Интервью 16 июня 2017

Глеб Ефремов, директор МЦОУ: «В области замыкания ядерного топливного цикла будет совершен революционный прорыв»

Замкнутый ядерный топливный цикл (ЯТЦ), работу над которым ведут российские ученые, позволит избавиться от ядерных отходов, а также решить проблему ядерного топлива, повторно используя элементы отработанного. Другим не менее важным вопросом для атомной энергетики сегодня является обеспечение нераспространения ядерного оружия в мире. Для этой цели был создан Международный центр по обогащению урана (МЦОУ), который гарантирует поставки ядерного топлива в любую страну, избавляя ее от необходимости собственных ядерных разработок. Корреспондент «Евразия.Эксперт» встретился с генеральным директором МЦОУ Глебом Ефремовым, чтобы поговорить о ядерном бизнесе и стоящей за ним большой политике, угрозах распространения, а также узнать, стоит ли ждать реванша атомной энергетики после событий на АЭС Фукусима-1, и сможет ли «зеленая» энергетика заменить мирный атом.

- Глеб Вячеславович, расскажите, пожалуйста, какова основная задача Международного центра по обогащению урана?

- На сегодняшний день Международный центр по обогащению урана – это организация с участием нескольких иностранных акционеров: Казахстана, Украины и Армении. В этом году мы отмечаем десятилетие нашей компании. Впервые о необходимости создания глобальной сети так называемых международных центров по предоставлению услуг в области ядерно-топливного цикла было объявлено на саммите ЕврАзЭс президентом России Владимиром Путиным в феврале 2006 г. Российская инициатива была поддержана правительством Республики Казахстан, и в сентябре 2007 г. компания «Международный центр по обогащению урана» была зарегистрирована как юридическое лицо.  

Для объявления инициативы МЦОУ время было выбрано неслучайно. Дело в том, что любая страна, которая овладевает технологией обогащения урана, становится в шаге от создания ядерного оружия, а это нарастание глобальной угрозы всему миру. В 2006 г. мир познал очередного члена ядерного клуба – КНДР, распространение технологий обогащения урана указывало на прогнозируемое появление новых ядерных держав – на повестке дня была актуальная на тот момент иранская ядерная программа. В ряде случаев расширение клуба ядерных держав имеет цели военные, а в некоторых – экономические и политические: страны, не уверенные в поставках с коммерческого рынка, стремятся получить собственные источники производства ядерного топлива. 

В противовес этим тенденциям и была предложена альтернатива, которая позволяла странам, намеревавшимся создавать у себя технологии и центры производства обогащения урана, получать гарантированные на уровне правительства России поставки продукции и услуг ядерно-топливного цикла, тем самым избавляя их от необходимости разрабатывать технологии и создавать подобные производства у себя.

Помимо этой инициативы в мире реализуются несколько политических проектов, которые представляют собой наивысший уровень гарантий поставок ядерного топлива. Это управление так называемыми международными банками топлива. Россия стала первым и пока на протяжении восьми лет остается единственным в мире государством, на практике реализовавшим проект создания международного банка топлива. 

Сегодня МЦОУ управляет гарантийным запасом низкообогащенного урана – неприкосновенным запасом, который хранится на площадке нашего центра в городе Ангарске под надзором МАГАТЭ. Цель гарантийного запаса – обеспечить поставку хранящегося в нем материала МАГАТЭ для дальнейшей его передачи стране-члену МАГАТЭ, оказавшейся в ситуации политического форс-мажора, когда ей отказано в поставках ядерного топлива по коммерческим или техническим причинам.

Работа по этим двум направлениям, включая расширение состава участников-акционеров Центра, и есть основная задача МЦОУ.

- С 2011 г. цена на уран постоянно падает. В конце 2016 г. она достигла наименьшего значения за этот период – менее $18 за фунт закиси-окиси урана. Как МЦОУ удается сохранять доходность и оптимизировать затраты? От чего приходится отказываться?

- Вы правы, текущие котировки показывают ниспадающие тенденции, уже на протяжении нескольких лет цены продолжают снижаться. Безусловно, мы реагируем на это. Цена на уран – это около 40% в общей составляющей цены на топливо для атомных станций. Помимо него в цене на ядерное топливо цена конверсии и обогащения урана, стоимость фабрикации ТВС. Снижение котировок на эти переделы было не столь значительным. А МЦОУ – это преимущественно предоставление услуг по обогащению урана. Поэтому цены на услуги по обогащению хотя и снизились, но не так значительно.

