Интервью 28 апреля 2017

Владимир Поваров, директор Нововоронежской АЭС: «Заниматься коммерцией — это прерогатива “Росатома”, а не отдельной станции»

В конце февраля в промышленную эксплуатацию был сдан новейший, самый мощный в России шестой блок Нововоронежской атомной электростанции (поколение 3+ с реактором ВВЭР-1200). В госкорпорации «Росатом» считают, что это событие «мирового масштаба». Об особенностях руководства стройкой, которая началась еще десять лет назад, „Ъ“ рассказал директор НВ АЭС — заместитель генерального директора концерна «Росэнергоатом», депутат Воронежской областной думы Владимир Поваров.

— Какой объем электроэнергии шестой блок должен выработать по итогам нынешнего года?

— Годовое задание для станции — совокупно более 16 млрд кВт•ч электроэнергии. На станции остаются в работе четвертый и пятый блоки, но доля шестого, естественно, самая большая в заданном объеме выработки — более 6,6 млрд кВт•ч. 27 февраля было получено заключение о соответствии объектов пускового комплекса шестого блока проекту (проектное название — энергоблок №1 НВ АЭС-2). А 28 февраля прошла аттестация мощности блока для того, чтобы он смог работать на рынке мощности (сейчас несет номинальную нагрузку). Надо сказать, по новым правилам рынка то, что мы аттестовали энергоблок, позволяет нам рассчитывать на дополнительную выручку. Это так называемая плата за мощность.

Если вас интересует стоимость этого объекта для нашей команды в моральном плане, то, конечно, блок дался непросто. Он головной, а это совершенно новые технические решения, новые системы безопасности, это всегда какой-то вызов. В сравнении с тем, что тиражировалось до последнего момента в России, мы применили совершенно другой подход. Я очень благодарен коллективу строителей, проектировщиков, организации научного руководителя, главного конструктора реакторной установки, «Атомтехэнерго» (организации, которая проводила наладку), ну и, конечно, эксплуатационному персоналу НВ АЭС — их совместными усилиями удалось ввести блок в промышленную эксплуатацию.

— Для вас самого это самый масштабный проект, в реализации которого принимали участие?

— Да. Такого проекта по масштабу в моей жизни еще не было, хотя я участвовал в пуске первого блока Ростовской атомной станции, в продлении срока эксплуатации пятого блока НВ АЭС. Считается, что самый сложный период при сдаче блока в эксплуатацию — это опытно-промышленная эксплуатация. Но для меня он был менее сложным, потому что на этой стадии уже было понятно, что и как делать, был сформирован большой коллектив. А вот когда шел процесс сооружения объектов и монтажа оборудования, индивидуальных испытаний, было непросто. Особенно если учесть, что многие предприятия, которые работали на этом объекте, не выдержали гонки и ушли из проекта. Или если вспомнить проблемы, которые сопровождают любую большую стройку, связанные с поставкой оборудования, с тепломонтажом. Кстати, с электромонтажом таких проблем нет, очень сильная организация осуществляла монтаж схемы выдачи мощности и системы собственных нужд. К электромонтажникам вопросов не было, а вот тепломонтажники, у которых в Советском Союзе была мощная школа, где-то свои навыки утратили, и теперь идет возрождение компетенций.

— Мне показалось, что для вас одним из непростых этапов было объединение дирекций строящейся и действующей станций в 2013 году.

— Вы знаете, он прошел довольно безболезненно. Мы, пожалуй, сделали все возможное, чтобы никакой социальной напряженности при объединении не было. Сохранили уровень оплаты труда, при этом к проекту стали причастны квалифицированные специалисты с действующей станции. Так что все как-то быстро успокоилось, резонанс был в течение двух-трех недель, когда люди перераспределялись по должностям. Сейчас у нас единый коллектив, который настроен на дальнейшее развитие.

В приоритете у меня работа действующих блоков (четвертого и пятого), которые мы тоже довели до хорошего уровня безопасности, что многократно подтверждали различные международные эксперты. Эти блоки — база НВ АЭС, на которой воспитывается профессиональный коллектив эксплуатационников. Их культура производства сейчас передается, в том числе, и на шестой блок, который пока в переходном состоянии: несмотря на то что он сдан в промышленную эксплуатацию, вопросы эксплуатационного порядка, маркировки оборудования, контролирующих процедур все еще будут актуальны. Блок получился таким, что не стыдно его показывать, в том числе зарубежным партнерам, которые собираются у себя развивать атомную энергетику. Они приезжают и смотрят, как блок работает, что все спокойно, безопасность его доказана на уровне международных институтов, таких как МАГАТЭ.

