Atomic-Energy.ru

Марк Глинский, заместитель директора ФГУГП "Гидроспецгеология": «Атомной отрасли нужна единая система мониторинга недр»

22 декабря 2011

Федеральное государственное унитарное геологическое предприятие «Гидроспецгеология» в течение полувека тесно сотрудничает с российской атомной отраслью по вопросам снижения негативного воздействия радиационно-опасных объектов на окружающую среду. О современных подходах к геомониторингу и изоляции радиоактивных отходов рассказывает первый заместитель генерального директора ФГУГП «Гидроспецгеология» Марк Глинский.

– Марк Львович, какие задачи решает ФГУГП «Гидроспецгеология» в области обеспечения радиационной безопасности, в частности, по реабилитации территорий?

– В настоящее время наше предприятие решает целый комплекс задач по охране окружающей среды на радиоактивно загрязненных территориях предприятий ГК «Росатом». Это:

  • анализ состояния геоэкологической обстановки и прогноз ее изменения;
  • оценка системы проводимого мониторинга и разработка рекомендаций по созданию и расширению опорной наблюдательной сети;
  • проведение мониторинга состояния недр и поверхностных водотоков;
  • оценка эффективности технических решений и природоохранных мероприятий по минимизации ущерба от деятельности предприятий на окружающую среду (недра, поверхностную и подземную гидросферу).

Кроме этого, мы продолжаем решать задачи по оценке геологических структур с точки зрения пригодности их для захоронения ЖРО в глубокие горизонты. Мы ведем такие работы с 1950-х годов; они являются уникальными по масштабу геологических и научных исследований, степени ответственности за полученные оценки, организации полигонов подземного захоронения ЖРО.

– На каких объектах госкорпорации «Росатом» ведутся работы в настоящее время?

– Сегодня наше предприятие работает на пяти объектах и 12 предприятиях атомной промышленности в рамках Федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года», а также по прямым заказам госкорпорации «Росатом» и контрактам с предприятиями отрасли.

В рамках ФЦП ЯРБ мы участвуем в разработке стратегического мастер-плана для решения экологических проблем ПО «Маяк», информационным обеспечением для которого являются данные многолетнего мониторинга подземных и поверхностных вод, водовмещающих пород, прогноз изменения состояния недр и водных объектов под влиянием природных и техногенных факторов по результатам математического моделирования.

На ПО «Маяк» мы также создаем геоинформационную систему, которая может быть интегрирована с АСКРО этого предприятия. Проводим исследования Теча-Бродской геологической структуры для обоснования полигона глубинного захоронения ЖРО.

ФГУГП «Гидроспецгеология» ведет полевые обследования площадок бывшего предприятия «Алмаз» в Ставропольском крае и Ленинградского отделения ФГУП «РосРАО», участвует в работах по анализу тенденций в изменении экологической ситуации в НИИАР (Димитровград), ФЭИ (Обнинск), НИИП (Лыткарино).

Кроме того, в рамках федеральной целевой программы мы осуществляем реабилитационные полевые работы в местах проведения трех мирных ядерных взрывов в Ямало-Ненецком автономном округе, на площадке отвалов пород урановой шахты в поселке Усть-Ангарске (Красноярский край), территориях, загрязненных радиевым производством в поселке Водном  (Республика Коми) и на Кирово-Чепецком химическом комбинате.

На всех площадках, где проводятся полевые работы, идет обследование территории, отбор и анализ проб. На КЧХК, помимо этого, создается опорная наблюдательная сеть, осуществляются бурение скважин и опытно-фильтрационные работы, анализируется состав подземных и поверхностных вод, определяются сорбционные свойства водовмещающих пород, разрабатывается геомиграционная модель.

По заданию госкорпорации «Росатом» ведется мониторинг состояния недр на предприятиях отрасли. Обследуются площадки Нововоронежской АЭС, Приаргунского комбината, ОАО «МСЗ» (Электросталь), создается опытно-демонстрационный центр мониторинга в ФЭИ.

На ПО «Маяк», в рамках договора, мы создаем такой же центр и разрабатываем рекомендации по снижению негативных последствий эксплуатации озера Карачая.

По контракту с Сибирским химическим комбинатом сооружаем и ведем техническое обслуживание нагнетательных и наблюдательных скважин полигона захоронения ЖРО, создаем базу данных для геоинформационной модели СХК.

– Расскажите подробнее об объектном мониторинге состояния недр. Где его необходимо проводить?

– Мы осуществляем мониторинг состояния недр на федеральном уровне и оказываем помощь предприятиям атомной отрасли в проведении объектного мониторинга.

Объектный мониторинг – это система регулярного сбора, накопления, обработки и анализа информации о воздействии техногенных процессов и отходов предприятий на недра, поверхностную и подземную гидросферу. На основании полученной информации осуществляются: прогноз изменения состояния недр под влиянием природных и техногенных факторов; разработка рекомендаций по минимизации негативного воздействия объектов на состояние недр; оценка эффективности мероприятий по снижению такого воздействия; информационно-аналитическая поддержка управленческих решений.

Объектный мониторинг, в первую очередь, необходимо проводить на территориях ПО «Маяк», СХК, ГХК, бывшем предприятии «Алмаз», ОАО «ППГХО», ОАО «НЗХК», ОАО «МСЗ», ОАО «ЧМЗ», НИИАР, ФЭИ, российских АЭС и отделений ФГУП «РосРАО». На многих объектах уже идет активная работа в этом направлении.

