Стресс-тесты – вектор развития европейского права в области повышения безопасности АЭС

13 февраля 2019

Автор: Ю.В.Лебедева, соискатель кафедры «Европейского права» МГИМО(У) МИД РФ на степень кандидата юридических наук, магистр права ЕС МГИМО(У) МИД РФ, независимый эксперт, член Международной Ассоциации юристов-международников по ядерному праву

Вопрос о критериях безопасности и надежности АЭС всегда был в поле зрения ученых различных стран и вызывал самые большие расхождения по поводу критериев ядерной безопасности АЭС: землетрясения, наводнения, исчезновение тока, прекращение работы системы охлаждения реакторов и т.д.

В мае 2011 г. Евратом выступил с предложением о проведении проверок ядерной безопасности на АЭС ЕС на 146 ядерных реакторах. Такая инициатива Евратома стала реакцией на аварию на АЭС «Фукусима-1», последовавшей за землетрясением и цунами, которые обрушились на Японию в марте 2011 г. Авария на Фукусиме-1 привела к беспрецедентным усилиям по пересмотру безопасности ядерных реакторов АЭС как в Европе, так и во всем мире. Инициативы осуществлялись на национальном, региональном и международном уровнях. Это событие продемонстрировало, что ядерные реакторы АЭС должны быть защищены даже от несчастных случаев, которые могут быть оценены как крайне маловероятные. Авария на Фукусиме-1 выявила известные и повторяющиеся проблемы: неправильный дизайн, недостаточные системы резервного копирования, человеческие ошибки, неадекватные планы на случай непредвиденных обстоятельств и плохая коммуникация.

Целью тестирования АЭС в ЕС стало выявления способности атомных электростанций ЕС выдержать различные инциденты – от аварий и стихийных бедствий до терактов. То есть все свои атомные электростанции ЕС решил тщательно проверить и адаптировать на случай чрезвычайных ситуаций. Нужно было убедиться, что эти потенциально опасные объекты выстоят, если произойдут землетрясения, кибернетические или террористические атаки, или падения самолетов.

Хотя руководство Евросоюза было убеждено, что наибольшую угрозу для ядерных объектов представляет терроризм, программа испытаний для АЭС не предусматривала мер противодействия терактам: этот вопрос остался в сфере ведения агентств национальной безопасности государств-членов ЕС.

По вопросу, что включить в перечень критериев для стресс-тестов для АЭС началась острая дискуссия среди государств-членов ЕС, которая длилась с марта по май 2011 года. Так, например, Франция и Великобритания выступали против того, чтобы в перечень внешних рисков была включена угроза теракта. С критикой в адрес применения единого стресс-теста для всех стран Евросоюза выступила Чехия. В свою очередь комиссар ЕС по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер призвал членов Евросоюза разработать детальный стресс-тест для АЭС, который не только включал бы критерии безопасности на случай природных катастроф в виде наводнения, землетрясения, но и учитывал человеческий фактор. Как заявил Г. Эттингер еще в начале мая 2011 года, «нужно понимать, что в Европе существует различное отношение к атомной энергетике». «Во Франции - одно, в Австрии - прямо противоположное, в Германии - что-то среднее между ними, - подчеркнул Г. Эттингер. - Нам следовало бы выработать как можно больше общих стандартов. Возможно, что контроль за соблюдением некоторых критериев останется в компетенции стран-членов ЕС».

Основной дилеммой в дискуссии стал вопрос - какие сценарии опасности использовать в стресс-тестах для АЭС. Так, например, Франция была согласна на то, чтобы привлечь к перечню критериев стресс-тестов для АЭС еще и опасность, связанную с техобслуживанием АЭС наемными предприятиями, но убрать терроризм, как критерий, мотивируя это тем, что об этом говорить открыто слишком опасно. Также французские специалисты отвергали любое упоминание в контексте этих испытаний о возможных сбоях в программном обеспечении АЭС и особенно о вероятности падения на АЭС самолетов. Подчеркивая, что для Франции это слишком деликатная тема.