Однако МЦОУ – член единой команды Госкорпорации «Росатом». Сегодня в отрасли внедрена общая программа оптимизации расходов, которой предусмотрено их снижение, как минимум, на 10%. Задача не просто сократить затраты по управленческим, командировочным расходам, затратам на рекламу. Задача научиться применять новые практики, которые при снижении затрат не влияют на качество предоставления нами услуг. В нашей организации это работает очень успешно. По текущим показателям наших расходов в сравнении с предыдущими периодами налицо существенная экономия. Мы недавно пересмотрели нашу организационно-штатную структуру, что позволило снизить долю сторонних услуг. Оптимизировали наши офисные площади, главным образом, на площадке в Ангарске – там многократное сокращение расходов.

Также хотел бы добавить, что уже на протяжении нескольких лет МЦОУ работает в рамках системы менеджмента качества. Оптимизация и улучшение внутренних процессов – это один из путей оптимизации расходов, поскольку мы работаем более эффективно, поставленные задачи реализуем в более сжатые сроки.

Но в таких условиях надо стараться не только экономить, а зарабатывать больше. Тогда доходность будет сохраняться на должном уровне. Мы всегда следим за тем, чтобы наши планы были актуализированы в соответствии с тенденциями рынка.

- Ожидается ли какое-то изменение цены на уран?

- Я думаю, что да. Вопрос – в какую сторону? Дело в том, что цена на любой продукт определяется соотношением спроса на него и предложением рынка. В настоящее время рынок урана сильно «перегрет». Перегретость рынка связана, прежде всего, со сформированными запасами, сделанными трейдерами на их понимании низких цен, в то время как эти цены в момент формирования запасов еще не достигли своего «дна».

Однако понимая уровень себестоимости добычи природного урана, тенденций стремительного роста численности мирового населения, как следствие – двукратного увеличения энергопотребления в мире каждые 20 лет, уверен, спрос на ядерную энергетику будет расти, что неминуемо приведет и к росту цен на уран.

- Планируется ли наращивание производства?

- Чем выше будет спрос, тем активнее мы должны реагировать и быть готовыми предоставить и нашим партнерам, и нашим заказчикам то количество продукции, которое будет востребовано. МЦОУ носит больше характер политический, нежели производственный или коммерческий. Собственных мощностей и производств мы не имеем. Мы предоставляем услуги так называемого гарантированного доступа к российским мощностям по обогащению урана. Под производственную программу МЦОУ «Росатомом» резервируется необходимое количество производственных мощностей на российских предприятиях по обогащению урана, которое в условиях роста потребности акционеров Центра также будет увеличиваться.

В России применяются технологии центрифужного обогащения урана. Эти мощности являются, по сути, уникальными, позволяющими варьировать количество производимой продукции.

Ведущаяся в отрасли работа по созданию новых поколений газовых центрифуг в условиях резкого роста спроса на услуги по обогащению урана позволит оперативно заменять оборудование производств обогащения урана на более производительное, при этом будет обеспечиваться сокращение удельных эксплуатационных расходов.

- Чем российско-казахстанский «Центр по обогащению урана» (ЦОУ) отличается от МЦОУ?

- Мы похожи только названием, а все остальное разное. ЦОУ – это исключительно коммерческое предприятие, созданное на паритетных условиях Россией и Казахстаном. ЦОУ занимается производством обогащенного уранового продукта для его реализации на рынке. Также в ЦОУ не предусматривается расширение участников – это сугубо двусторонний проект, заинтересованными сторонами которого являются его страны учредители – Россия и Казахстан.

МЦОУ, как я уже отмечал, предоставляет услуги гарантированных поставок, вследствие чего мы выступаем в роли страховой компании на коммерческом рынке. Наша задача – восполнить возможные перебои в поставках на коммерческом рынке продукции и услуг ядерного топливного цикла преимущественно тем странам, которые стали участниками Центра. Также благодаря праву на гарантированную квоту МЦОУ, составляющую на текущий момент 60 000 ЕРР в год для каждого акционера (установленное количество мощностей по обогащению урана, достаточное для производства обогащенного урана, необходимого для перегрузки блока 440 мВт), некоторые акционеры Центра используют участие в Центре в качестве дополнительных, диверсифицированных источников получения продукции вне коммерческого рынка.

