РИА Новости

Борис Арсеев: "Китайская энергетика нуждается в российском опыте"

4 апреля 2012

Одним из самых ярких экспонатов проходящей в Пекине 12-ой Международной выставки атомной промышленности Nuclear Industry China – 2012 российские участники называют проект первого в мире натриевого реактора  интегрального типа БН-800. Он создан на основе прототипного быстрого реактора БН-600, успешно эксплуатируемого с 1980 года. В 2010 году Россия и Китай заключили договоренность о создании этой реакторной установки в КНР. О том, как развивается сотрудничество сторон по этому и ряду других вопросов РИА Новости рассказал временно исполняющий обязанности генерального директора машиностроительного дивизиона Росатома ОАО "Атомэнергомаш" Борис Арсеев. Беседовала корреспондент в Пекине Мария Чаплыгина.

- Как Вы оцениваете текущее сотрудничество России с Китаем в области атомной промышленности и машиностроения? Какие проекты ведутся сегодня?

- Последние несколько лет продемонстрировали успешность взаимодействия российско-китайского сотрудничества в «мирной» ядерной тематике. В частности, Госкорпорация «Росатом» подписала контракт на сооружение второй очереди Тяньваньской станции. И здесь нужно отдать должное китайским партнерам, которые выбрали российскую технологию. Первые два блока Тяньваньской АЭС с использованием реактора ВВЭР-1000 были введены в эксплуатацию в 2007 году. Предприятиями «Атомэнергомаш» был разработан проект реакторной установки (ОКБ «ГИДРОПРЕСС»), разработаны проекты и изготовлен ряд основного и вспомогательного оборудования (ИК «ЗИОМАР», ОАО «ЗиО-Подольск», ОАО «СвердНИИхиммаш», ОАО «ЦКБМ» и др.). В проекте второй очереди станции «Атомэнергомаш» также является основным разработчиком проекта реакторной установки и изготовителем оборудования.

Дело в том, что у китайских партнеров одним из требований была референция блока один и два, чтобы те же предприятия были задействованы в строительстве третьего и четвертого блоков. Это связанно с надежностью и безопасностью. После событий в Японии китайские партнеры задумались и дополнительно проинспектировали все проекты. Тяньваньская АЭС была проинспектирована, и доказала свою безопасность. По оценкам самих китайцев, российское оборудование отлично зарекомендовало себя, к настоящему моменту блоки первой очереди Тяньваньской АЭС выработали более 65 миллиардов КВт.ч.

- На каком этапе находится работа сегодня?

- В марте состоялось координационное совещание наших специалистов с экспертами надзорного органа КНР по рассмотрению отчета по обоснованию безопасности третьего и четвертого энергоблоков Тяньваньской АЭС. Оно прошло успешно, что дает нам уверенность в том, что работа идет по графику и разрешение на строительство будет получено в этом году.

Я не исключаю, что (после завершения работ по строительству Тяньваньской АЭС) будет продолжение сотрудничества. Во всяком случае, мы уверены в том, что китайские партнеры в очередной раз убедятся в том, что российский проект имеет преимущества, и захотят продолжать работать с предприятиями, входящими в Росатом. Преимущество, прежде всего, в безопасности и надежности нашего оборудования, проверенного десятилетиями.

В числе других совместных проектов - пуск в Китае в 2011 году первого экспериментального реактора на быстрых нейтронах (CEFR). Запуск экспериментального реактора стал результатом сотрудничества ведущих специалистов двух стран, среди которых специалисты трех конструкторских и инжиниринговых компаний "Атомэнергомаша".

Что касается российско-китайского сотрудничества в атомной отрасли в целом, стоит отметить успешную сдачу в эксплуатацию четвертой очереди газоцентрифужного завода и подписание контрактов на поставки ядерного топлива и изотопной продукции в прошлом году, а также, до этого, запуск завода по производству ядерного топлива в Китае.

- В августе 2010 года Россия и Китай договорились о строительстве в КНР двух энергоблоков на быстрых нейтронах типа БН-800. Как развивается сотрудничество сейчас?

- В настоящее время "Атомстройэкспорт" ведет переговоры с китайскими организациями по согласованию Рамочного контракта на сооружение в КНР АЭС в составе двух блоков с реакторами на быстрых нейтронах типа 800 МВт (Фуцзяньская Саньминская АЭС). Разработчиком ядерной установки является наше конструкторское бюро ОКБМ Африкантов, основными разработчиками и изготовителями оборудования для этого блока – подмосковные предприятия АЭМ (ЗИОМАР, ЗиО-Подольск и др.). Реактор БН-800 позволит отрабатывать технологию замкнутого топливного цикла. Первый энергоблок с реактором БН-800 сооружается на Белоярской АЭС-2 в России и запланирован к вводу в эксплуатацию в 2014 году. Сейчас на строительной площадке четвертого блока Белоярской АЭС проведены основные работы по монтажу корпуса реактора, ведется монтаж внутрикорпусных систем, летом должны быть проведены финальные испытания на прочность, плотность и герметичность.
Уверен, что наш опыт востребован, и мы точно обладаем лучшей технологией.

- Рассматривает ли "Атомэнергомаш" возможность создания СП с китайской стороной или размещения своих производственных мощностей на территории Китая?