Между тем, пресс-секретарь комиссар ЕС по вопросам энергетики Марлене Гольцнер говорила, что необходимы геологические изыскания для особо опасных объектов, тестирование атомных станций должны быть как можно строже и предусматривать как можно более широкий набор сценариев, которые могут поставить под угрозу их безопасность. «Еврокомиссар Гюнтер Эттингер убежден, что такие угрозы, как террористические атаки или падения самолетов, следует исключить из стресс-тестов», - подчеркнула она. Однако есть и другие различия, которые приводили чуть ли не до открытых споров между европейскими руководителями. Например, кто именно должен осуществлять эти испытания.

Ведущие страны ЕС в атомной энергетике, хотели, чтобы тесты проводили сами национальные операторы АЭС, отправляя только копию результатов европейским экспертным учреждениям по ядерной энергетике, и наотрез отказывались от привлечения к тестированию независимых специалистов, разве только в исключительных случаях. Крупные европейские государства также настаивали на том, другие страны-члены ЕС не могут проверить, как проходит тестирование АЭС другого государства-члена ЕС.

Другим важнейшим вопросом стал вопрос о том, что делать с «проблемными АЭС». На заседании представителей европейских регулирующих органов в сфере ядерной безопасности и Еврокомиссии не смогли договориться, что делать с АЭС не прошедшими тестирование, закрывать или проводить их модернизацию. У Еврокомиссии не было единого мнения на этот счет. Одни утверждали, что на основе данных стресс-тестов АЭС предстоит улучшить. Другие склонялись к мысли, что тесты помогут составить своеобразную классификацию ядерных реакторов: от опасных к наиболее надежным. Третьи предлагали после анализа результатов по стресс-тестам создать план отказа от «мирного атома» и перехода на более безопасные источники энергии.

13 мая 2011 г. на переговорах в Брюсселе был достигнут компромисс. Суть его заключалась в следующем - стресс-тесты решено было проводить в два этапа. Один предусматривает контроль безопасности по таким критериям, как природные катастрофы. На втором этапе АЭС должны пройти проверку на прочность в случае возникновения угрозы, вызванной падением самолета или совершением теракта.

Цель оценок состояла в том, чтобы проверить, достаточны ли стандарты безопасности, используемые для получения лицензий на АЭС, для упреждения непредвиденных чрезвычайных ситуаций на АЭС. В частности, испытания должны были показать способность ядерных установок противостоять ущербу от таких опасностей, как землетрясения, наводнения, террористические атаки или столкновения самолетов. Хотя оценки показали, что стандарты безопасности на атомных электростанциях в Европе в целом были высокими, были рекомендованы дальнейшие улучшения. Органы ядерного регулирования создали национальные планы действий, которые были проверены экспертами Евратома и Европейской комиссией.

Европейская Комиссия четко сформулировала и стала придерживаться стратегии, в которой реализация рекомендаций по стресс-тестированию является ответственностью государств-членов ЕС и обеспечивается национальными операторами и национальными регулирующими органами. Европейская группа по надзору в сфере ядерной безопасности (ENSREG) и Европейская Комиссия разработали масштаб и условия стресс-тестов при участии государств-членов ЕС и Ассоциации западноевропейских органов регулирования ядерной безопасности (WENRA). Европейская Комиссия приняла решение, что тестирование должно проводиться путем экспертной оценки независимыми национальными органами государств-членов ЕС, а их результаты и любые необходимые последующие меры, которые будут приняты, должны быть переданы Европейской Комиссии и ENSREG, с последующим опубликованием.

