едва не оказалась сорванной из-за внезапного дипломатического конфликта. О том, что происходило в те дни в Триполи, можно судить по каблограммам, опубликованным на сайте WikiLeaks.

Предыстория

Вывоз из Ливии урана с обогащением выше 20% начался в 2004 году, вскоре после того, как эта страна официально отказалась от планов по созданию тайной военной ядерной программы и встала на путь нормализации отношений с МАГАТЭ и мировым сообществом.

Высокообогащённый уран был поставлен в Ливию из СССР в первой половине 80-ых годов. Он входил в состав топлива для исследовательского реактора ИРТ-10 и критсборки мощностью 100 Вт в центре атомных исследований Тажура.

В 2004 году по инициативе России, США и МАГАТЭ началась репатриация из Ливии топлива из ВОУ с заменой его на топливо из низкообогащённого урана.

Первая операция по вывозу состоялась 8 марта 2004 года. В Россию бортом АН-12 компании "Волга-Днепр" были отправлены 88 необлучённых кассет ИРТ-2М. В контейнерах, арендованных у НЗХК, груз был доставлен в аэропорт "Ульяновск-Восточный", откуда был переправлен в НИИАР. К настоящему времени, ливийское топливо уже использовано российскими специалистами в различных целях.

В июле 2006 года в Подольск для переработки была доставлена партия (3 кг) высокообогащённого топлива критсборки в Тажуре. Последней операцией в программе значился вывоз небольшого количества кассет с ВОУ, облучённых за время эксплуатации ливийского ИРТ-10. После этого, стало бы возможным поставить точку - высокообогащённого урана на территории Ливийской Джамахирии более бы не оставалось.

Но, как оказывается, точка едва не превратилась в запятую.

Прерванная погрузка

"После четырёхдневного простоя, российский самолёт, на котором предполагалось вывезти последние остающиеся у Ливии запасы ВОУ, покинул Ливию без груза. Несмотря на имеющиеся двухсторонние соглашения с США и Россией и на активные действия американского и российского послов, ливийские официальные лица неожиданно отказали в разрешении на вывоз партии", - говорится в каблограмме посольства США в Триполи от 25.11.2009, ставшей достоянием общественности благодаря сайту WikiLeaks.

Топливо осталось лежать в семи контейнерах, каждый из которых весил по пять тонн и был опечатан двумя печатями МАГАТЭ. Контейнеры стояли на территории слабоохраняемого ядерного центра Тажура. Американские эксперты потребовали от ливийцев хотя бы демонтировать кран, предназначавшийся для переноски контейнеров, и усилить охрану. Но в паническом комментарии, ушедшем в Вашингтон, признавалось - уверенности в том, что ливийцы последуют этим указаниям, нет.

Конфликт разгорелся 20 ноября 2009 года. Группа российских специалистов в Тажуре занималась подготовкой к погрузке 5,2 кг облучённого топлива. На следующий день ожидался прилёт российского "Руслана" (АН-124-100), приспособленного для перевозки ядерных грузов. В ночь с 21 на 22 ноября должна была произойти погрузка, и практически сразу борт взял бы курс на Россию.

Внезапно, без каких-либо пояснений, ливийские чиновники запретили россиянам продолжать работу. Позже человек, чьё имя скрыто в версии документа на WikiLeaks, выдвинул версию, что правительство Ливии якобы не давало добро на посадку российского самолёта. На самом деле, такое официальное разрешение российская сторона получала.

Несколько дней переговоров результата не дали. Российский самолёт, взяв с собой часть российских специалистов, отправился домой пустым. Уран и все сопряжённые с ним проблемы остались в Ливии.

Эксперты американского министерства энергетики (DoE) забили тревогу. Первое, что их обеспокоило - физическая безопасность топлива. Контейнеры в Тажуре удобны для перевозки (что и неудивительно, они же транспортные!), и их легко можно вывезти с территории ядерного центра. Всю охрану контейнеров представлял собой единственный вооружённый солдат.

Но и это оказалось не самой главной проблемой. Контейнеры следовало вернуть их владельцам в срок до конца декабря. Россияне были согласны ещё раз послать в Триполи самолёт за топливом. Но если в указанный срок конфликт не был бы урегулирован, то российским специалистам предстояло бы выполнить в Тажуре уникальную операцию - разгрузить контейнеры и вернуть ОЯТ в место его постоянной дислокации в ливийском центре.