- Наша компания достаточно активно развивается по пути приобретения лицензий или развития партнерства с ведущими игроками мира, поэтому мы не исключаем возможности создания совместного бизнеса и с китайскими партнерами. Одним из примеров развития такого сотрудничества во внеатомной отрасли является соглашение о сотрудничестве с ведущим китайским производителем силового оборудования для АЭС - компанией ТВЕА (Шэньянская трансформаторная корпорация). Есть подписанное в марте 2011 года соглашение, подразумевающее на первом этапе эксклюзивное право представления интересов ТВЕА на территории России, в дальнейшем будет рассмотрен вопрос о локализации производства на территории России и создании сервисной базы для обслуживания продукции, поставленной нашим заказчикам.

Стратегической целью сотрудничества является создание на площадях «Атомэнергомаша» совместного предприятия по производству силовых трансформаторов больших габаритов для генерирующих и электросетевых компаний. Думаю, что в течение года по результатам продвижения бренда на российский рынок можно будет понять перспективы организации производства и сервиса.

По состоянию на сегодняшний день дочерняя компания "Атомэнергомаша"  ООО «ЭМКО» и ТВЕА принимают участие в конкурсах на поставку силовых трансформаторов и шунтирующих реакторов для нужд АЭС и сетевых компаний. Анализ результатов показывает, что ценовые предложения ТВЕА довольно конкурентоспособны и соответствуют уровню российских производителей. Первоочередными задачами сейчас являются получение компанией ТВЕА определенного объема референций по поставке силовых трансформаторов в Россию и аттестация продукции в системе ФСК.

Что касается размещения производства в Китае, то из тех продуктов, что мы производим, китайскому рынку в первую очередь может быть интересно направление по атомной энергетике.

- События на японской АЭС «Фукусима» привели к пересмотру норм безопасности ядерных объектов в Китае. Были ли внесены какие-либо коррективы в производство российской стороной оборудования для атомных станций?

- После событий Фукусимы все российские АЭС прошли стресс-тесты, которые доказали надежность установленного на них оборудования, в контексте возросших требований заказчиков к безопасности атомного оборудования и с учетом форматов и требований международных ядерных регуляторов. В частности, стресс-тесты подтвердили, что оборудование, установленное на АЭС российского дизайна, защищено от природных катаклизмов, а по ряду энергоблоков имеется запас прочности при запроектных сейсмических воздействиях. Безусловно, мы учитываем возросшие требования безопасности к оборудованию АЭС при производстве любого оборудования, и это касается не только Китая, но и любого другого заказчика. Это мировой тренд. Например, реакторы на быстрых нейтронах по российской технологии успешно зарекомендовали себя за 30 лет эксплуатации. При разработке БН-800 были учтены самые жесткие требования безопасности АЭС, максимально использованы апробированные опытом эксплуатации технологии и оборудование, повышены экономические показатели энергоблока. Кроме того БН-800 ориентирован на использование технологий замкнутого ядерно-топливного цикла. Такая стратегия предусматривает минимизацию радиоактивных отходов, уменьшение их производства, насколько возможно, последующее захоронение в глубоких геологических формациях.

Поэтому мы считаем, что наши проекты выполнены по высочайшим требованиям безопасности. События в Японии - это повод еще раз взглянуть на эти проекты, еще раз их проанализировать и в очередной раз подтвердить, что все выполнено с максимальной степенью надежности.

- Есть ли у китайских партнеров интерес к сотрудничеству с Россией в области строительства тепловых электростанций?

- Мы сотрудничаем с Китаем в этой сфере уже 20 лет. Среди реализованных проектов - поставка угольных котлов 500 МВт. Сегодня действующих проектов пока нет. Это связано с  тем, что Китай сейчас достаточно неплохо сам развивает свою энергомашиностроительную политику и непосредственно котлостроение. Вместе с тем мы считаем, что российские предприятия более опытные в этом вопросе, обладают более фундаментальными знаниями и опытом. Мы всегда готовы к сотрудничеству, если китайские партнеры заинтересованы и готовы продолжать его. Сейчас, насколько я понимаю, у них политика развивать свое производство. При этом в настоящее время в России ведется строительство новых и модернизация эксплуатируемых ТЭС. Предприятия "Атомэнергомаша"  обладают серьезной компетенцией в разработке и изготовлении котлов на угле и газе, а также котлов утилизаторов.

При этом в Китае также накоплен серьезный опыт в изготовлении современных угольных котлов большой мощности, объединение усилий специалистов двух стран позволит поставлять указанное оборудование не только на рынки России и Китая, но и других стран мира.

- Значит ли это, что Китай в тепловой энергетике стал самостоятелен настолько, что становится конкурентом России в этой отрасли?

- Есть такое понятие, которое нельзя купить за деньги или получить раньше, чем оно придет само – опыт. Опыт - это годы, это определенная наука, это фундаментальные исследования, которые были в свое время нами проведены. Поэтому Китай, я считаю, будет хорошиь учеником и не факт, что хуже учителя, но все-таки знаний и опыта у российской котлостроительной промышленности пока больше. Развитие технологий – поле для сотрудничества или конкуренции.  Конкуренция за поставку и строительство в первую очередь на территории третьих стран.

- Такие прецеденты уже есть?

- Есть, я знаю, что российские компании участвовали в тендере на поставку котлов в Казахстан для «Экибастузской» ГРЕС-2, и пока, предварительно, казахи отдали предпочтение китайскому проекту. По нашей информации, китайцы предлагали финансовую поддержку этому проекту, возможно, это привлекло Казахстан, который естественно, не сомневается в надежности и референтности российских технологий, но некоторая совокупность факторов, таких как технические решения, скорость строительства, финансовая поддержка, могли оказаться в пользу китайских производителей. Хотя по сей день все котлы «Экибастузской ГРЭС» изготовлены на ОАО «Машиностроительный завод ЗиО-Подольск» (дочернее предприятие «Атомэнергомаша»).