Кто поедет в МАГАТЭ: в МИФИ обсуждают подготовку экспертов атомной отрасли

7 ноября 2018

России не хватает специалистов, подготовленных для работы в международных организациях в области атомной энергетики. Чему и когда должен научиться будущий специалист международного класса? Об этом корреспонденту проекта "Социальный навигатор" МИА "Россия Сегодня" рассказал заместитель директора Института ядерной физики и технологий (ИЯФиТ) НИЯУ МИФИ Георгий Тихомиров.

- Георгий Валентинович, какие проблемы существуют сегодня в области подготовки кадров для международных организаций, связанных с атомной отраслью?

— Одна из наиболее острых проблем состоит в том, что Россия должна быть представлена в таких организациях, как МАГАТЭ, NEA/OECD и другие, однако подготовленных специалистов для этой работы не хватает. В результате мы не выбираем квоты на эти места, хотя работа за границей в крупных международных организациях могла бы стать хорошей ступенью в карьере профессионала в атомной отрасли.

- Какую подготовку должен получить такой специалист, и сколько это займет времени?

— Человек, который мог бы достойно представлять нашу страну в международных организациях, должен быть профессионалом в своей области, иметь публикации и уникальный опыт, участвовать в конференциях, знать английский язык, иметь ученую степень кандидата или доктора наук. 

Например, специальный представитель Госкорпорации "Росатом" по международным и научно-техническим проектам Вячеслав Першуков считает, что на подготовку такого специалиста потребуется примерно 20 лет после окончания школы. Пять-шесть лет займет обучение в институте, пять лет – подготовка и защита кандидатской диссертации, включая обучение в аспирантуре, еще лет десять уйдет на докторскую.

Период активной профессиональной подготовки должен совпадать с периодом наибольшего раскрытия способностей человека, ведь после 40 лет уже гораздо труднее браться за серьезное обучение. Поэтому формированием ключевых навыков важно заниматься вовремя, в так называемый сензитивный период.

- Достаточно ли вузы делают для такой подготовки? 

— Разумеется, специалист должен получить в вузе профильное образование (специалитет или бакалавриат + магистратура), приобрести специальные компетенции и навыки, необходимые для работы в международной команде. 

К сожалению, сегодня в вузах не так много внимания, как хотелось бы, уделяется английскому языку и "мягким навыкам" – умению работать в команде, отстаивать свою точку зрения, представлять результаты своей работы. В какой-то мере, подготовку по этим направлениям можно было бы перенести в аспирантуру.

- Нужна ли вообще аспирантура в институтах? В последнее время на нее смотрят, в основном, как на отсрочку от армии.

— Я считаю, что аспирантура как третья ступень высшего образования должна занять важное место при подготовке специалистов. Она дает осознанное время на поиск актуальных тематик, изучение литературы не только в своей области, но и в параллельных областях.

Аспирантура дает выпускнику вуза дополнительное время для формирования профессиональных компетенций и "мягких навыков", которые ему понадобятся позднее. Важна даже педагогическая практика: если аспирант несколько лет подряд выходит к доске и пытается чему-то научить студентов, ему потом гораздо проще будет стать руководителем научной группы.

- Но не все перспективные выпускники вуза идут в аспирантуру, часть из них устраиваются на работу в научные организации…

— Конечно, специальные навыки можно получить и там. Но у этой траектории есть недостатки. 

Когда молодые, активные, достаточно умные и исполнительные выпускники вуза устраиваются на работу в производственные научные группы, в организации, у которых нет собственной аспирантуры, то это фактически ставит крест на их внутреннем развитии как широко образованных специалистов.

Молодой сотрудник попадает в прокрустово ложе своей научной группы. Он оказывается на нижнем уровне иерархии и с головой погружается в большой объем рутинной работы. Это мешает ему шире смотреть на мир, читать научные статьи по смежным тематикам, учить английский язык, развивать свой кругозор, потому что это отвлекает его от конкретной деятельности группы. 

Развитию карьеры молодого научного сотрудника его руководители часто не уделяют достаточно внимания. В этом случае до защиты диссертации дело может и не дойти. 

- Выходит, обучение в аспирантуре – единственное решение проблемы?

— Здесь есть другая крайность: молодой человек, занимаясь исследованиями, отрывается от конкретных отраслевых задач и "витает в облаках". Ведь даже хорошие преподаватели вузов часто преподают концепции 50-летней давности и не знают реальных запросов отрасли. Многие ребята, получив такую подготовку, остаются работать в вузе, считают себя великими учеными, но не делают ничего нужного для отрасли.

Вот и получается: с одной стороны, диссертация, оторванная от жизни, или с другой — рутина, далекая от современных исследований на прорывных направлениях в быстро меняющемся мире. 

РИА Новости / Евгений Биятов Лаборатория национального исследовательского ядерного университета "МИФИ" в Москве РИА Новости / Евгений Биятов

- Можно ли найти золотую середину между этими крайностями?

— Зарубежный опыт показывает, что можно попробовать устранить недостатки этих двух подходов, "подружив" очную аспирантуру и работу в отраслевых предприятиях.

С одной стороны, необходимо, чтобы аспиранты в вузах занимались востребованными задачами, участвовали в отраслевых конференциях, знакомились со специалистами. Вуз должен обеспечить им подготовку по английскому языку и "мягким" навыкам.

Аспирантам обязательно нужны международные стажировки на 3-6 месяцев, которых пока не хватает. Во всем мире международные научные центры сегодня предоставляют места аспирантам вузов. Например, ЦЕРН ведет активную работу с аспирантами профильных вузов со всего мира, там готовятся тысячи выпускных квалификационных работ, защищаются сотни диссертаций. 

Не все, кто прошел через ЦЕРН, остаются в отрасли, но при этом у всех сохраняются знания о ядерной науке и понимание важности этой работы в общечеловеческом масштабе. 

С другой стороны, молодых перспективных сотрудников в организациях желательно мотивировать на достижение тех же целей — изучение английского и защиту диссертации. В случае отсутствия на предприятии (научном институте) аспирантуры можно воспользоваться сетевой формой реализации программы аспирантуры совместно с профильным вузом.

- Как вы считаете, эта проблема характерна только для ядерной отрасли?

— На подготовку хорошего программиста, например, требуется не так много времени. Начиная с 3-4 курса студенты этого направления легко находят себе место на рынке труда. 

Но в ядерной отрасли будущему профессионалу надо пройти достаточно долгий путь: изучить математику, физику, основы программирования, научиться их применять для обоснования безопасности использования объектов атомной энергии. А эти объекты достаточно трудны для понимания, так как включают в себя сложные гидродинамические и нейтронно-физические процессы. 

Не у всех хватает времени, сил и мотивации на изучение этих тем. Поэтому мы в НИЯУ МИФИ понемногу возвращаем очную аспирантуру, чтобы дать молодым людям время на чтение научных журналов, изучение современных трендов развития, педагогическую практику, возможность попробовать себя в роли современного исследователя. 

Мы стараемся информировать наших студентов о стажировках, чтобы они могли воспользоваться международным опытом и научиться работать в иностранной междисциплинарной команде. 

Мы также надеемся на поддержку Госкорпорации "Росатом", и хотели бы, чтобы ее проект "Прорыв" стал не только площадкой пионерских исследований в области замкнутого ядерного топливного цикла, но и площадкой для развития инновационных образовательных технологий, для подготовки исследователей.