В апреле 2012 года Европейская Комиссия опубликовала «Доклад о результатах, проведенных стресс-тестов» (далее – Доклад) и 17 отдельных национальных докладов с подробными рекомендациями. В Докладе, в частности, отмечалось, что все 14 стран-членов ЕС, которые эксплуатируют атомные электростанции (Бельгия, Болгария, Чешская Республика, Финляндия, Франция, Германия, Венгрия, Нидерланды, Румыния, Словакия, Словения, Испания, Швеция, Соединенное Королевство) и Литва (Игналинская АЭС, которая уже выведена из эксплуатации), участвовали в стресс-тестах на добровольной основе. В тестирование, которое началось с 1 июня 2011 года, приняли участие 132 работающих ядерных реактора АЭС, 13 ядерных реакторов, деятельность которых была прекращена после начала стресс-тестов, 15 ядерных реакторов Украины и 5 ядерных реакторов Швейцарии, которые основаны на разных технологиях и типах, но в основном это водо-водяные ядерные реакторы (PWR), кипящие водо-водяные ядерные реакторы (BWR) и газоохлаждаемые ядерные реакторы (GFR). Их учет безопасности таков, что, хотя инциденты и были и продолжают происходить, никаких серьезных аварий не было. Поэтому, несмотря на то, что общий отчет о ядерной безопасности АЭС был удовлетворительным, было отмечено, что безопасность ядерной отрасли Европы зависит от постоянного совершенствования системы ядерной безопасности ЕС и контроля над ней. Только тогда можно говорить о том, что система ядерной безопасности АЭС в Европе относится к наиболее эффективным системам безопасности в мире на основе самых высоких стандартов безопасности.

Доклад объединяет отчет о проделанной работе по всем направлениям по ядерной безопасности АЭС с целью повышения управления и контроля, как на наднациональном уровне ЕС, так и на национальном уровне государств-членов ЕС, а также разработки законодательных, технических, научных, технологических и проектных предложений. А также в Докладе излагается, как можно улучшить структуру ядерной безопасности в ЕС, подчеркивая, что научные разработки на этом направлении идут очень быстро, меняя материалы, структуру и подходы в этой сфере. Сопроводительный документ к Докладу «Техническое заключение о проведении комплексных оценок риска и безопасности АЭС в Европейском Союзе» (далее – «Техническое заключение») содержит подробную информацию о технических выводах и методологии стресс-тестов АЭС и детальную информацию о каждой АЭС, прошедшей проверку.  

В Докладе были сформулированы выводы, практического характера, по оценкам рисков ядерной безопасности АЭС, по институциональным и юридическим аспектам.

Основные выводы по оценкам рисков ядерной безопасности АЭС.

1. Оценка безопасности ядерных реакторов АЭС подпадает под ответственность ядерных операторов и национальных регулирующих органов государств-членов ЕС, которые участвовали в «стресс-тестах» на добровольной основе. Европейская Комиссия подчеркнула, что не может гарантировать ядерную безопасность АЭС, поскольку юридическая ответственность остается на национальном уровне, то есть на государствах-членах ЕС.

2. «Стресс-тесты» как целевая переоценка защитных полей АЭС были организованы с учетом распределения компетенций между различными заинтересованными сторонами в области ядерной безопасности АЭС. Согласно статье 6 Директива 2009/71/Euratom от 25 июня 2009 г. о ядерной безопасности, главная ответственность за ядерную безопасность АЭС лежит на «держателе лицензии», то есть на предприятии-заводе, под контролем национального компетентного регулирующего органа. Государства-члены ЕС несут ответственность за создание и поддержание национальной законодательной, нормативной и организационной основы ядерной безопасности своих АЭС. Поэтому «стресс-тесты» были начаты путем самооценок, проводимых ядерными операторами, и подготовки национальных отчетов национальными регулирующими органами в соответствии с обязанностями по обеспечению безопасности АЭС. Группы экспертов из государств-членов ЕС при поддержке Европейской комиссии, посещали ядерные объекты с учетом типа ядерного реактора, а также географического местоположения АЭС. Такие командные посещения отдельных участков в каждой стране были организованы для того, чтобы упростить проведение «стресс-тестов» без ущерба для ответственности национальных органов в области проверок ядерной безопасности АЭС.

