РАН и Росатом - новый этап сотрудничества

13 марта 2019
Владимир Фортов

В феврале 2019 года на базе АО "ГНЦ РФ - ФЭИ им. А.И.Лейпунского" прошла работа второго потока Высшей школы физики госкорпорации "Росатом". На вопросы электронного издания AtomInfo.Ru ответил приглашённый лектор модуля, академик-секретарь Отделения энергетики Российской академии наук Владимир ФОРТОВ.

- Владимир Евгеньевич, недавно состоялось подписание соглашения между Академией наук и Росатомом. Как Вы оцениваете это соглашение и что даст сторонам такое сотрудничество?

- Это движение встречное. Академия наук всегда принимала активное участие во всех проектах Минатома, а Минатом всегда поддерживал фундаментальные и прикладные исследования, которыми занимается Академия.

Минатом работает в такой области человеческого знания, которая опирается фактически на все направления науки. Слушатели их хорошо знают. И всегда у нас были самые тесные связи и по фундаментальной, и по прикладной науке.

То, что 7 февраля 2019 года произошло подписание соглашения о сотрудничестве РАН и ГК "Росатом" - это логическое развитие наших давних и эффективных связей.

- Ожидаете ли Вы практический выход от соглашения, прежде всего в области энергетики?

- В мире постоянно ведётся поиск новых энергетических схем, установок, технологий. Часть из задач бывает очень прагматична, и для них требуются конкретные решения.

Пример - бинарный цикл, для которого речь идёт о большом наборе ответственных проблем, связанных с материаловедением, ядерной химией, энергетикой, теплообменом, безопасностью и многим другим, что исследуется в организациях и институтах "Росатома" и РАН.

Наши учёные, занимающиеся всей этой тематикой, давно знакомы друг с другом, понимают свои возможности и потенциалы и готовы продолжать сотрудничать в рамках этого соглашения с названным конкретным финансированием, с чётко указанными сроками и с чётко сформулированной ответственностью.

Вторая часть работ связана с перспективными исследованиями более далёкого горизонта. Это исследования термоядерной плазмы, низкотемпературной плазмы, воздействия плазмы на материалы с целью достижения нужных свойств и т.п. Такие работы заложены в подписанной 7 февраля программе совместной деятельности.

- Вы видите перспективы развития термоядерной энергетики?

- Я являюсь энтузиастом этого дела, потому что это важнейшая задача для всего мира, и сегодня в термояде получены результаты принципиального характера. Продемонстрирована возможность термоядерного способа получения энергии на многих установках - я имею в виду магнитный термояд.

Что касается термояда, связанного с индукционным способом возбуждения, там пока результаты более скромные, хотя темпы исследований довольно высокие. В ближайшее время будут введены три крупных лазерных системы. В Соединённых Штатах работает, кроме лазера NIF (National Ignition Facility), ещё и система Z-pinch.

Поэтому я считаю, что эти работы будут развиваться, и это записано в соглашении с "Росатомом" как отдельный блок, один из четырёх.

- Речь сегодня идёт о получении тепловой энергии за счёт термоядерных реакций. А вот её преобразование в электрическую энергию в таком проекте, как ITER, отсутствует вообще.

- Это проблема. Но это проблема не ITER, а проблема следующего проекта, который называется DEMO. Проблемы преобразования энергии станут основными для исследования на следующем шаге развития термоядерного направления.

Здесь предстоит понять, как в условиях развитого термоядерного горения будет осуществляться весь комплекс задач, связанных с устойчивостью, нагревом, стабильностью этого процесса, удалением пыли и разного рода радиоактивных элементов. Всё это - следующий этап.

Активно ведутся работы и по УТС с инерционным удержанием горячей плазмы. Это мощные лазеры и электрофизические "машины".

- В области обычной ядерной энергетики, энергетики деления, есть ли перспективные новые решения?

- Большой интерес представляет бинарный цикл, о котором я уже сказал. Он будет интенсивно развиваться и по федеральным программам, и по подписанному соглашению РАН-Росатом.

Кроме этого, идут большие работы по тематике ВВЭР, направленные на повышение безопасности и реализацию иных инновационных технологий.

- Во многих странах культивируется мнение, что на безопасности экономить нельзя. Делается вывод, что недопустимо любое снижение стоимости систем безопасности. Как Вы к этому относитесь?

- Похоже на то, что будущее атомной энергии в значительной степени будет определяться именно безопасностью. Как вы хорошо знаете, Германия отказывается от атомной энергетики именно потому, что обеспокоена вопросами безопасности.

У нас в Академии есть институт безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ). Он анализирует и ближние, и дальние последствия гипотетических ядерных аварий. Могу сказать, что понимание вопросов безопасности и последствий аварий сегодня совсем другое, отличное от того, что было несколько лет сильно(!) назад. Работа в этом направлении будет, конечно, тоже продолжена, так как она очень важна.

- Проблема безопасности в атомной энергетике связана с очень большой концентрацией энергии.

- Так это и есть преимущество атомной энергетики!

- Но и очень большой недостаток с точки зрения безопасности, поскольку при нарушении отвода энергии последствия будут весьма серьёзные.

Вы правы в том отношении, что особенность атомной энергетики состоит в очень большой концентрации энергии на единицу объёма или веса. Она на шесть-семь порядков превосходит тепловую. Поэтому аварийные последствия здесь близки к экстремальным. Это две стороны одной медали.

- Вопрос в том, насколько мы боимся последствий неблагоприятных событий в атомной энергетике.

Атомная энергетика имеет очень много преимуществ, все их хорошо знают. Многие современные технологии являются опасными, например, авиационная. При выходе из строя основных систем самолёта его история кончается. Химические производства тоже потенциально очень опасны и могут привести к гибели многих людей.

- Тем не менее, атомные техника и технологии развиваются и, фактически, сегодня определяют лицо нашей цивилизации. От этого никуда не уйти. Даже то, что мы живём в мире без войн, также обусловлено наличием именно ядерных технологий.

- То есть, главное, чтобы технологиями управляли специалисты?

Главное, чтобы технологии были безопасными! Но, конечно, нужны и специалисты, нужны особые серьёзнейшие требования к эксплуатации атомных объектов.

- Заключительный вопрос. Вы участвуете в работе Высшей школы физики "Росатома". Вы не могли бы оценить уровень слушателей?

Я так или иначе имею представление об уровне знаний специалистов в других сферах. Здесь, в "Росатоме" он максимальный. Для школы "Росатома" подобраны ребята сильные, творческие и ищущие. У них горят глаза и они тянутся к знаниям.

Я второй раз участвую в этой школе, читаю лекции, и я всегда поражаюсь большому творческому активному потенциалу, который виден у слушателей.

Я бы посоветовал создать что-то наподобие университета, действующего на постоянной основе. Это нужно для того, чтобы как можно больше ребят и девчат из атомной отрасли знакомились с последними изменениями в научной жизни.

Да, они получили хорошее образование - МИФИ, ФИЗТЕХ, ведущие университеты. Но с момента их выпуска в науке произошли громадные изменения, и молодые учёные обязательно должны быть в курсе всех последних открытий и достижений. Я считаю, что инициатива "Росатома" по проведению школы физики правильная и своевременная. Я бы расширил её и на другие отрасли.