Интервью 16 мая 2018

Валерий Лимаренко: "Российских специалистов ждет новоселье на АЭС "Бушер"

Госкорпорация "Росатом" за последние несколько лет начала практические работы по проектам строительства атомных энергоблоков в разных странах мира. О том, как идут эти проекты, где найти ресурсы для их выполнения, в интервью РИА Новости в ходе форума "Атомэкспо-2018" рассказал президент инжинирингового дивизиона Росатома группы компаний ASE Валерий Лимаренко. В беседе речь также шла и о том, как группа ASE развивает у себя цифровые технологии, запрос на которые уже есть и за рубежом. Беседовал специальный корреспондент Владимир Сычев

— Валерий Игоревич, мы беседовали с вами год назад в рамках форума "Атомэкспо-2017". Каким, на ваш взгляд, стал прошедший до нынешнего форума год, какие основные результаты группы ASE вы бы выделили?

— С момента предыдущего форума состоялись три энергопуска новых блоков, в сооружении которых наша компания принимает непосредственное участие. В Ростове на Ростовской АЭС (№4) мы достроили "тысячник" (энергоблок с реактором ВВЭР-1000 — ред.), последний "тысячник" в Российской Федерации. Он соответствует всем принципам безопасности, но это все-таки предыдущее поколение реакторов.

Происходит смена поколений реакторов. В Ленинградской области, в Сосновом Бору, пущен блок ВВЭР-1200 Ленинградской АЭС-2, где мы выступаем в качестве генерального проектировщика.

Состоялся энергопуск блока №3 Тяньваньской АЭС. Для нашей компании, для Росатома Тяньваньская АЭС это, безусловно, один из лучших проектов, который по всем показателям работает просто на отлично. А в этом году мы вышли на финишную прямую подготовки к физическому пуску энергоблока № 4 —в третьем квартале этого года, мы ожидаем разрешение надзорного органа на загрузку топлива в реактор.

Работа на внешних рынках — важнейшая составляющая работы нашей компании. ASE — крупнейший международный игрок на рынке, связанном со строительством атомных станций. За пределами России за год между форумами были начаты работы в Иране по сооружению второй очереди АЭС "Бушер" и в Бангладеш, где в ноябре прошлого года состоялась заливка первого бетона на площадке энергоблока №1 АЭС "Руппур". В начале апреля этого года состоялась торжественная церемония заливки первого бетона в Турции на АЭС "Аккую".

За прошедший год положен большой задел на будущее на индийском направлении. В 2016-2017 годах мы передали первую очередь (два блока) АЭС "Куданкулам" индийскому народу. В 2017 году залит первый бетон на площадке третьего и четвертого энергоблоков.

В декабре был подписан документ на сооружение АЭС "Эль-Дабаа" в Египте. По масштабам влияния на российско-египетские отношения проект сооружения четырехблочной атомной электростанции можно сравнить, наверное, только со строительством в свое время Асуанской плотины. Речь идет о современных блоках поколения 3+ общей мощностью в сумме до 5 ГВт.

Только что, 28 апреля, состоялась укладка первого бетона на Курской АЭС-2, сооружаемой по проекту ВВЭР-ТОИ. По сравнению с другими энергоблоками поколения 3+ проект ВВЭР-ТОИ предполагает существенное снижение стоимости сооружения, сроков и эксплуатационных расходов.

— Каков сейчас портфель заказов группы ASE как по российским, так и по зарубежным проектам, причем не только в традиционной атомной области, но и в неядерном направлении?

— По итогам 2017 года портфель заказов инжинирингового дивизиона составляет более 92 миллиардов долларов, что не ниже уровня 2016 года, даже с учетом завершения активной фазы работ на объектах, где были пуски. Это само по себе достижение в текущей внешнеполитической ситуации. Основной объем в портфеле, конечно, это традиционный для нас бизнес — сооружение АЭС большой мощности. Подписание двух блоков в Индии в прошедшем году — существенный вклад в наш портфель. С учетом данного контракта портфель дивизиона в данный момент включает 33 энергоблока, из которых 25 — за рубежом. При этом развитие новых направлений бизнеса остается для нас актуальной и важной задачей. И так как мы только развиваем данное направление, для нас важен не столько портфель полученных заказов, а положительные референции. И тут важнейшим для нас достижением стало подписание контракта с французской компанией Electricite de France на внедрение инструментов Multi-D на французских атомных станциях.