3. Созданная Советом ЕС, под председательством Польши и Дании, новая специальная группа Ad-hoc по ядерной безопасности (группа AHGNS) работала с сентября 2011 года по май 2012 года. В отличие от оценок ядерной безопасности для АЭС, сделанных ENSREG, группа AHGNS не осуществляла тестирование отдельных ядерных реакторов, а оценивала состояние ядерной безопасности атомных электростанций в ЕС в целом, рассматривая методологию оценки и защиты атомных электростанций, включая превентивные меры. Группа AHGNS предложила новые методологические усовершенствования, в основном используя передовой опыт действующих методик МАГАТЭ.

4. Европейская Комиссия привлекла к проведению «стресс-тестов» ряд соседних государств, а именно: Швейцарию, Украину и Хорватию (вошла в ЕС только 1 июля 2013 г.). В тоже время другие страны такие, как Турция, Республика Беларусь и Армения также согласились провести стресс-тесты на основе европейской методологии, но проводились стресс-тесты в этих странах уже позже 2012 года. Российская Федерация также провела стресс-тесты своих ядерных реакторов АЭС, но используя свою собственную методологию. Швейцария полностью взяла за основу европейскую методологию стресс-тестов АЭС, а Украина включила проведение стресс-тестов в «Программу модернизации своих атомных электростанций».

5. Европейская Комиссия провела оценку институциональной архитектуры и правовой базы для ядерной безопасности АЭС в Европе, приняв за основу внештатную аварийную готовность АЭС. Во время экспертной оценки стресс-тестирования некоторыми научно-производственными объединениями было предложено расширить сферу применения стресс-тестов от готовности к чрезвычайным ситуациям за пределами площадки АЭС. По данным Доклада, в ЕС работает 47 АЭС с 111 ядерными реакторами, вблизи которых проживают, в пределах 30 км, более 100 000 жителей. Это свидетельствует о том, что превентивные меры вне площадки АЭС имеют первостепенное значение. Ответственность за такие меры разделяет несколько национальных, региональных и местных органов власти. В связи с этим, Европейская Комиссия, при поддержке ENSREG, провела исследование по безопасности трансграничных площадок таких АЭС и сформулировала отдельные рекомендации для таких регионов.

Основные выводы по институциональным и юридическим аспектам.

1.Основываясь на стресс-тестах, национальные регуляторы пришли к выводу, что нет технических причин, требующих закрытия какой-либо АЭС в Европе. При этом, надо отметить, что Европейская Комиссия не уполномочена проводить оценки такого характера. Однако практически все европейские АЭС, как было отмечено в Докладе, нуждаются в улучшении безопасности, в связи, с чем были предложены сотни мер технического характера. После аварий в США на АЭС Три-Майл-Айленд и на Украине в Чернобыле меры по защите ядерных реакторов АЭС были согласованы на международном уровне –  на уровне МАГАТЭ. Однако стресс-тесты для АЭС показали, что во многих случаях реализация этих мер еще не решает до конца все проблемы ядерной безопасности АЭС. Так, например, в четырех ядерных реакторах АЭС, расположенных в двух разных странах, операторам требуется менее часа для восстановления функций безопасности в случае потери всей электрической мощности или окончательного теплоотвода. На территории ЕС на 10 ядерных реакторах АЭС сейсмическая аппаратура еще не установлена. В четырех странах действуют дополнительные системы безопасности, полностью независимые от обычных систем безопасности, расположенных в районах, хорошо защищенных от внешних факторов (например, бункерная система). Мобильное оборудование, особенно дизель-генераторы, необходимые в случае полной потери электричества, внешних факторов или тяжелых аварийных ситуаций, уже доступны в семи странах и будут установлены в большинстве других стран.

По авиационным катастрофам существуют значительные различия в национальных подходах к оценке последствий для безопасности в отношении существующих и новых АЭС. Требования к проектированию для новых АЭС требуют, чтобы после падения крупного авиалайнера на АЭС не происходили выбросы вне зоны сдерживания. По историческим причинам ситуация для существующих АЭС различна, а применяемые методологии и их последствия не обязательно согласованы между государствами-членами ЕС.

