3 июня 2013

Сейед Махмудреза Саджади, посол Ирана в РФ: "Мы считаем, что имеем право на обогащение как на законную деятельность в области мирного атома"

О внутриполитической ситуации в Иране в преддверии проведения президентских выборов в Исламской Республике, "пошаговой стратегии" урегулирования иранской ядерной проблемы, конфликте в Сирии и участии Тегерана в международной конференции "Женева-2" рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Михаилу Гусеву чрезвычайный и полномочный посол Исламской Республики Иран в Российской Федерации Сейед Махмудреза Саджади. Он впервые официально раскрыл детали иранских предложений "шестерке", которые обсуждались на недавних встречах в Алма-Ате и Стамбуле в апреле и мае этого года.

— Как вы можете прокомментировать заявление главы дипломатии Европейского союза Кэтрин Эштон о том, что очередной раунд переговоров по иранской ядерной программе между "шестеркой" международных посредников и Тегераном следует провести после президентских выборов в Иране, с учетом того, что секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана (ВСНБ) Саид Джалили является одним из кандидатов в президенты? Может ли это обстоятельство повлиять на переговорный процесс?

— Я не думаю, что это (участие Саида Джалили в президентских выборах – ред.) может на что-то повлиять. Позиция Ирана по ядерной проблеме прозрачна и понятна. Мы считаем, что имеем право на обогащение как на законную деятельность в области мирного атома. Это наше неотъемлемое право. Мы и сейчас, и после выборов готовы вести переговоры (с "шестеркой" — ред.). Мы не считаем, что выборы могут оказать какое-либо влияние на повестку переговорного процесса (по урегулированию иранской ядерной проблемы – ред.). Это четко выстроенная политическая линия, которой мы придерживаемся и будем придерживаться, в том числе вне зависимости от того, кто будет переговорщиком по ядерной проблеме – Джалили или кто-то другой.

Если западные страны хотят отложить переговоры, это их дело. Мы настаиваем на том, что наши действия вписываются в положения Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), а также в рамки тех "ожиданий и предложений", которые мы уже обсуждали с нашими оппонентами.

— Вы не могли бы пояснить, о каких "ожиданиях и предложениях" идет речь? Как они связаны с переговорами в Казахстане и встречей Саида Джалили и Кэтрин Эштон в Стамбуле? "Пошаговый план" урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной проблемы, который предложил министр иностранных дел России Сергей Лавров, все еще на столе переговоров?

— Между сторонами переговорного процесса ("шестеркой" и Ираном – ред.) была договоренность о том, чтобы содержание встреч не попало в средства массовой информации и не стало поводом для инсинуаций. Естественно, если бы была необходимость, то либо иранская сторона, либо западные страны пролили бы свет на все подробности переговоров. Однако надо отметить, что «пошаговый план» все еще есть в повестке переговоров.

Правда, основная проблема так называемой "пошаговой стратегии" заключается в том, что шаги, предпринимаемые западными странами, не соотносятся по масштабу и времени с тем, что наши оппоненты требуют от Ирана. В качестве примера могу привести самое первое предложение наших западных оппонентов, которое заключалось в том, чтобы закрыть завод в городе Форду и приостановить обогащение до 20 процентов. Взамен Ирану предлагались гарантии по обеспечению научно-исследовательского реактора в Тегеране соответствующим топливом, а также разрешение на приобретение золота и продажу продуктов нефтехимической промышленности. Но мы сами располагаем всеми возможностями для обеспечения тегеранского реактора топливом и не испытываем трудностей с приобретением ценных металлов и реализацией своей нефтехимической продукции.

По нашему мнению, подобные требования иррациональны. Такой подход наших оппонентов привел к тому, что мы провели фактически безрезультатные встречи в Москве и Астане. В Казахстане "шестерка" вместо того, чтобы ответить на ранее выдвинутый нами пакет предложений из пяти пунктов, представила свой новый, правда, уже более логичный вариант. Содержание предложений стороны обсуждали, в том числе, в Стамбуле.

— А в чем состоят предложения Тегерана?

— Иран выступил с пакетом предложений по урегулированию ядерного вопроса, состоящим из пяти пунктов, из которых четвертый и пятый носят общий характер взаимодействия с "шестеркой" и не относятся к ядерной проблематике. Правда, надо отметить, что Иран внес некоторые коррективы в эти предложения после встречи в Астане, чтобы постараться сблизить позиции. Подробности мне неизвестны.

Первый шаг заключается в полном признании "шестеркой" права Исламской Республики на обогащение. В свою очередь, Иран вновь подтверждает свои обязательства в рамках ДНЯО и подчеркивает несогласие на использование ядерного оружия, которое основывается на фетве (мусульманском решении или указе – ред.) Верховного лидера Исламской Республики.

Второй шаг, или так называемые "меры транспарентности", основан на более открытом сотрудничестве Ирана с МАГАТЭ по вопросу о военном характере иранской ядерной программы. Взамен мы просим, чтобы "шестерка" сняла все санкции в отношении Тегерана.

Третий шаг, или "меры по укреплению доверия", направлены на сотрудничество Исламской Республики с "шестеркой" в вопросе поставок топлива для тегеранского научно-исследовательского реактора. В ответ "шестерка" должна снять иранское ядерное досье с повестки дня Совета Безопасности ООН.

Четвертый шаг – укрепление сотрудничества на основе взаимных интересов, которое заключается в проектировании и строительстве атомных электростанций и исследовательских реакторов в Иране, исследования реакторов на легкой воде.

Последний, пятый шаг предполагает сотрудничество Ирана по таким вопросам, как урегулирование ситуации в Сирии и Бахрейне. Со своей стороны, мы просим "шестерку" оказывать содействие в борьбе с пиратством и противодействии распространению наркотиков.

В настоящее время мы ожидаем ответа от "шестерки" по дате проведения очередного раунда переговоров. Относительно места поведения переговоров могу сказать, что оно пока не определено. Хотя ряд стран, в том числе Алжир, готовы быть принимающей стороной и предоставить место для проведения встречи.