— Каковы основные внешние вызовы, с которыми сталкивается группа ASE, и как идет их преодоление?

— Законтрактованный портфель таков, что предстоит выполнить объем работ, с которым ни дивизион, ни отрасль в целом не сталкивалась. И это огромный вызов для нас. Для того чтобы достойно ответить на этот вызов, в дивизионе запущена программа трансформации, направленная на совершенствование системы управления, повышения качества работ от проектирования до сдачи объектов. Программу реализуем совместно с руководством отрасли. Не все дается легко, так как изменения требуют значительных усилий. Но мы осознаем необходимость перемен, для того чтобы выполнить принятые на себя обязательства.

— Но где вы ищете и как распределяете силы и ресурсы на проекты, чтобы их выполнить?

— Вы задали очень правильный вопрос. Эта задача чрезвычайно сложная. Мы ее решаем не сами по себе, в эту работу вовлечены и руководство госкорпорации "Росатом", и дирекции Росатома. Большой портфель проектов требует большого количества специалистов разного рода. Это прежде всего специалисты в области проектирования, потому что проектные работы идут первыми.

Я бы сказал так — очевидно, мы ощущаем дефицит ресурсов. Но сразу оговорюсь: это дефицит не в том, что у нас людей мало, а в том, что требования к качеству проектов существенно выросли, что нужны люди очень высокой квалификации, которые умеют делать работу прежде всего для европейских заказчиков, в соответствии с высокими требованиями. Это принципиально важно. Как решать эту проблему?

Во-первых, работать с собственным персоналом по повышению квалификации — и от блока к блоку люди становятся опытнее. Во-вторых, брать людей с рынка. В-третьих, вовлекать молодых специалистов, готовить смену. Наконец, включать местных субподрядчиков, которые будут помогать адаптировать нашу проектную документацию к тем рынкам, на которых мы присутствуем.

Далее, что касается работ с закупками и поставками продукции и услуг для наших проектов. Здесь проблем меньше, потому что у нас высокий уровень квалификации и высокая производительность труда. Мы занимаемся этими вещами давно и справляемся с ними. Мы внедряем здесь цифровые технологии и считаем, что это позволит решить вопрос с трудовыми ресурсами в этом направлении. Что касается трудовых ресурсов в управлении проектами. Давайте будем говорить откровенно — таких людей ведь никто не готовит, на рынке их чрезвычайно мало, это самый большой дефицит. Практически мы выращиваем их сами. Поэтому если говорить, много проектов мы можем вести, я бы сказал так — столько, сколько мы сумеем воспитать руководителей проектных команд. И скорость роста таких команд является определяющей.

— А что касается собственных сил в части строительства и монтажа — как здесь обстоят дела?

— Здесь то же самое — чтобы избежать острого дефицита, мы в свое время приняли решение, что своими силами будем строить только "ядерный остров". Все остальное мы стараемся отдать местным подрядчикам. Тем не менее здесь нам придется количество своих сил увеличить почти в два раза, чтобы в ближайшие несколько лет обеспечить своевременное строительство объектов.

— Вот как раз хочу спросить о реализуемых проектах за рубежом. Совсем недавно началась подготовка грунтов под реакторное здание энергоблока No2 АЭС "Бушер" в Иране. Как в целом идет проект "Бушер-2"? Довольны ли вы, как генподрядчик, качеством работ, выполняемых иранскими специалистами?

— Спасибо за важный и правильный вопрос. Действительно, проведенные инженерные изыскания показали высокие сейсмические показатели площадки АЭС "Бушер". Но мы считаем обеспечение безопасности сооружаемых объектов атомной энергетики своим приоритетом. С этой целью был выработан и сейчас реализуется комплекс сложных технических и проектных решений. Одним из них является укрепление грунтов под основными зданиями сооружаемой станции. Мы используем здесь самые передовые технологии и мировой опыт. Я вам скажу откровенно — для нас тема грунтов была определенным вызовом. Мы этим начали сначала заниматься в Бангладеш на месте будущей АЭС "Руппур", потом на Бушере, эта же работа предстоит в Венгрии в рамках проекта АЭС "Пакш-2" и, не исключаю, это же работа предстоит и в Египте для АЭС "Эль-Дабаа".

— А почему вы называете это вызовом?