Еврокомиссия подчеркнула также необходимость четкого разделения вопросов: безопасности из-за различного уровня институциональной ответственности (национальный и наднациональный уровень) и доступности такой информации для общественности.

В Докладе были перечислены следующие ключевые проблемы, которые в перспективе необходимо решить государствам-членам ЕС:

1. отсутствие согласованности в отношении оценки и управления внешними опасностями для АЭС. Например, руководящие принципы МАГАТЭ в отношении сейсмических нагрузок или руководящие принципы МАГАТЭ при наводнении не применяются всеми государствами-членами ЕС.

2. оценки безопасности ядерных реакторов АЭС существенно различаются, а в некоторых государствах-членах ЕС существует необходимость привести их к принятым международным стандартам МАГАТЭ. В связи с этим, на всех АЭС должны быть четкие Руководящие указания по управлению авариями, охватывающие все типы ситуаций. Стресс-тесты показали, что Руководящие указания необходимо обновить в ряде стран-членов ЕС.

3. сохраняющиеся различия между государствами-членами ЕС приводит к отсутствию последовательного подхода к регулированию ядерной безопасности АЭС. Не существует кодифицированных механизмов ЕС для согласования технических стандартов и способов проведения обзоров по ядерной безопасности АЭС, а Директива 2009/71 Евратома по ядерной безопасности АЭС не регулирует эти вопросы.

4.нормы европейского права, касающиеся независимости национальных регулирующих органов и средств обеспечения их эффективности, являются минимальными и не обязательно достаточными для предотвращения чрезвычайных ситуаций, когда ответственность распределяется между несколькими организациями или накладывается непосредственно на министерства экономики, окружающей среды и др. государств-членов ЕС.

5.транспорентность важна для обеспечения использования наилучших возможных методов обеспечения безопасности, о чем свидетельствуют стресс-тесты. Однако Директива 2009/71 Евратома по ядерной безопасности АЭС содержит только общие требования к публичной информации.

6. механизмы мониторинга и проверки на наднациональном уровне ЕС ограничиваются только экспертными обзорами национальных систем ядерной безопасности АЭС.

С началом проведения стресс-тестов все страны-участницы ЕС начали предпринимать оперативные шаги для повышения безопасности своих АЭС. Эти меры включали дополнительное мобильное оборудование для предотвращения или смягчения последствий от серьезных аварий, установку более прочного оборудования, совершенствование управления тяжелыми авариями вместе с соответствующими мерами по обучению персонала. Такие дополнительные расходы на улучшение ядерной безопасности АЭС были оценены в пределах от 30 до 200 млн. евро на один ректор. Таким образом, в ближайшие годы общие затраты для 132 реакторов, работающих в ЕС, могут составить порядка 10-25 млрд. евро для всех блоков АЭС.

В соответствии с Совместной декларацией, выработанной Европейской Комиссией и ENSREG от 26 апреля 2012 года, ENSREG в июле 2012 года одобрила План действий, который направлен на обеспечение последовательного и транспарентного осуществления рекомендаций, содержащихся в Докладе. План стал приоритетом для всех государств-членов ЕС, в который вошли методы и критерии для оценки важности различных мер, определения приоритетов и распределения финансирования для тех областей, которые приносят наибольшие выгоды для безопасности АЭС. В то же время оценка, проведенная на строящихся АЭС, показала, что вероятность аварий будет низкой, если к новым конструкциям ядерного реактора АЭС будут применены рекомендованные Европейской Комиссией меры по повышению безопасности. Поэтому значительное увеличение инвестиционных затрат для новых ядерных установок АЭС в Европе маловероятно, если будут использованы последние технологии. При этом ответственность за внедрение механизмов контроля и проверки лежит на государствах-членах ЕС.