Российское законодательство обязывает предприятия самостоятельно вести объектный мониторинг. Но для атомной отрасли, в силу ее специфики, нужна единая система мониторинга, с унифицированными методиками, технологиями сбора и обработки информации, с обязательным учетом анализа полученных данных при принятии решений по реабилитации территорий. Поэтому с прошлого года на ФГУГП «Гидроспецгеология» действует Центр объектного мониторинга недр предприятий ГК «Росатом», созданный для поддержки природоохранной деятельности госкорпорации.

 

 

– Какие территории или объекты, согласно данным мониторинга, требуют срочной реабилитации?

– Больше всего проблем накопилось на ПО «Маяк», вследствие того, что это было первое предприятие атомного комплекса России. Сегодня здесь находятся большое количество ядерных и радиационно-опасных объектов, подлежащих выводу из эксплуатации, могильники твердых РАО с устаревшим оборудованием; промышленные водоемы и территории загрязнены радионуклидами.
Реабилитации требуют и площадки ряда предприятий и НИИ, где зафиксировано радиоактивное загрязнение подземных вод выше уровня вмешательства.

Обследования показали, что в отрасли много бассейнов, пульпохранилищ, открытых водоемов, которые необходимо срочно реабилитировать. Пристального внимания требуют и пункты хранения РАО, не отвечающие современным требованиям, особенно траншейного типа.

Кроме того, ФЦП ЯРБ предусматривает вывод из эксплуатации 188 ЯРОО, в том числе 16 открытых хранилищ и 12 промышленных реакторов. Их реабилитация тоже актуальна.

Но прежде чем приступать к работам, необходимо провести детальное обследование объектов.

– Каковы подходы Вашего предприятия к обоснованию полигонов захоронения РАО? Какие критерии при этом используются?

– В России достаточно широко применяется метод глубинного захоронения ЖРО в пласты-коллекторы. Основные критерии, которые используются при выборе полигона для закачки отходов, следующие. Над пластом-коллектором должен находиться водоупорный слой, над ним еще один пласт-коллектор и водоупорный слой; эксплуатационный водоносный горизонт, предназначенный для хозяйственного и питьевого водоснабжения, должен быть расположен выше. Полигоны следует размещать в тех районах, где исключена вертикальная миграция радионуклидов на значительной территории (большей, чем горный отвод).

Твердые радиоактивные отходы можно изолировать в непроницаемых, а при глубоком захоронении – в слабопроницаемых породах. Глубина захоронения и плотность вмещающих пород выбирают в зависимости от категории отходов. ВАО следует захоранивать в безводном и водонепроницаемом массиве, в глинах (на глубину до 500 м), галогенах (до 800 м) или кристаллических породах (до 1500 м). САО – в слабопроницаемых породах с высокими сорбционными свойствами (глубина захоронения до 300 м). Могильники НАО должны размещаться в местах, недоступных для оползней, карста, селей, лавин, подтоплений и заболачиваний; мощность толщи вмещающих пород – не менее 20 м. В любом случае, необходима предварительная геоэкологическая подготовка площадок: обследование, создание систем наблюдения и т.д.

Сегодня активно ведутся поиск и обоснование площадок для региональных могильников твердых РАО. ФГУГП «Гидроспецгеология» выполнило районирование территории России по пригодности геологических и гидрогеологических условий для размещения различных видов ТРО. Составлены карты условий захоронения НАО (масштаб 1:4000000), средне- и высокоактивных РАО (масштаб 1:2500000), низко- и среднеактивных РАО (масштаб 1:2500000). Создается цифровая специализированная карта условий захоронения твердых токсичных промышленных отходов на территории РФ.

 

 

Учитывая возрастающие потребности в пунктах окончательной изоляции РАО, необходимо также оценить возможность строительства локальных могильников на площадках хранения радиоактивных отходов филиалов ФГУП «РосРАО». В настоящее время эксплуатируется 15 таких площадок в Северо-Западном, Приволжском, Уральском, Южном, Сибирском и Дальневосточном округах. Значительная часть этих площадок расположена в низкопроницаемых толщах глинистых отложений с высокими сорбционными свойствами, значит, на них можно создать пункты окончательной изоляции РАО, при этом объем отдельных могильников составит десятки и сотни кубометров.

Знания и опыт специалистов ФГУГП «Гидроспецгеология» позволяют оценить безопасность объектов атомной отрасли – как действующих предприятий, так и планируемых пунктов хранения отходов – и выработать рекомендации для решения экологических проблем.

Беседу вела Алена ЯКОВЛЕВА

О собеседнике

Марк Львович Глинский окончил Московский геологоразведочный институт.
На ФГУГП «Гидроспецгеология» работает с 1962 года; прошел путь от старшего бурового мастера до первого заместителя генерального директора предприятия (1987 год).
Кандидат технических наук.
Лауреат премии Совета Министров СССР по науке и технике (1991 год); награжден орденами «За заслуги перед отечеством» IV и III степени, «Знак почета», медалью «За трудовую доблесть», отраслевым знаком «Академик Курчатов» I степени. Ему присвоены звания «Заслуженный геолог Российской Федерации», «Почетный разведчик недр», «Ветеран атомной промышленности и энергетики».