— Дело в том, что раньше это редко применялось в атомной энергетике. Но такой метод имеет большие перспективы, потому что повышает наши возможности по строительству объектов там, где это, может быть, не очень удобно. И появляются технологии, которые позволяют изменить условия площадки таким образом, чтобы можно было строить атомную станцию с заданными параметрами.

На Бушере без укрепления грунтов не обошлось бы. Тем более отрадно отметить, что иранские компании обладают высокими компетенциями в этой области. Это стало основой для победы иранского подрядчика в международном открытом тендере на производство работ по укреплению грунтов. Уверены, что иранский субподрядчик с честью выполнит взятые обязательства и произведет укрепление грунтов качественно и в намеченные сроки. Об этом свидетельствует и то, что субподрядчик получил хорошие результаты на опытном участке и уже приступил к укреплению грунтов под основными зданиями реакторного отделения блока №2. Поэтому я с удовлетворением утвердительно отвечаю на ваш вопрос. Что касается хода сооружения АЭС "Бушер-2" в целом, отмечу, что график работ соблюдается.

— А как идет сооружение нового городка для строителей новых блоков "Бушера"?

— Создание достойных социально-бытовых условий для строителей атомной электростанции является для нас одним из важнейших приоритетов. Еще на этапе предконтрактной работы стороны договорились, что заказчик построит новый и современный жилой городок для персонала подрядчика. Такой жилой городок уже строится. Мы внимательно следим за ходом его сооружения и отмечаем, что работы идут высокими темпами. Ожидаем, что уже следующим летом первые российские специалисты заселятся в новые и благоустроенные дома, построенные иранскими строителями. Кроме того, в жилом городке будет вся необходимая социальная инфраструктура, а также места для занятий спортом и проведения досуга.

— Относительно недалеко от Ирана идет строительство второй очереди АЭС "Куданкулам" в Индии. Что к настоящему моменту сделано на площадке? И как продвигается реализация проекта третьей очереди "Куданкулама"?

— Как известно, в апреле 2014 года Россия и Индия подписали генеральное рамочное соглашение о строительстве второй очереди АЭС "Куданкулам", которая включает энергоблоки 3 и 4. В июне 2017 года состоялось одно из важнейших событий этапа сооружения — произведена укладка первого бетона в плиту-основание основного здания реакторного отделения энергоблока №3 АЭС "Куданкулам", а также 23 октября 2017 года на блоке №4 была произведена укладка первого бетона, что дало старт началу работ по сооружению основных зданий его реакторного и турбинного отделений.

В настоящее время на площадке АЭС развернуты и полномасштабно ведутся строительно-монтажные работы по основному и вспомогательному зданиям реакторного отделения и зданию турбинного отделения, а также земляные работы по большинству титульных зданий и коммуникационных тоннелей площадки второй очереди и гидросооружений водозабора. Выпуск рабочей документации ведется в соответствии с контрактным графиком. К настоящему времени заказчику отгружено четыре судовые партии оборудования общим весом около 10,3 тысячи тонн.

Что касается статуса реализации проекта третьей очереди АЭС "Куданкулам", то 1 июня 2017 года было подписано генеральное рамочное соглашение по ее строительству, а также межправительственный кредитный протокол, необходимый для реализации проекта. После подписания 31 июля 2017 года контрактов на первоочередные проектные работы, разработку рабочей документации на поставку первоочередного оборудования и оборудования длительного цикла изготовления проект сооружения блоков 5 и 6 АЭС "Куданкулам" перешел в фазу практической реализации. В настоящий момент идут работы по выпуску первоочередной рабочей документации и подготовка к проведению конкурсных процедур по заказу оборудования.

— Мы говорили о строительстве новых атомных блоков. Но, как говорится, не их сооружением единым — ведь инжиниринговый дивизион Росатома занимается и выводом из эксплуатации атомных блоков. Как идут с участием компании Nukem Technologies проекты по выводу из эксплуатации Игналинской АЭС?

— Nukem Technologies выступает в роли генерального подрядчика по сооружению комплекса промежуточного хранилища отработанного ядерного топлива (ПХОЯТ) и комплекса по извлечению, обращению и хранению твердых радиоактивных отходов на Игналинской АЭС.