ENSREG сформулировал ряд рекомендаций для дальнейшего улучшения ядерной безопасности АЭС в Европе:

I. Необходимо разработать Руководство по оценке опасных природных явлений, включая землетрясение, наводнения и экстремальные погодные условия, а также нормы безопасности в целях повышения согласованности действий между государствами-членами ЕС при чрезвычайных ситуациях. Для выполнения этой задачи, по мнению ENSREG, можно задействовать экспертный потенциал Ассоциации западноевропейских органов регулирования ядерной безопасности (WENRA).

II. Периодическая проверка безопасности каждой европейской АЭС должна проводиться не реже одного раза в 10 лет для поддержания и повышения безопасности ядерных установок, а также для переоценки природных опасностей, которым они могут быть подвергнуты.

III. Признанные меры по защите целостности сдерживания (последний барьер для защиты людей и окружающей среды от радиоактивных выбросов) должны быть поставлены на каждой АЭС.

IV. Следует предотвращать и смягчать последствия аварий, связанных с природными опасностями, с тем чтобы ограничить их последствия. Меры, которые необходимо учитывать, включают: бункерное оборудование для предотвращения и управления тяжелой аварией, мобильное оборудование, защищенное от экстремальных стихийных бедствий, центры аварийного реагирования, защищенные от экстремальных природных опасностей и загрязнений, оперативные спасательные группы и оборудование, которые доступны для поддержки местных операторов на длительный срок.

Группа AHGNS в своем заключительном докладе также сделала выводы по основным темам: физическая защита, преднамеренные авиакатастрофы, кибератаки, планирование чрезвычайных ситуаций в ядерной области, а также подготовка кадров.

Поскольку ответственность за ядерную безопасность своих АЭС несет непосредственно каждое государство-член ЕС на территории, которого размещена АЭС группа AHGNS в своем докладе адресует ряд рекомендаций для государств-членов ЕС, а именно:

1.необходимо тем государствам-членам ЕС, которые еще не ратифицировали, ратифицировать Конвенцию о физической защите ядерного материала и ядерных установок 1979 г.,

2. строго придерживаться на регулярной основе во всех государствах-членах ЕС, имеющих АЭС, рекомендаций МАГАТЭ, включая рекомендации Международной консультативная службы по физической защите (IPPAS),

3. осуществлять сотрудничество между государствами-членами ЕС и соседними странами на регулярной основе,

4. необходимо определение модальностей и форумов для продолжения работы ЕС в области ядерной безопасности.

Особый акцент был сделан Еврокомиссией на необходимость существующих пробелов в ядерном праве ЕС. Например, ни стресс-тесты для АЭС, ни последующий доклад не ответили на все соответствующие вопросы по таким проблемам, как авиакатастрофы или сопротивление ядерных электростанций природным катаклизмам. Тем не менее, стресс-тесты в значительной степени проанализировали последствия авиакатастроф благодаря тщательной работе по отключению АЭС и потере охлаждения оборудования. Хотя это область, в которой компетенция распределяется между различными институциональными органами власти ЕС, как наднационального, так и национального уровня.

В других областях ядерной безопасности АЭС Европейская Комиссия планирует рассмотреть конкретные проекты в тесном сотрудничестве с государствами-членами ЕС в рамках «Плана действий по химическому, биологическому, радиологическому и ядерному воздействию на территории ЕС», в том числе и действия по кибербезопасности.

К мерам по укреплению правовых рамок ядерной безопасности АЭС Европейская Комиссия относит реализацию существующей законодательной базы и её совершенствование. Стресс-тесты 2011-2012 гг. показали, что необходим пересмотр Директивы по ядерной безопасности (Директива ЕС 2009/71 от 25 июня 2009 года). Для ЕС было крайне важно обеспечить, чтобы уроки, извлеченные из аварии на Фукусиме-1 и выводы стресс-тестов, были правильно и последовательно внедрены на территории всего ЕС и отражены в законодательной базе. Стресс-тесты, доклады из Японии и работа международного сообщества в МАГАТЭ подтвердили, что между государствами-членами существуют не только существенные различия, но и пробелы в обеспечении всеобъемлющей и прозрачной идентификации и управления ключевыми вопросами безопасности. Кроме того, был выявлен ряд слабых сторон в существующей системе ядерной безопасности ЕС. Для решения этих вопросов Директиву 2009/71требовалось срочно пересмотреть в следующих областях:

1. Процедуры и рамки безопасности. Сфера действия Директивы 2009/71 ограничивается общими принципами, в основном определяющими распределение компетенций между ядерными операторами, национальными регулирующими органами и другими национальными инстанциями, поэтому данная Директива не может решить проблемы технической безопасности, выявленных в результате анализа ядерной аварии в Фукусиме-1 и проведённых стресс-тестах ЕС 2011-2012гг. Основные рамочные рекомендации, вытекающие из стресс-тестов (например, периодическая переоценка внешних опасностей, внедрение признанных методов для сведения к минимуму последствий аварий и т. д.), необходимо перевести в согласованные механизмы, которые должны быть закреплены в пересмотренной директиве, на основе которых власти государств-членов ЕС могут принимать свои решения. Необходимы также улучшения в подготовке и реагировании на серьезную ядерную или радиологическую чрезвычайную ситуацию. Пересмотренная директива должна включать положения, которые требуют от государств-членов ЕС принятия соответствующих мер по реагированию и по обеспечению готовности к чрезвычайным ситуациям на месте аварии. Особое внимание необходимо уделить безопасности новых ядерных установок. Хотя в пересмотренной директиве могут быть определены основные параметры и цели безопасности, необходимо было бы также и прописать роль ENSREG в предоставлении ей руководства для осуществления надзора, о чем свидетельствуют последние события на АЭС в г. Доэле в Бельгии, на которой возникли 13 047 трещины в металлических стенах, толщиной 20 см, сосудов под давлением на третьем реакторе АЭС в г. Доэле. Такая же ситуация (3149 трещин) сложилась и на втором реакторе  АЭС в г. Тианже в Бельгии. Эти события еще раз подчеркнули необходимость диалога между операторами и органами безопасности в целях обмена и внедрения передовой практики и современных технологий. Для новых типов ядерных реакторов в директиве должны быть учтены предложения по ядерной безопасности АЭС со стороны WENRA.

2. Роль и средства ядерных регулирующих органов. Необходимо укрепить действующие положения о разделении регулирования и эффективности ядерных регулирующих органов, чтобы обеспечить независимость этих органов и гарантировать, что у них есть соответствующие финансовые средства.

3. Открытость и прозрачность. Регулярное предоставление информации для общественности ядерными операторами должна быть расширена, например, путем предоставления обязательств «держателям лицензий» или путем указания типа информации, которая должна предоставляться компетентным регулирующим органом общественности.

4. Мониторинг и проверка. Положения о контроле и проверке, например, путем расширенного использования экспертных обзоров, следует распространить и на другие области, помимо обзора нормативной базы государств-членов ЕС в ядерном праве, например, технические.

В 2014 году Евратом учел все выводы, рекомендации и оценки, которые были сделаны по окончании стресс-тестов 2011-2012 гг.  и пересмотрел европейское право по вопросам ядерной безопасности АЭС, выработав единый европейский подход к проблеме ядерной безопасности АЭС, включая вопросы ответственности, готовности к чрезвычайным ситуациям и реагированию на них. В результате была принята Директива № 2014/87 Евратом по ядерной безопасности ядерных установок от 8 июля 2014 г., которая ликвидировала пробелы Директивы №2009/71.

