Интервью 23 июня 2017

Андрей Никипелов: "Новые игроки атомного рынка - достойные конкуренты с серьезными компетенциями"

Машиностроительный дивизион "Росатома" - группа "Атомэнергомаш" (АЭМ) собирается на мировые рынки с предложением по мини-ГЭС, оптимизированной моделью плавучей АЭС, с оборудованием для опреснения морской воды и водоподготовки. О планах развития компании в традиционной и неядерной сфере в интервью "Интерфаксу" в рамках форума "Атомэкспо-2017" рассказал генеральный директор "Атомэнергомаша" Андрей Никипелов.

- В последнем финотчете "Атомэнергопрома" среди планов дальнейшего развития АЭМ указывается расширение присутствия на неатомных рынках. В вашем прошлогоднем портфеле заказов среди крупных контрактов - машзалы для двух АЭС, а также контракты с "СИБУРом", "ЛУКОЙЛом", "Газпром нефтью" (MOEX: SIBN), сопоставимы ли эти контракты с традиционными атомными контрактами?

- По стоимости оборудования контракты в нефтегазе вполне сопоставимы с контрактами на отдельные позиции для машзалов, например, подогреватели высокого давления, сепараторы-пароперегреватели.

В нефтегазовом секторе мы работаем с рядом ведущих компаний, причем в самых разных направлениях. Для одного из предприятий "СИБУРа" мы проектируем и производим выпарной комплекс очистки стоков, для другого - изготавливаем герметичные электронасосы. В Калининградской области по нашему проекту строится солезавод на объекте "Газпрома". Для "Газпром нефти" в мае-июне поставлены две колонны, которые войдут в состав современной комбинированной установки "Евро+" на Московском НПЗ.

В целом наша стратегия - максимально задействовать все компетенции и возможности каждого предприятия дивизиона. Поэтому мы активно расширяем присутствие на целевых неатомных рынках, системно работаем с лицензиарами для локализации производства оборудования, которое раньше не изготавливалось в стране, участвуем в программах импортозамещения.

- В марте вы договорились о сотрудничестве с "НОВАТЭКом" по локализации производства СПГ-оборудования, есть ли уже какие-то конкретные договоренности по контрактам, срокам, объемам?

- Это очень важное соглашение для обеих сторон. Нам оно позволяет принять участие в локализации производства сложного технологичного оборудования - то есть, существенно расширить свои референции в нефтегазовой отрасли. Каких-то конкретных крупных контрактов пока нет, объекты еще не запроектированы.

В таких системных проектах, как строительство СПГ-заводов, мы стремимся начать взаимодействие задолго до подписания договора. Здесь невозможно прийти со своими решениями, когда документация уже сформирована, а конкурс объявлен. Лицензиаром к тому моменту будут сформированы такие требования, в которые ты либо уже не впишешься, либо это будет слишком дорого. Поэтому важна предварительная работа всех сторон, чтобы заказчик в итоге получил надежное отечественное оборудование по оптимальной цене.

Сейчас у нас действует несколько совместных рабочих групп. Также в качестве пилотного проекта "ЗиО-Подольск" участвует в конкурсе на поставку колонн-деэтанизаторов из новых марок стали для "НОВАТЭК-Юрхаровнефтегаза". В случае успеха мы сможем тиражировать этот опыт в масштабах проекта "Арктик СПГ-2".

- В феврале ваша венгерская "дочка" Ganz EEM подписала соглашение о продвижении своих мини-ГЭС на рынке Южной и Центральной Африки в партнерстве с южноафриканской Blue World Power and Energy Services. О каких объемах может идти речь по данному региону?

- Потенциал энергодефицита для Африки оценивается в 2 ГВт. Мы рассчитываем занять нашими мини-ГЭС 200-300 МВт из этого объема. Возможные места установки - изолированные территории, не присоединенные к энергосистемам, например, места добычи полезных ископаемых.
Мини-ГЭС производства Ganz являются уникальным решением, станция представляет собой турбину и комплект вспомогательного оборудования мощностью до 2 МВт. Вся установка находится в одном контейнере, что позволяет существенно сократить сроки запуска и в разы снизить стоимость строительных работ. По сравнению с традиционными мини-ГЭС стоимость сооружения контейнерной станции минимум на 30% дешевле, а сроки ввода в эксплуатацию после размещения заказа составляют около 6 месяцев.

Другое преимущество такой станции - короткое время доставки оборудования, простой и быстрый монтаж. После транспортировки к месту установки и подключения воды к турбине, производство электроэнергии может быть начато уже в течение месяца. Компактное оборудование имеет все необходимые устройства, которые нужны для работы, управления и контроля мини-ГЭС. Управляется станция удаленно через мобильный интернет хоть с компьютера, хоть с планшета, хоть с телефона.

- С какими странами и компаниями на сегодняшний день идут переговоры по мини-ГЭС?

