24 октября 2019

Анатолий Григорьев, Госкорпорация «Росатом»: «В вопросах вывода ядерных объектов из эксплуатации нерешаемых проблем нет»

Анатолий Григорьев

В сентябре нынешнего года первая партия отработавших топливных сборок с плавучей технической базы (ПТБ) «Лепсе» была доставлена на базу ФГУП «Атомфлот» в Мурманске. Топливные сборки общим количеством 111 штук, размещенные в шести транспортных контейнерах (ТУК), были доставлены теплоходом «Серебрянка» с территории судоремонтного завода (СРЗ) «Нерпа». Подробнее об этом знаменательном событии рассказал Руководитель проектов МТП Управления международных программ и проектов в области РАО, ОЯТ и ВЭ ЯРОО Госкорпорации «Росатом» Анатолий Григорьев.

- Анатолий Владимирович, как происходили работы по утилизации плавтехбазы «Лепсе»?

- Утилизации ПТБ «Лепсе» предшествовал долгий подготовительный период. Сначала были годы простоя, ожидания начала работы, т.к. долгое время не могли договориться с международными донорами о реализации этого проекта. Было понимание, что предстоят работы на очень опасном объекте, особенно после аварии 1983 года, и после этого возник вопрос о финансировании работ. Первоначально некоторую сумму выделило Мурманское морское пароходство, эти средства были потрачены на предпроектную подготовку, но их было недостаточно для перехода к комплексному проектированию, по итогам которого можно было бы принять решение о способе обращения с этим отработавшим ядерных топливом (ОЯТ).

При этом для получения дальнейшего финансирования необходимо было получить решение о путях реализации проекта, речь шла о ядерно и радиационно-опасном объекте. Первое требование иностранных партнёров состояло в том, что российская сторона должна дать определённые гарантии того, что при выполнении работ не произойдёт никаких инцидентов, а в случае возникновения каких-либо происшествий они были бы освобождены от ответственности за этот ущерб. В результате в 2003 году было подписано соглашение, в котором были прописаны эти вопросы.

После этого Еврокомиссия выделила средства для оценки ситуации на плавтехбазе «Лепсе» и разработки проектной документации на утилизацию, выгрузку топлива и приведения ПТБ «Лепсе» в безопасное состояние. Такой проект был разработан, ключевой организацией в нём стала «Конверсия». Комплект организационной документации предусматривал сумму около 12 млн долларов, в дальнейшем, по итогам работы экспертной группы, сумма повысилась до 30 млн долларов.

Причиной такого увеличения стала необходимость организации дополнительных мер безопасности, в т.ч. дистанционного управления.

Первый этап завершился в 2008 году. Затем Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР) принял эстафету и начал реализовывать грантовые соглашения по выводу из эксплуатации и выгрузке топлива из ПТБ «Лепсе». Были определены закупки, необходимые для этих работ. Был выработан набор требований к объектам, где будет проходить утилизация – чтобы это было технически оснащённое предприятие, чтобы вокруг него было не очень много населения, чтобы были обеспечены минимальные затраты на транспортировку при максимальной безопасности.

- В чём были особенности при работах с ПТБ «Лепсе»?

- Ранее работы с подобными объектами проходили на плаву. Например, теплоход «Лотта» также был хранилищем ледокольного ОЯТ, где его было очень много. Решением этой проблемы занимались специалисты из Великобритании. Они подготовили береговое хранилище и модернизировали его под хранение этого ОЯТ, изготовили 50 контейнеров для этого ОЯТ. Из «Лотты» ОЯТ выгружалось по определённой технологии, когда отрезались активные части и проводилась упаковка в чехлы. И это всё делалось на плаву.

Первоначально планировалось, что работа с «Лепсе» также будет выполняться на плаву. В конечном итоге этот вариант был отклонён, т.к. предлагалась очень сложная технология. По этой технологии предлагался комбинированный способ выгрузки: сначала извлекать то топливо, которые извлекается обычным способом, а второй вариант, если топливо невозможно было извлечь из ячейки хранения, то вырезать его вместе с ячейкой. В конечном итоге этот план трансформировался в вариант, чтобы весь топливный массив вырезать вместе с ячейками. Эта концепция и была принята и реализована.