Следующим вопросом по укреплению правовой базы ядерной безопасности ЕС Еврокомиссия выделила тему ядерного страхования и ядерной ответственности. Проведенный анализ норм европейского права о возмещении ущерба жертвам в случае ядерных инцидентов или несчастных случаев не затрагивается действующей законодательной базой ЕС. Таким образом, эти вопросы не попали под рассмотрение стресс-тестов. Однако в статье 98 Договора об учреждении Евратома 1957 г. предусматривается принятие директив, которые устанавливают обязательные меры по этому вопросу. Статья 98 Договора об учреждении Евратома 1957 г. гласит: «Государства-члены принимают все необходимые меры для упрощения процедуры заключения контрактов о страховании любого риска, связанного с атомной энергией. По предложению Комиссии, которая предварительно запрашивает мнение Экономического и социального комитета, и после консультаций с Европейским парламентом, Совет квалифицированным большинством принимает директивы о применении данной статьи». В связи с чем Европейская Комиссия предложила разработать Евратому директиву в области ядерного страхования и ответственности, в которую был бы включен и вопрос о компенсации ущерба природной среде.

Европейская Комиссия также пришла к выводу о необходимости пересмотра законодательства ЕС о пищевых продуктах и кормах, загрязненными в результате чрезвычайной ядерной ситуации. В настоящее время эти вопросы регулируются Основной Директивой по стандартам безопасности (96/29/Euratom) и конкретными положениями в отношении их размещения на рынке, а именно: Регламент Совета(Евратом) № 3954/87, устанавливающий максимально допустимые уровни радиоактивного загрязнения. Опыт, накопленный в результате событий в Фукусиме-1 и Чернобыле, продемонстрировал необходимость дифференцировать инструменты, регулирующие импорт продуктов питания из третьих стран, и те, которые были поставлены на рынок продовольствия в случае аварии на территории ЕС. Исходя из этого опыта, регулирование необходимо пересмотреть, чтобы обеспечить более гибкие инструменты, которые позволят быстро применять эффективные меры реагирования на любую ядерную катастрофу или радиационную аварийную ситуацию как на территории ЕС, так и в непосредственной близости от границ ЕС или в стране, находящейся вдали от Содружества.

После анализа стресс-тестов 2011-2012 гг. Евратом выступил с инициативами по совершенствование международной правовой базы МАГАТЭ по ядерной безопасности АЭС, в частности по Конвенции о ядерной безопасности 1996 г. и Конвенции об оперативном оповещении о ядерной аварии 1986г., участником которых является Евратом. Так, например, на основе Доклада, подготовленные поправки к Конвенции о ядерной безопасности 1996 г. были внесены Евратомом в августе 2012 года в качестве предложений на внеочередное совещание по эффективности Конвенции о ядерной безопасности на площадке МАГАТЭ.

Проведенные в 2011-2012 годах ядерные стресс-тесты ЕС были беспрецедентными в плане масштабов и сотрудничества между странами, принявшими в них участие. В настоящее время Европейская Комиссия совместно с Европейской группой по надзору в сфере ядерной безопасности внимательно следит за выполнением национальных планов действий по безопасности АЭС государств-членов ЕС. А европейские критерии стресс-тестов 2011-2012 гг. используются на международном уровне некоторыми странами в качестве основы или эталона оценок безопасности атомных электростанций.

С 2013 года стресс-тесты проводятся в странах ЕС на регулярной основе, как продолжающийся процесс улучшения ядерной безопасности АЭС, в тесном сотрудничестве с национальными регулирующими органами совместно с ENSREG, WENRA и МАГАТЭ. Получила дальнейшее правовое развитие вопросы ядерного страхования и ядерной ответственности в связи с наступлением страховых случаев, а также были пересмотрены максимально разрешенные уровни радиоактивного загрязнения пищевых продуктов и кормов. Были внесены ряд пунктов, касающихся сотрудничества между государствами-членами ЕС по ядерной безопасности АЭС в программу Евратома «Горизонт 2020». Евратом принимает активное участие в работе рабочей группы по вопросам эффективности и транспарентности в рамках МАГАТЭ по улучшению Конвенции о ядерной безопасности 1996 г. и поддерживает постоянный диалог с другими странами в целях обеспечения максимальной конвергенции европейских предложений.

В настоящее время Евратом продолжает активно поощрять научную деятельность, направленную на дальнейшую разработку гармонизацию и унификацию оценок, методик и критериев ядерной безопасности АЭС в европейском праве.