- Перспективные рынки для себя мы видим в странах СНГ и Юго-Восточной Азии. Ведем переговоры о продажах мини-ГЭС в Турцию, ЮАР, Индонезию, Казахстан, Киргизию, страны Латинской Америки. Реализуется контракт на производство пилотной установки для заказчика из Грузии.

- "Росатом" готовится к строительству ветропарков, локализацию ряда оборудования для которых планируется разместить на ваших площадях. Что это будет за оборудование, на мощностях каких предприятий оно будет изготавливаться?

- Производственными возможностями для изготовления подобного оборудования обладают промплощадки в Петрозаводске и Волгодонске. На "Петрозаводскмаше" будут изготавливать все, что связано с чугунным литьем и мехобработкой, а на "Атоммаше" компания "ВетроОГК" со своими партнерами планирует разместить производство крупногабаритных элементов, таких как секции башни, лопасти, каркас гондолы и других, а также финальную сборку.

- Что будет с этими предприятиями после завершения строительства ветропарков?

- Мы рассчитываем, что полученные за время выполнения программы ДПМ референции позволят продолжить производство ветроустановок и после ее завершения, в том числе для зарубежных заказчиков.

- Являются ли подобные проекты теми самыми приоритетными новыми продуктами неатомного рынка, где вы планируете расширять свое присутствие?

- Для нас все направления являются важными, и это относится не только к контрактам в освоенных сферах, таких как теплоэнергетика, оборудование для нефтегаза, судостроение, одновременно мы развиваем и новые бизнес-направления. Одно из них напрямую связано с экологией и чистой водой - мы так его и назвали "Чистая вода". Оно включает в себя возможность создания опреснительных комплексов, интегрированных с крупным энергоисточником типа АЭС или ТЭС, а также решений в области водоподготовки, очистке сточных вод, получения пригодной воды для работы энергетических и промышленных объектов.

Это быстрорастущий рынок: если на сегодняшний день опресняется 30 млрд тонн воды в год, то к 2030 г. прогнозируется рост до 110 млрд тонн. В денежном выражении объем рынка только одного вида опреснительных комплексов, совмещенных с энергоустановками, с 2011 по 2016 гг. почти утроился и достиг $2,5 млрд. В следующие 15 лет общий объем рынка опреснительных систем оценивается отраслевыми экспертами практически в $275 млрд.

Еще одно новое направление касается разработки оптимизированного плавучего энергоблока (ОПЭБ), которую мы ведем совместно с другими отраслевыми и внешними предприятиями. Проект учитывает ценный опыт, полученный при создании ПАТЭС "Академик Ломоносов" и включает ряд новаций.

В частности, планируется, что на блоке будут установлены две самые современные и компактные на текущий момент судовые реакторные установки РИТМ-200М суммарной мощностью 100 МВт. Это на 30% повышает мощность, в два раза сокращает размеры в пределах защитной оболочки и в полтора раза массу реакторной установки, за счет различных проектных решений обеспечиваются оптимальные габаритные характеристики судовой части. Почти на 30 метров сокращается длина, на пять - ширина, на 9 тыс. тонн снижается водоизмещение, при этом энергоресурс энергоблока вырастет в 3,7 раза.

В настоящее время уже определен технический облик ОПЭБ, и мы начинаем вести предварительные переговоры с потенциальными заказчиками.

- Кто может быть потенциальным покупателем таких энергоблоков?

- ОПЭБ сможет снабжать электроэнергией комплексы по разработке природных ископаемых, удаленные населенные пункты, где спрос на электричество высок и нехватку мощностей приходится компенсировать дизельными установками. Мы видим существенный потенциал рынка ОПЭБ в Юго-Восточной Азии, Африке, Латинской Америке.

- "Росатом" декларирует задачу сокращения издержек и роста производительности. Что это означает на практике для "Атомэнергомаша", за счет чего компания может повысить эффективность?

- Вопрос эффективности, это, прежде всего, вопрос конкурентоспособности, и не только нашей компании, но и всего "Росатома" в целом. На глобальном атомном рынке активно заявляют себе относительно новые игроки, такие как Корея и Китай, на подходе Индия. Они достойные конкуренты с серьезными компетенциями, действуют решительно и напористо. "Росатому" для удержания лидерских позиций нужно меняться.

Снижение себестоимости производства электроэнергии и сроков строительства энергоблоков являются стратегическими целями корпорации. Мы производим сложное длинноцикловое оборудование, от своевременности изготовления которого напрямую зависит скорость строительства блока. Поэтому в цепочке создания продукта "АЭС" мы должны эффективно управлять сроками и себестоимостью, позволяя "Росатому" в конечном итоге предлагать заказчику качественный продукт по выгодной цене и в оптимальные сроки.

Ровно это же относится и к производству наших собственных продуктов для других отраслей. Везде, где есть жесткая конкуренция за каждый контракт, нельзя позволить себе работать медленно и дорого. Рынок выталкивает такие предприятия, и зайти потом обратно практически невозможно.

- Так все-таки, за счет чего возможна экономия?