— Складывается впечатление, что различные делегации не уезжают из Нововоронежа, коммерческая польза от этих визитов есть? 

— Конечно. На базе учебно-тренировочного пункта НВ АЭС организуется центр обучения иностранных специалистов, во всяком случае наши белорусские коллеги стажируются на нем уже третий год. Они получают базовое образование у себя в вузе, потом проходят обучение и стажировку у нас на рабочих местах. По аналогичной схеме могут готовиться специалисты из Бангладеш, Вьетнама, Турции — тех стран, где руководство в перспективе собирается развивать атомную энергетику. Кстати, Китай мы уже не учим, он давно самодостаточен — на наших блоках ведет подготовку персонала по своим подходам и правилам. Концерн «Росэнергоатом» зарабатывает дополнительные средства на обучении иностранных специалистов. И сотрудники станции тоже неплохо на этом зарабатывают, так как командировка в тот же Иран или Китай сулит хорошие деньги, особенно для высококвалифицированного рабочего. Месяца за три точно можно заработать на хорошую машину.

Такой контакт между странами для нас сейчас особенно важен, ведь мы оказались первыми из тех, кто сдал в эксплуатацию блок поколения 3+. Проекты станций с такими блоками реализуются в Финляндии и во Франции, но их сроки сдачи уже неоднократно переносились. Но все-таки заниматься коммерцией — это не дело станции, а прерогатива «Росатома», который продвигает наши продукты на международный рынок. От него идут посылы к нашим зарубежным коллегам: посетите блочный пункт управления, посмотрите график несения нагрузки, обратите внимание на оборудование. Это все видят делегации, в составе которых не просто туристы, а специалисты, которые принимают решения и понимают, что атомная энергетика является основой электроэнергетики, к примеру, такой страны, как Франция.

— Давайте подсчитаем примерный уже полученный эффект от реализации проекта возведения двух блоков на НВ АЭС.

— В Нововоронеже на сооружении новых блоков работает множество предприятий — резидентов Воронежской области (всего около 8 тыс. человек), соответственно, налоги от них остаются в регионе. Теперь возьмем налоги от деятельности атомной станции. Это порядка 2,7 млн руб. в федеральный бюджет за 2016 год, более 1,7 млрд руб. поступили в казну региона, и свыше 111 млн руб. — в бюджет Нововоронежа.

— Во время одного из визитов на станцию экс-главы «Росатома» Сергея Кириенко и губернатора Алексея Гордеева обсуждалась возможность возведения на площадке еще и восьмого, девятого энергоблоков. Насколько этот вопрос сейчас актуален? 

— Думаю, что сейчас его актуальность значительно снижена, так как в дорожной карте развития атомной энергетики России наших восьмого и девятого блоков нет. Это было хорошее предложение губернатора, который понимает, что сооружение еще одной очереди АЭС гарантировало бы и рабочие места, и дополнительные налоги. Но учитывая ту экономику, которая сейчас у нас в стране, период некой стабилизации, это будут избыточные мощности. То есть для нормального функционирования экономики нужно, чтобы избыток наших мощностей был на уровне 30%. На этом уровне он сейчас и есть. Но на нашей площадке остаются все возможности для развития энергетики. Если случится так, что страна начнет развиваться семимильными шагами, к вопросу увеличения мощностей можно будет легко вернуться.

— Какой в такой ситуации вам видится дальнейшая судьба четвертого и пятого блоков станции? 