Таким образом, целью первого проекта (ЦОУ) является наработка продукции для целей ее коммерческой реализации на рынке. Целью второго проекта (МЦОУ) является предоставление для любой заинтересованной страны в мире, являющейся членом МАГАТЭ, дополнительных гарантированных источников поставок обогащенного урана, если у данной страны есть опасения, вызванные нестабильностью ситуации на коммерческом рынке, или физических поставок обогащенного урана в эту страну, если в отношении нее произошли перебои в поставках ядерного топлива с коммерческого рынка.

- Китай овладел технологией по обогащению урана. Как это повлияет на деятельность МЦОУ и мировой рынок атомной энергетики?

- Китай в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия от 1967 г. является ядерной державой. Развитие технологий обогащения урана – это естественная тенденция для страны, обладающей не только технологиями ядерного топливного цикла, но и ядерным оружием. То, что в Китае появились новые технологии и мощности по обогащению урана, нужно оценивать с точки зрения того, как появление этих мощностей повлияет на общий баланс мировых мощностей обогащения урана.

Очевидно, что объем продукции, производимый Китаем, повысит и без того острую конкуренцию на рынке продукции и услуг ядерного топливного цикла. Китай на сегодня является наиболее динамично развивающейся страной в области строительства новых АЭС, поэтому данный прирост, в первую очередь, нацелен на внутренний рынок. 

Однако очевидно, что с целью завоевания большей доли на мировом рынке Китай выйдет с этой продукцией на экспорт, тем самым повысит свою конкурентоспособность не только в области производства продукции и услуг ЯТЦ, но также и в области реакторостроения. Безусловно, нам придется серьезно конкурировать с этим поставщиком в обозримом будущем, влияние на мировой рынок атомной энергетики события в Китае будет заключаться именно в этом.

Что касается МЦОУ, то задачей нашего центра является способствование появлению в мире все большего количества стран, решающих вопросы развития своей энергетической составляющей за счет строительства атомных станций. Сегодня для любого, кто стоит на пороге выбора, каким образом производить электроэнергию в стране, есть огромное количество вопросов.

В случае выбора варианта строительства АЭС прежде всего стоит вопрос, каким образом атомная электростанция будет обеспечиваться ядерным топливом. Построить атомную электростанцию и остаться без источника поставки топлива для нее – это катастрофа, загубленный проект с инвестициями в несколько миллиардов долларов. Поэтому наша задача состоит в привлечении на рынок все большего числа стран-новичков, показывая им, что существует большое количество страховых механизмов, гарантирующих поставку ядерного топлива в любых условиях.

В этой связи для нас, как для компании, которая работает в атомной сфере, появление новых обогатительных мощностей в Китае – это, безусловно, событие. Но с точки зрения задачи, которую мы реализуем, это событие напрямую на деятельность МЦОУ не влияет.

- В городе Железногорске Красноярского края планировалось создать научный кластер в плане обращения с облученным топливом. Расскажите, пожалуйста, как идет работа по данному направлению?

- Я могу оценивать то, как идет работа в научном кластере исключительно субъективно. Я думаю, что работа идет хорошо. Сегодня точками активного экономического роста являются именно такие центры инновационного развития, где происходит создание единого производственного, научного, образовательного комплекса различных отраслей промышленности. Этот кластер в городе Железногорске не исключение, он объединил в себе предприятия атомной и космической отраслей.

Кластер был создан в непростое время, в августе 2011 г., сразу после событий на АЭС Фукусима. Безусловно, в тех условиях заложенная стратегия развития кластера должна была претерпеть изменения. Судя по данным за 2016 г., в кластере идет развитие, цифры говорят о том, что решения и последовавшие за этим практические шаги по продвижению проекта были правильные. Налицо развитие региона. Объем НИОКР, который выполняется предприятиями, ведущими деятельность в рамках кластера, достиг десятков миллиардов рублей. Уровень жизни, социальной инфраструктуры, средней заработной платы в регионе неуклонно растут. Конкурс в Сибирский Федеральный Университет, являющийся участником кластера, вырос. Молодые специалисты после окончания ВУЗа остаются жить в регионе. Это и есть свидетельства того, что работа идет в правильном направлении.

Что касается вопроса обращения с облученным ядерным топливом, то для атомной энергетики это одна из важнейших задач. Сегодня в мире атомная энергетика работает с так называемым отложенным решением по обращению с отработанным ядерным топливом (ОЯТ).Отложенное решение – это долговременное хранение ОЯТ.