В мае 2017 года ПХОЯТ был успешно введен в промышленную эксплуатацию, и к настоящему времени 53 контейнера с отработавшим ядерным топливом уже размещены в хранилище. В апреле 2018 года Nukem завершил основной объем в рамках горячих испытаний на комплексе по извлечению, обращению и хранению твердых радиоактивных отходов, ввод комплекса в промышленную эксплуатацию заказчиком ожидается в течение 2018 года.

— В отрасли активно обсуждаются возможности, предлагаемые Росатомом для внедрения своих цифровых технологий в экономике и промышленности России. Что уже сделано ASE в этом направлении в течение года?

— В течение прошедшего года ASE активно двигается в двух параллельных направлениях: пересмотр своих внутренних активностей в области цифры, проводя масштабную программу цифровой трансформации инжинирингового дивизиона, целью которой является переход на полностью цифровые технологии инжиниринга и развитие нашей платформы Multi-D для выхода на новые рынки. Напомню, что Multi-D — это система управления, позволяющая обеспечить наши инжиниринговые услуги.

Эти направления плотно взаимосвязаны: на основании текущей технологии Multi-D ASE делает следующий логический шаг — переход от цифровизации отдельных процессов в рамках единой технологии Multi-D проектирования к единой цифровой промышленно-технологической платформе управления сооружением как АЭС, так и любых других сложных инженерных объектов.

Именно в данной логике ASE в 2017 году вошло в программу "Цифровая экономика Российской Федерации", где будет выступать как ключевой центр компетенции по цифровой платформе управления жизненным циклом сложных инженерных объектов, а также участвовать как один из основных центров компетенций в программе реализации направлений "Умный город" и "Цифровое строительство". В настоящее время уже разработана архитектура цифровой платформы и концепция по управлению данными в процессах инжиниринга с учетом внедрения единого платформенного решения, начаты работы по разработке решения.

— Появились ли у ASE новые заказчики цифровой платформы Multi-D в России?

— Цифровая платформа Multi-D уже сейчас становится востребованной на рынке — мы прорабатываем возможности внедрения элементов технологии в целом ряде крупных компаний в нефтегазовой отрасли, РЖД и тому подобное. Параллельно совместно с госкорпорацией "Росатом" ASE активно участвует в программе создания единого цифрового портфеля продуктов госкорпорации, в который войдут основные модули технологии Multi-D.

— Любопытно, а насколько велик интерес к Multi-D за рубежом?

— Это не просто интерес — это требование времени. Сегодня зарубежные заказчики по проектам АЭС "Ханхикиви-1" в Финляндии, АЭС "Пакш-2" в Венгрии, АЭС "Эль-Дабаа" в Египте, АЭС "Бушер-2" в Иране в условиях контракта уже прописывают жесткое требование — передачу информационной модели АЭС с информационными технологиями, позволяющими работать с данной моделью на территории заказчика. В основные контракты входят разработка, наполнение данными и передача заказчикам системы управления информацией (Multi-D IMS, Information Management System), а также обеспечение работы всех участников проекта в едином информационном пространстве, за создание которого отвечает ASE. Другое яркое подтверждение заинтересованности зарубежного заказчика нашими технологиями — тот самый, о котором я сказал выше, заключенный в 2017 году с французскими партнерами из EdF контракт на реализацию пилотного проекта по внедрению технологии Multi-D.

— Можете рассказать о том, как состоялся выход на этот контракт? Все-таки речь идет об очень крупном игроке на рынке энергетики, который просто так решения не принимает.

— Французские партнеры в свое время приехали с визитом по линии Всемирной ассоциации операторов АЭС (WANO) на строящийся тогда первый энергоблок Нововоронежской АЭС-2. EdF — одна из крупнейших мировых эксплуатирующих организаций, она обладает схожими с Росатомом компетенциями в части проектирования и сооружения АЭС. И их заинтересовал наш комплексный подход к управлению информацией об АЭС на всем жизненном цикле с применением информационной модели объекта и методологии по управлению конфигурацией станции, отработанной в инструменте Multi-D IMS. В рамках пилотного проекта EdF впервые применяет решение Multi-D на одном из своих атомных блоков. Задача пилотного проекта — отработка элементов технологии Multi-D на реальных данных выбранного объекта, далее рассматривается возможность масштабирования подхода на последующие объекты. И от успеха первого проекта будет зависеть наша дальнейшая работа с EdF в этом направлении.