С владельцами контейнеров теоретически можно было бы договориться. С законами физики - нет. Через три месяца пребывания ОЯТ в транспортных контейнерах температура топлива поднялась бы до таких значений, при которых началось бы его разрушение. Россиян, кстати, это обстоятельство волновало с точки зрения денег. Они требовали ответа от всех заинтересованных сторон - кто будет выплачивать компенсации в случае выхода радиоактивности за пределы контейнеров?

И наконец, требовалось заткнуть рот прессе. Никто не должен был узнать, что в Ливии под охраной одного-единственного часового лежат готовые к транспортировке контейнеры с 5 кг ВОУ.

"Мы настоятельно требуем, чтобы на любые запросы от СМИ (в данной связи) давались бы ответы "Без комментариев" или "США и международное сообщество продолжают работать с правительством Ливии над выполнением нераспространенческих обязательства", - говорится в каблограмме от 25.11.2009.

Появление Каддафи-младшего

Как только российский самолёт покинул Триполи, ливийцы заговорили. Они обвинили американцев в слишком медленном развитии двухсторонних отношений и намекнули, что не получили достаточной компенсации за отказ от создания ядерного оружия. В ответ, дипломаты США дали ясно понять, что ливийцы играют с огнём.

Следующая каблограмма, опубликованная на WikiLeaks, была отправлена 30 ноября 2009 года. В основном, она содержит описание переговоров американских дипломатов с сыном ливийского лидера. Саиф аль-Ислам Каддафи лично повстречался с послом США, чтобы обсудить урановый вопрос.

"Саиф аль-Ислам однозначно связал решение Ливии остановить перевозку ВОУ с её неудовольствием по поводу состояния отношений с США… Особенно волнуют такие вопросы, как приобретение Ливией оружия (нелетального и летального), судьба ливийских центрифуг (вывезенных ранее в США), создание регионального центра ядерной медицины и финансовая помощь по программе уничтожения химического оружия", - говорится в каблограмме.

Возникший кризис может разрешиться в мгновение ока, обещал Каддафи-младший. Всё, что для этого нужно - официальное обращение из США на имя его отца с заверениями в углублении сотрудничества между двумя странами.

Общественное мнение и некие "консервативные силы" внутри Ливии недовольны отказом от военной ядерной программы. Саиф аль-Ислам был одним из тех людей, кто в 2003 году пошёл на сближение с США, и теперь он боится народного гнева, "если что-либо пойдёт не так".

За отказ от создания атомной бомбы Ливии были обещаны возможность покупать обычное вооружение, сотрудничество в мирной ядерной сфере, а также экономическая кооперация. И теперь в Триполи считают, что настало время получить всё заявленное.

"Ливия - маленькая богатая страна, окружённая большими, сильными, но бедными соседями… Наше решение отказаться от военной ядерной программы ослабило наши возможности по самозащите", - подчеркнул Каддафи-младший.

Отдельной темой в словах Саифа аль-Ислама звучали центрифуги. Ливия отказалась от обогатительного оборудования, закупленного на чёрном рынке. Но она полагает, что центрифуги должны были бы попасть под контроль МАГАТЭ, а не в руки американцев.

То, что вывезенные из Ливии центрифуги остались в США - это "большое оскорбление для Лидера (Муамара Каддафи). Но то, что Ливия не получила за них компенсации - это ещё большее оскорбление", - заявил Саиф аль-Ислам. Ливийцам не дали денег и на уничтожение химического оружия, хотя только строительство объекта по его демонтажу обойдётся в 25 миллионов долларов.

После этого, ход беседы американского посла с младшим Каддафи свернул в сторону от урана. В дело пошли взаимные обиды и упрёки - кого принимали с почестями в Триполи, и почему Каддафи-старшему не дали осмотреть всего, что он хотел, в Нью-Йорке.

Как и обычно на Востоке, первые переговоры не принесли конкретных результатов. Но последние абзацы каблограммы подарили надежду. Американское посольство в Триполи попросило своих боссов в Вашингтоне - если Саиф не врёт, и если один звонок его отцу поможет вывести ситуацию с ураном из тупика, то почему бы, в конце концов, и не позвонить?

Работа специалистов

Пока политики разбирались с тем, кто кому и когда должен звонить, эксперты волновались о сохранности и безопасности топлива. В каблограмме от 7 декабря коротко рассказывается об их работе.

"Эксперты министерства энергетики США подтвердили 6 декабря, что ливийское правительство предприняло меры для усиления безопасности в ядерном центре Тажура, и что семь контейнеров с ВОУ, судя по всему, остались в том же состоянии, что и на момент планировавшегося вывоза в Россию (25 ноября)", - говорится в каблограмме.