Проект, которым занимается в том числе кластер в Железногорске – это замыкание ядерного цикла, вовлечение продуктов, получаемых в результате переработки ОЯТ обратно в ядерный топливный цикл, разработка МОКС-топлива для реакторов на быстрых нейтронах с натриевым носителем БН-800, чтобы начать воплощать в жизнь исследования в области замыкания ядерного топливного цикла и создания так называемой вечной атомной станции с образованием минимального количества отходов.

Второй проект, который сейчас реализуется в российской атомной энергетике, это проект «Прорыв». Целью проекта является создание демонстрационной установки – реактора «Брест» на Сибирском химическом комбинате. Это тоже один из элементов создания энергетики замкнутого ядерного цикла – технологии, которая позволяет облученное ядерное топливо вновь вернуть в ядерный цикл, а не положить его на склад и думать, что мы будем с ним делать через столетия.

- МЦОУ – это международный проект, участниками которого сегодня являются Россия, Казахстан, Украина и Армения. Расскажите, пожалуйста, как изменилось сотрудничество Центра с Украиной в результате российско-украинского кризиса?

- С нашим акционером [из Украины] у нас замечательные отношения. Они не ухудшились, но приобрели определенную «окраску» под воздействием внешнеполитического фона, в котором вынуждены сегодня сосуществовать два государства.

Украина – это наш регулярный ежегодный заказчик продукции и услуг. Начиная с 2012 г. у нас не было перебоев в поставках. Все контрактные обязательства как с их стороны, так и с нашей выполнены в полном объеме. Текущий год, я надеюсь, тоже не станет исключением. Мы уже подошли к стадии практической реализации поставки в текущем году, сейчас завершаются корпоративные процедуры одобрения и подписания контракта.

Сложности в нашем взаимодействии конечно же присутствуют, и они скорее финансового характера. Но решения находятся, сотрудничество продолжается.

Дело в том, что остановка АЭС влечет огромное количество проблем, связанных прежде всего с необходимостью выгрузки топлива, потом повторного запуска. Это огромные экономические потери. Задача наша и Украины в том, чтобы обеспечить стабильную работу энергоблоков АЭС на территории Украины.

- Ведутся ли переговоры о вступлении новых участников в состав МЦОУ?

- Да, ведутся, но мы стараемся аккуратно освещать эти вопросы в средствах массовой информации, поскольку они содержат чувствительную информацию и коммерческую тайну наших партнеров. К сожалению, зарубежным компаниям, приходящим к нам и ведущим переговоры о вступлении (а они ведутся, их география весьма широка), начинают задавать сложные вопросы.

- Политического характера?

- Именно, все вопросы имеют в своей основе политическую подоплеку. Мы стараемся аккуратно относиться к этому, поскольку участие в МЦОУ – это вопрос прежде всего политический, а вступление новой страны в МЦОУ начинается именно с межгосударственного политического процесса, когда на уровне министерств иностранных дел стран-членов МЦОУ и страны-новичка принимается решение о том, что эти государства хотят сотрудничать в рамках присоединения к межправительственному соглашению о создании МЦОУ.

Но еще раз повторю, что мы открыты, переговоры о расширении МЦОУ ведутся, перспективы такого расширения есть. Участником МЦОУ может стать любая страна, выполняющая два условия: страной ратифицирован договор о нераспространении ядерного оружия, и она является членом МАГАТЭ.

Как я уже отмечал, в своей инициативе о создании МЦОУ Российская Федерация преследовала целью популяризировать атомную энергетику как надежный, безопасный, устойчивый элемент развития энергетической составляющей государств, чтобы способствовать приходу в мировую ядерную индустрию как можно большего количества стран-новичков. 

Российское предложение на рынке – это предложение, позволяющее построить в отдельно взятом государстве целую ядерную индустрию, включающую в себя создание производственных, научных, образовательных центров, с предложением политических механизмов гарантированных поставок продукции и услуг ядерного топливного цикла, доказанного на примере успешной реализации проекта МЦОУ.

Для страны-новичка важно не только стать страной, которая вступила в атомный клуб и начала генерировать электроэнергию посредством ее производства на атомной станции. Вклад любого государства в дело нераспространения ядерного оружия – это также политически важная составляющая развития атомной энергетики для многих государств. На сегодняшний день это является и неким политическим козырем, что хорошо видно на примере государств, которые являются центральными на континентах.

- На Ваш взгляд, что ждет атомную энергетику в будущем? Возможен ли отказ от нее и переход к альтернативным источникам энергии?

