Atomic-Energy.ru

МосНПО "Радон": Площадка под контролем

16 октября 2008

Первые емкости для хранения радиоактивных отходов и цеха по переработке РАО появились на территории Научно-производственного комплекса (НПК) московского «Радона» еще в начале 60-х годов. О том, как обеспечивается безопасность НПК сегодня, нашему корреспонденту рассказал первый заместитель генерального директора – технический директор ГУП МосНПО «Радон» Александр Баринов.

– Обозначьте, пожалуйста, основные подходы к обеспечению безопасности НПК ГУП МосНПО «Радон».

– Вопрос о безопасности объектов очень сложный. Он включает в себя радиационную и пожарную безопасность, а также и надежную бытовую инфраструктуру. Эти вопросы надо решать в комплексе – и не забывать про огромное влияние социально-политического фактора, который очень значим в России, особенно в области обращения с ядерными и радиационными материалами.

По российскому законодательству, объект безопасен, если он не оказывает негативного влияния на окружающую среду. И мы делаем для этого все возможное.

При этом стараемся обеспечить персоналу, работающему с радиоактивными отходами (а это около 1800 человек), максимально безопасные условия труда. Внедряем современные средства защиты, уделяем большое внимание профилактике травматизма на производстве и воспитанию у работников культуры безопасности.

Еще одна важная проблема безопасности связана с обеспечением режима нераспространения. Для предотвращения несанкционированных действий по отношению к радиоактивным веществам в «Радоне» создана система физической защиты, которая распространяется на все объекты предприятия.

– Александр Сергеевич, что делается для предотвращения выхода радионуклидов в окружающую среду?

– При обращении с РАО используется мультибарьерная система защиты, которая предотвращает воздействие как природных факторов на РАО, так и выход радионуклидов в окружающую среду.

В процессе переработки РАО различными методами радиоизотопы заключают в прочные матрицы – из стекла, цемента, керамики. Затем эти матрицы помещают в металлические и железобетонные контейнеры, которые в свою очередь размещают на хранение в специальных сооружениях, оборудованных многофункциональными защитными инженерными барьерами и системами контроля. Состояние окружающей среды контролируется по всей территории НПК. На 54 пунктах радиационного контроля отбираются пробы воздуха, поверхностных вод, донных отложений, почвы, растительности. Для контроля грунтовых вод пробурены наблюдательные скважины.

Кроме того, наша служба радиационной безопасности постоянно контролирует дозовые нагрузки персонала и населения, проживающего в районе комплекса.

– Достаточно ли надежна промплощадка «Радона»? Как долго еще можно ее использовать?

– Наша площадка выбрана очень удачно. Она оптимальна с точки зрения водонепроницаемости и сейсмоустойчивости. Геологическая структура служит дополнительным защитным барьером.

Мы внимательно следим за ее геофизическими параметрами с помощью самых современных средств контроля – в том числе с использованием методов космической геодезии (GPS-технология). Все данные свидетельствуют об общей тектонической стабильности площадки: скорость среднегодовых смещений поверхности очень мала, в пределах погрешности измерения. Кроме того, площадка «Радона» находится под постоянным контролем Ростехнадзора, ее регулярно обследуют специалисты МАГАТЭ.

За 45 лет эксплуатации здесь было размещено более 100 тыс. м3 радиоактивных отходов. Мы регулярно проводим оценку остаточного ресурса площадки. Исследования, осуществленные по методике МАГАТЭ, показывают, что он еще достаточно высок.

– Население Сергиево-Посадского района довольно настороженно относится к работе вашего предприятия...

– Не только Москва, но и Московская область, в том числе и Сергиево-Посадский район, учитывая огромную плотность населения и большое количество образующихся отходов, окажутся в катастрофической ситуации, если не вывозить РАО. С другой стороны, я понимаю и жителей Подмосковья: сам живу в этом районе.

Где размещать, как эксплуатировать опасные объекты – эти вопросы должны быть решены законодательно. Закон об обращении с РАО не только облегчил бы нам работу, но и легитимизировал бы предприятие в глазах местного населения. Но в России такого закона пока нет.

А действующее законодательство вопросам радиационной безопасности не уделяет должного внимания. Например, в законе «Об использовании атомной энергии» вся практическая работа по обеспечению безопасности возложена на эксплуатирующие организации. Между тем под это понятие попадают самые различные предприятия – и ПО «Маяк», и районная больница с одной-единственной установкой лучевой терапии. Есть у этой больницы средства обеспечить охрану, физзащиту, нанять специалиста по радиационной безопасности?

Так что без соответствующего закона сложно не только нам, но и всем предприятиям, работающим с радиоактивными веществами. Его разработку надо начинать незамедлительно.