— Четвертый блок ждет комплексная модернизация. Это очень интересный концептуальный проект, который предполагает, что, продлевая период службы четвертого блока еще на 15 лет, мы обеспечиваем очень хороший уровень безопасности, используя для этого емкостное оборудование остановленного в прошлом году третьего блока. Таким образом, мы создаем практически четыре полноценных канала безопасности. По тем расчетам, которые выполнены предварительно, блок должен соответствовать самым последним требованиям МАГАТЭ. Инвестиции в его модернизацию (около 6 млрд руб.) на порядок ниже, чем стоимость строительства нового блока. Это оправданные меры. Кроме того, мы предварительно оценили состояние оборудования четвертого блока. Оно позволяет продлить срок эксплуатации, выполнив определенные процедуры с корпусом реактора, который подлежит обжигу. Часть оборудования, конечно, будет меняться. На площадке четвертого блока уже идет сооружение здания дополнительной системы безопасности, заказывается для него оборудование, которое обеспечит нам дополнительные пассивные системы безопасности на блоке. Также будет установлена абсолютно новая система контроля управления реактором. На выходе должен получиться супербезопасный блок с инновационной системой контроля управления, которая может стать референтной для последующих проектов модернизации блоков.

— То есть можно сказать, что работы по продлению срока эксплуатации четвертого блока уже стартовали? 

— Да, процесс пошел, несмотря на то что блок функционирует, мы параллельно прорабатываем вопросы поставок оборудования (с подготовкой всех обоснований), подтверждаем ресурсы незаменяемого оборудования (включая ресурс первого контура). Четвертый блок, по нашим планам, должен проработать до конца года, а затем он будет остановлен примерно на 200 суток.

Что касается пятого блока, больше мы ничего глобального на нем делать не будем. Это рабочая лошадка, которая будет в строю в рамках продленного срока эксплуатации. Его модернизацию мы провели в 2011 году на 30 лет. В процессе эксплуатации блока мы, естественно, будем делать различные модернизационные работы, но это уже не в рамках большого инвестпроекта. К примеру, в этом году должны будем поменять турбины, обновить проточную часть, что позволит повысить эффективность блока. Но это все в рамках текущей эксплуатации.

— В 2012 году на НВ АЭС был пущен комплекс по переработке твердых радиоактивных отходов. На какой период он рассчитан? 

— Комплекс рассчитан на 10 тыс. контейнеров с твердыми радиоактивными отходами (ТРО) в виде солевого плава, что позволяет полностью закрыть нашу потребность в локальном размещении переработанных жидких радиоактивных отходов от деятельности четвертого и пятого блоков. Контейнеры представляют собой 200-литровые бочки, которые вставляются в соответствующие ячейки и могут там храниться в течение 50 лет. В дальнейшем запланирована их передача национальному оператору, который уже на специальных могильниках ведет цивилизованное захоронение радиоактивных отходов.

На шестом блоке есть свое большое хранилище, на котором технология обращения с жидкими радиоактивными отходами вообще практически безотходная. Все перерабатывается на самом блоке, а на выходе получается неактивная соль и небольшое количество активной фазы, которое цементируется в контейнерах и потом тоже закладывается на долговременное хранение с возможностью передачи национальному оператору. Все, что связано с обращением с радиоактивными отходами, за более чем 50-летнюю историю НВ АЭС развито очень хорошо. Ежегодно мы образуем порядка 300 кубометров твердых отходов. По сравнению с угольными терриконами, которые какая-нибудь ГЭС производит, это вообще ерунда.

— В 2015 году вы стали депутатом Воронежской облдумы. Зачем?

— В Нововоронеже я живу уже десять лет. И мне совсем не безразлично, как развивается вся область. Я депутат от двух районов, с которыми Нововоронеж поддерживает соседские связи: Хохольскского и Репьевского. Плюс дума открывает определенные возможности для любого активного человека, я могу сделать в различные органы депутатские запросы. А когда областной бюджет распределяется по полочкам, могу влиять на то, чтобы больше инвестиций пришло в инфраструктуру Нововоронежа. Словом, я не считаю депутатскую работу бесполезной тратой времени, она позволяет быть в курсе всех преобразований в регионе.

— Вы входите еще и в неформальное собрание «Лидер», созданное по инициативе губернатора Алексея Гордеева.

— Да, и это тоже помогает пониманию того, в какую сторону развивается регион, какие у него перспективы. Я считаю, что Алексею Васильевичу удалось консолидировать вокруг себя элиты бизнеса и общественных организаций, которые не дают снижать планку развития экономики области.

— А насколько эта система, на ваш взгляд, монолитна? Допустим, переедет господин Гордеев на новый пост, не развалится ли региональная экономика?

— Нет, не развалится. Я думаю, что те связи, которые за последние годы наработаны, продолжат функционировать. Во всяком случае я в это верю.