- В результате аварии на АЭС Фукусима не произошло катастрофы такого масштаба, какая была в Чернобыле, хотя реактор был старее, и срок его эксплуатации намного больше. Это говорит о том, что при разумном подходе к атомной энергетике можно достичь определенной безопасности. Но все же событие в Японии вызвало череду отказов в мире от использования атома. География отказов от атомной энергетики – это в основном страны Европы, что неспроста.

На мой взгляд, инцидент на Фукусиме был подхвачен и «подогрет» лоббистскими интересами тех, кто продвигает технологии и продукцию, прежде всего в области углеводородов – нефти и газа. Европа является крупнейшим потребителем газа в мире. И в этой связи неспроста отказы от ядерной энергетики прежде всего произошли там, и было это под воздействием крупнейших нефтяных и газовых поставщиков – США, а также стран Персидского залива, которые были заинтересованы продвигать свои коммерческие интересы в этом регионе.

Поскольку Фукусима имела место как событие, она все же потребовала сделать определенные выводы. Один из вопросов, который мы продолжаем сегодня обсуждать – может быть все же не надо строить АЭС там, где присутствует высокая сейсмическая активность, проходят тектонические разломы, характеризующийся ежедневными подземными толчками? Может следует именно там рассматривать перспективы развития энергетики на основе возобновляемых источников?

Казалось бы, очевиден вывод о разумности использования в этих случаях альтернативных, возобновляемых источников энергии. Однако вывод этот может оказаться неверным, поскольку с учетом темпов роста населения в мире, темпов индустриализации и роста промышленности, одни только возобновляемые источники энергии будут не в состоянии обеспечить спрос на электроэнергию в будущем. Это проблема касается и Японии как индустриально высокоразвитого государства с третьей экономикой в мире.

А раз так, то внедрение возобновляемых источников при отказе от атома не остановит углеводородную энергетику. Она будет параллельно существовать. Поэтому мы продолжим сталкиваться с техногенными катастрофами, вызванными использованием углеводородов: разливы мазута и нефти, взрывы газопроводов. Есть также гипотеза, что выкачивая нефть и газ из Земли, мы нарушаем ее геологическое строение, что приводит к климатическим катастрофам.

Могу привести еще несколько аргументов, почему невозможно решить все вопросы генерации энергии с помощью возобновляемых источников энергии.

Рассмотрим, например, производство электричества за счет энергии солнца. В разговорах о солнечной энергетике не утихают споры о вредности и дороговизне производств солнечных батарей. Доказано, что эти производства наносят колоссальный экологический вред природе. В итоге на деле оказывается, что солнечная энергия и не такая дешевая, и отнюдь не безопасная.

Любые станции, использующие энергию природы (солнце, ветер) для производства электричества требуют больших территорий под строительство, а с этим тоже сложности и в густонаселенной Европе, и в Азии.

Казалось бы, можно было использовать пустынные территории Арабских Эмиратов под размещение станций, работающих на солнечных батареях. Но они там абсолютно непригодные, потому что мелкодисперсная песчаная пыль покрывает все вокруг и сводит на нет возможность использования солнечных батарей. Чтобы они там работали, надо нанять целую армию людей, которые бы ходили с тряпочками и их постоянно протирали.

Знаю, что под проекты развития ветровой генерации в России была проведена оценка территорий, где можно было бы поставить ветряки с учетом их максимальной эффективности. Как выяснилось, это районы крайнего Севера, побережья Карского моря и моря Лаптевых. Генерировать электроэнергию там и передавать ее на материк – это нонсенс, поскольку производить электроэнергию нужно в том месте, где мы ее потребляем. 

Сегодня распределение населения – уже дело состоявшееся. Например, невозможно перевезти Москву на берег моря Лаптевых и обставить ее в новом месте ветряками. Поэтому при выборе вида генерации надо ориентироваться на то, что является одновременно экономически эффективным, абсолютно безопасным и разумным. 

И в этой связи в ряде случаев атомная энергетика не имеет альтернативы. Мне кажется, что отказ от нее носит временный характер.  Более того, с учетом развивающихся технологий в области замыкания ядерного топливного цикла будет совершен революционный прорыв, который повысит безопасность атомных станций, сократит количество ядерных отходов, повысит экономическую эффективность данного вида генерации энергии. Поэтому атомная энергетика еще возьмет реванш!

Источник: Евразия.Эксперт