- Оборудование нужно изготавливать быстрее и дешевле, соблюдая при этом все российские и международные требования по качеству. На первом месте у нас стоит правильное выстраивание всех управленческих и производственных процессов, начиная с заключения контракта и до отгрузки оборудования заказчику.

Мы повсеместно внедряем производственную систему "Росатома", основанную на использовании лучших отечественных и зарубежных производственных практик. Картировали все основные процессы, ищем любую возможность для оптимизации административных и производственных сроков, чтобы не возникали ситуации, когда у тебя на заводе простаивает оборудование из-за того, что кто-то в офисе не успел вовремя провести закупочные процедуры.

Все это позволяет добиваться существенных улучшений. К примеру, время изготовления парогенератора на "Атоммаше" сократилось почти вдвое - с 877 до 474 дней, корпуса реактора - с 760 до 660 дней. Причем сокращение произошло в основном только за счет правильно организованных производственных потоков. В одном цехе мы выстроили потоки производства реакторов, парогенераторов, оборудования для нефтегазохимии, исключили все лишние перемещения.

Другой пример - питерский ЦКБМ, единственный в стране изготовитель главных циркуляционных насосов АЭС. Мы продали избыточные площади в центре города и разместили производство на двух компактных площадках, производственные потоки выстроили в соответствии с лучшими мировыми практиками. В итоге на тех же самых станках в 2016 г. производительность труда выросла на 126% по сравнению с 2012 г., а количество насосов, которое производит предприятие, увеличилось в 2,5 раза.

- Как реализуется инвестпрограмма?

- В общей сложности с 2014 по 2016 гг. предприятиями АЭМ направлено на инвестиции около 12 млрд рублей. Еще около 6 млрд рублей планируется вложить в этом году. Мы приобретаем новые станки - сейчас на некоторых предприятиях, например, в "ОКБМ Африкантов", более половины станочного парка составляет оборудование возрастом до 10 лет. Также внедряем новые технологии и оптимизируем производственные потоки. Производительность труда в целом по дивизиону за счет модернизации и внедрения современных методов работы с 2012 по 2016 гг. выросла в полтора раза.

То, что я говорил про ЦКБМ и "Атоммаш" - лишь часть общей работы по реконфигурации дивизиона. В целом за последние годы АЭМ освободил 650 тыс. квадратных метров земель и зданий. Общая выручка от продажи непрофильных активов и площадей в 2012-2016 гг. составила 4,1 млрд рублей плюс экономия на обслуживании, ремонте, коммунальных услугах и так далее.

- На каких проектах "Атомэнергомаш" сейчас выступает как комплектный поставщик реакторного оборудования и оборудования машзала?

- Мы являемся комплектным поставщиком оборудования ядерной паропроизводящей установки (ЯППУ) для двух энергоблоков Курской АЭС-2, второй очереди индийской АЭС "Куданкулам", четырех блоков АЭС "Аккую" в Турции, финской АЭС "Ханхикиви". Планируем стать изготовителем ЯППУ для второй очереди АЭС "Бушер" в Иране, 5-го и 6-го блоков венгерской АЭС "Пакш", а также для АЭС "Эль-Дабаа" в Египте.

По машзалам совместно с GE мы осуществляем изготовление и комплектную поставку оборудования для АЭС "Аккую" и "Ханхикиви". На этих станциях будут использоваться современные тихоходные турбины ARABELLE.

Также в партнерстве с "Силовыми машинами" мы производим оборудование машзала для АЭС "Куданкулам" и АЭС "Бушер". "Силмаш" поставляет турбину и другое основное оборудование, а мы - практически все вспомогательные узлы и элементы, включая насосы, теплообменники, арматуру.

Главный плюс работы с комплектным поставщиком в том, что заказчик имеет дело с одним контрагентом, что кардинально упрощает переговорные процессы, повышает оперативность принятия решений. Для нас статус комплектного поставщика существенно увеличивает ответственность, ведь мы отвечаем не за отдельные элементы, а за всю схему, которая должна быть собрана верно, качественно и в нужные сроки передана заказчику. С другой стороны, комплектные контракты позволяют увеличить горизонт планирования производства и обеспечивать равномерную загрузку предприятий, что очень важно для производственной компании.

- В 2016 г. 10-летний портфель АЭМ составил 420 млрд рублей, превысив на 7% показатель 2015 г., какой прогноз по итогам 2017 г. и какая доля из него придется на новые продукты?

- По итогам года мы планируем как минимум сохранить прошлогодний портфель заказов. Бизнес компании разный, сильно отличаются и сроки контрактации. Проекты в атомной отрасли рассчитаны на несколько лет, сроки исполнения контрактов в других отраслях обычно меньше. Поэтому доля новых продуктов в 10-летнем портфеле заказов по итогам года ожидается порядка 14%, но при этом в годовой выручке эта доля существенно выше. В 2016 г. она составила 43,7%, а в этом году мы планируем ее увеличить до 47%.