Меры по усилению охраны заключались в "видимом на глаз" увеличении количества вооружённых бойцов возле контейнеров. Сколько их было, каблограмма умалчивает. Да и что в данном случае значит "видимое" увеличение, если в прошлый раз солдат был всего один? Но приятная новость состояла в том, что ливийцы всё-таки убрали от контейнеров кран и пообещали, что не вернут его назад до тех пор, пока в судьбе топлива не наступит ясность.

А ясности так и не было. Правительство Ливии направило в Москву подтверждение, что вернёт контейнеры в соответствии с условиями контракта до конца декабря. Но в каком виде? Пустыми или с топливом? Американцы сочли действия ливийцев попыткой успокоить россиян, которые после 25 ноября настойчиво интересовались судьбой оставшегося в ливийском плену транспортного оборудования.

Если топливу всё-таки сочтено быть вывезенным, то решение должно быть принято не позднее 10 декабря. Для того, чтобы российский "Руслан" смог бы во второй раз сесть в Триполи, требовалось проделать огромную логистическую и бюрократическую работу.

Между тем, российские специалисты в Тажуре взялись за задачу, которую никто до них не решал. Прямо на месте они изобретали захват для выгрузки топливных сборок из контейнеров - на тот случай, если сделка по вывозу ОЯТ сорвётся, и контейнеры придётся освобождать в Ливии.

Человек, чьё имя в тексте каблограммы на сайте WikiLeaks удалено, сказал американским экспертам - русские ждут 10 декабря. Если решение о вывозе топлива к этому моменту принято не будет, то россияне начнут тренироваться с захватом, готовясь к разгрузке контейнеров.

То, что собрались сделать россияне, вызвало у американцев бурную реакцию. До сих пор, никто и никогда не выгружал облучённые кассеты из транспортных контейнеров для возвращения их на место хранения. Обсуждаемая операция станет "не имеющей прецедентов инициативой", заключили эксперты DoE.

Но даже пустые контейнеры в Россию ещё предстояло бы как-нибудь вернуть. Как это сделать в срок, особенно если учесть вероятность отказа ливийцев вторично принять российский самолёт? Один из способов, который начал активно прорабатываться - погрузить их на судно и выслать на родину морским путём.

(Un)Happy End

Дипломаты трёх стран не дремали и искали способы выхода из крайне неприятного тупика. Госсекретарь США Хиллари Клинтон позвонила 3 декабря в Триполи с заверениями в вечной дружбе - именно этого добивался младший Каддафи. Правда, разговаривала она не с Каддафи-старшим, а с ливийским министром иностранных дел Муса Куса, который и передал текст заверений наверх.

Человек, чьё имя сайт WikiLeaks предпочёл скрыть, вышел на посла США в Триполи с сообщением - Каддафи-младший своё слово держит. Раз звонок состоялся, то уран будет вывезен. Американцы попросили поторопиться, так как время поджимало. Ливийцы на это ответили шквалом телефонных звонков американским техническим специалистам по самым пустяковым вопросам. В посольстве решили: "Это хороший знак".

Что было дальше? WikiLeaks оставляет лакуны в событиях середины декабря, и последняя опубликованная каблограмма от 21 декабря лишь вкратце суммирует всё сделанное.

15 декабря правительство Ливии проинформировало Россию о согласии на репатриацию топлива (что происходило в течение пяти дней после крайнего срока 10 декабря, осталось неизвестным). Загрузку контейнеров произвели в ночь с 20 на 21 декабря, и 21 декабря российский самолёт увёз их домой.

Ливийцы так и не объяснили, что же собственно на самом деле побудило их пойти на конфликт. Из вопросов, заданных Саифом аль-Исламом, ливийцы получили ответ только по судьбе центрифуг. И он их не порадовал: "Все центрифуги, отосланные в Соединённые Штаты, были уничтожены, и возвращение их в Ливию в первозданной форме невозможно".

Имена американских экспертов из DoE, принимавших участие в операции, известны - это Келли Камминс (Kelly Cummins), Игорь Большински (Igor Bolshinsky) и Стэн Мозес (Stan Moses).

Имена россиян, остававшихся всё это время в Тажуре, на чьи плечи легла бы самая ответственная часть задачи в случае срыва операции, по-прежнему хранятся в тайне. Точно так же, как долгие годы хранилось в тайне имя советского пускача Анатолия Штыфурко, кто на пару с белорусом Чернышевичем пускал этот самый ливийский ИРТ-10.