Фабиола Джанотти, гендиректор ЦЕРН: "Более мощный коллайдер безопасен, проблем не будет"

23 ноября 2018

Европейская организация по ядерным исследованиям с января 2019 года временно приостановит работу Большого адронного коллайдера (БАК) для его обновления. О том, стоит ли опасаться возможного уничтожения Земли после вывода БАК на новую мощность, когда будет заключено соглашение о сотрудничестве с Россией, будет ли создан самый крупный в истории ускорительный комплекс и каким должно быть самое лучше открытие ЦЕРН — обо всем этом в интервью руководителю представительства РИА Новости в Швейцарии Елизавете Исаковой рассказала генеральный директор ЦЕРН Фабиола Джанотти.

— Как вы оцениваете вклад России в работу ЦЕРН?

— Россия десятки лет была очень сильным партнером ЦЕРН. Российские ученые, инженеры и техники участвовали в различных крупных проектах, в том числе реконструкции, а теперь в работе, анализе и изучении данных БАК. Так что они внесли свой вклад в эксперименты по реконструкции, созданию ускорителя, физическому анализу данных. У нас очень плотное сотрудничество.

— В начале года была проблема из-за сообщений о возможном разрыве отношений России с ЦЕРН…

— Нет, никакого разрыва сотрудничества России с ЦЕРН не было. Россия подавала заявку на ассоциированное членство в ЦЕРН, но потом решила не идти по этому пути и подписать Соглашение о международном сотрудничестве. Так что никакого разрыва не было.

— Когда можно ожидать подписания Соглашения о международном сотрудничестве?

— Соглашение о международном сотрудничестве сейчас зависит от России. Оно было одобрено советом ЦЕРН, и сейчас Россия должна его ратифицировать. В конце этой недели, 23 ноября, мы поедем в Россию для встречи с первым заместителем министра науки и высшего образования Григорием Трубниковым, и я надеюсь, что у нас будут новости. Мы обсудим с ним будущее сотрудничество между РФ и ЦЕРН и то, как еще больше укрепить наши отношения. В том числе вопросы о вкладе России по обновлению БАК и ускорителя, участие в экспериментах и то, как ЦЕРН может поддержать проекты в России.

— Вы рассчитываете, что Россия будет больше участвовать в работе ЦЕРН после подписания соглашения?

— Российские ученые очень активно участвуют в нашей работе. У нас порядка тысячи ученых из РФ. Так что это второй самый большой контингент от страны, которая не является членом ЦЕРН. Российские физики и инженеры исключительные, действительно все очень высокого уровня. И, конечно, мы надеемся, что их вклад продолжится. Мы сейчас обновляем БАК, так что нам нужно, чтобы в этом проекте Россия была с нами.

— Будут ли в соглашении указаны конкретные проекты по сотрудничеству РФ и ЦЕРН, как, например, обновление БАК?

— Соглашение о международном сотрудничестве — это очень общий документ. Там нет никакой специфики. Но потом, конечно, взаимодействие по конкретным проектам будет осуществляться на основе отдельных соглашений, которые будут заключены позднее.

— Специалисты ЦЕРН готовы принять участие в строительстве в Новосибирске электрон-позитронного коллайдера "Супер чарм-тау фабрика". В чем будет заключаться вклад ЦЕРН?

— Мы вносим интеллектуальный вклад. У нас есть эксперты по акселераторам. Люди встречаются, обсуждают, пытаются внести свой вклад в оптимизацию ускорителя.

— Какой вклад вносит ЦЕРН в проект коллайдера NICA, который строится в Дубне?

— Что касается NICA, то ЦЕРН уже вносит свой вклад. Это в основном интеллектуальное сотрудничество и обмен идеями. Но мы также проводим работу в области поддержки этого проекта. В настоящий момент ЦЕРН является партнером в коллаборациях на NICA. Мы не участвуем в сборе данных, но участвуем в строительстве NICA.

— Перед началом экспериментов по поиску бозона Хиггса на БАК многие высказывали опасения, что получение на нем кварк-глюонной плазмы может привести к образованию черной дыры, которая уничтожит Землю…

— Как вы видите, 10 лет спустя мы все еще здесь.

— И все же, есть ли гарантии того, что такое не произойдет с новым, более мощным коллайдером, вроде самого крупного в истории ускорительного комплекса Future Circular Collider (FCC)?

— Для FCC еще не получено согласование. Это один из возможных проектов ЦЕРН. Что касается БАК, то мы собираемся немного увеличить его энергию с 13 ТэВ (электронвольт — единица энергии, используемая в атомной и ядерной физике — ред.) до 14 ТэВ и нарастить интенсивность лучей.

Но, как вы знаете, мы постоянно подвергаемся бомбардировкам космических лучей, и ни один ускоритель на Земле никогда не сможет достигнуть их уровня энергии и интенсивности. Так что тут нет проблемы, все более чем безопасно.

— А как идет работа над FCC, о котором вы упомянули?

— FCC еще не одобрен. На данный момент ЦЕРН разрабатывает на уровне изучения и дизайна два варианта ускорителей. Один из них — линейный ускоритель частиц. Это электрон-позитронный коллайдер под названием CLIC. Другой — ускорительный комплекс Future Circular Collider (FCC).

В начале следующего года мы начнем процесс под названием "обновление европейской стратегии в области физики элементарных частиц". Это процесс, который длится полтора года, когда европейское сообщество по изучению физики элементарных частиц собирается и вырабатывает стратегию и программу действий на ближайшие годы. Обычно это происходит каждые 6-7 лет.

Так что это не только проекты, которые разрабатывает ЦЕРН, такие как CLIC и FCC, но также другая работа, к примеру, в области антиматерии. Все это будет обсуждаться при выработке стратегии, после чего будут определены приоритеты. И в 2020 году мы узнаем о том, что решили выбрать таким приоритетом.

—  Несколько лет назад ЦЕРН стал всемирно знаменитым после того, как на Большом адронном коллайдере был открыт бозон Хиггса. Какими открытиями, сделанными после этого, может похвастать ЦЕРН? Есть ли шанс на новый Нобель?

— Вне зависимости от наград, которые, безусловно, важны, мы здесь занимаемся наукой ради того, чтобы улучшить наши знания.

Конечно, для меня самым лучшим открытием в ЦЕРН будет открытие частиц, из которых состоит темная материя. Но все в руках природы. Мы не знаем, какие новые физические законы или новые частицы природа захочет вложить в энергию БАК или в более мощный будущий ускоритель.

Но сейчас в 2019 и 2020 годах мы временно остановим БАК для того, чтобы улучшить работу ускорителей и результаты экспериментов и перейти на более высокий уровень мощности с 13 до 14 ТэВ. Так что в 2021 году мы посмотрим, что будет.