Чтобы эти работы не проводились на открытом воздухе, было принято решение создать укрытия. ПТБ «Лепсе» была выведена на берег, где были проведены элементы утилизации, образован блок хранилищ ЖРО, сформирована упаковка хранения и отправлена в губу Сайда. Сформирован блок хранения ОЯТ, который затем требовалось переместить в укрытие, построенное по отдельному проекту. Наконец, в 2018 году была сформирована блок-упаковка, было сделано укрытие, оснащённое необходимыми техническими средствами, доставлены и смонтированы инструменты, персонал перегрузчиков был обучен на стенде, который находился в этом укрытии.

- Какая организация занималась перегрузкой топлива?

- Основными работами по перегрузке занимается ФГУП «Атомфлот», со стороны которого работают около 50 перегрузчиков топлива. Также обеспечением работ занимались представители СРЗ «Нерпа». В комплектации грузоподъёмного оборудования принимало участие также ООО «Спецтехкомплект».

Для выгрузки ОЯТ было необходимо разработать специальный инструмент, проектированием и изготовлением которого занималось НПФ «Сосны», имеющее опыт такой работы. Представители этой организации в ходе работ по выгрузке проводили контроль за ходом работы изготовленных ими инструментов.

- Когда планируется завершение выгрузки топлива?

- После того, как упаковка была передвинута в хранилище-укрытие, необходимо было подготовить упаковку с ОЯТ к выгрузке топлива – смонтировать необходимое оборудование, снять защитную крышу (предназначенную для защиты от атмосферных осадков) и т.д. На эти работы потребовалось примерно полгода, и, наконец, в мае 2019 года началась выгрузка ОЯТ. К середине сентября первая партия ОЯТ была подготовлена к транспортировке, и тогда началась его погрузка на судно «Серебрянка», которое 25 сентября 2019 года доставило это топливо на базу «Атомфлота» в Мурманске для размещения на временное хранение, и, возможно, к концу года будет сформирован эшелон, который отправит это топливо на переработку на ПО «Маяк». Следующий рейс «Серебрянки» планируется подготовить в декабре 2019 года. На «Серебрянке» перевозится 6 чехлов, а эшелон будет составлять из 12, т.е. один эшелон обеспечит 2 рейса.

До конца 2020 года будет обеспечен вывоз топлива из хранилищ, за исключением кессонов, в которых хранится 19 ОТВС – эта работа будет сделана с помощью оборудования, изготовленного за счёт российских средств, в 2021 году. К 2022 году все эти сборки будут удалены и будет подготовлена упаковка длительного хранения наподобие той, которая размещена в губе Сайда, которая будет далее туда перевезена.

Работа проводится дистанционно со специального поста управления, поэтому риски переоблучения персонала сведены к минимуму. По мере выгрузки топлива радиационные нагрузки на объекте будут уменьшаться.

- Реабилитация каких ещё объектов, кроме ПТБ «Лепсе», проводится в настоящее время?

- Продолжается активная работа по извлечению ОТВС из здания №5 в губе Андреева. Сейчас там находятся 5 точек хранения ОЯТ, в них всех проводятся работы. Из здания №5 в нынешнем году всё ОЯТ будет выгружено. Уже сейчас радиационная обстановка в этом здании улучшилась на 60% по сравнению с началом работ. Теперь можно в более спокойном режиме проводить работы по реабилитации этого здания. Там ещё остаётся много иловых отложений, радиоактивных веществ, но тем не менее выгрузка ОЯТ позволила улучшить проведение необходимых инженерно-технических обследований.

Каждый объект уникальный, но общим является то, что везде организовано дистанционное управление процессами. Решить проблему обращения с ОЯТ можно, необходимый опыт накапливается, и он может и должен быть востребован при дальнейшей реабилитации ядерно и радиационно опасных объектов.

Кроме того, сейчас в стадии вывода из эксплуатации находятся два атомных ледокола. Было принято техническое решение, что из ледокола полностью выгружается вся ядерная паропроизводящая установка (ЯППУ): реактор, парогенераторы, ГЦН, фильтры, компенсаторы и др. На недавнем семинаре Общественного совета было констатировано, что эта технология может быть применена для выгрузки ЯППУ из одноотсечных реакторных блоков АПЛ, которые сейчас находятся в губе Сайда. Согласно нынешней стратегии, эти работы будут применены через 70 лет, но необходимый для этого опыт нарабатывается сейчас при утилизации ледоколов.

Этот опыт также позволяет утверждать, что затопленные ядерные объекты могут быть подняты и с ними тоже можно будет решить проблему. Из них сейчас наибольшую опасность представляет АПЛ К-159, затопленная в Баренцевом море, и теперь на неё можно обратить внимание. Проблема в том, что пока нет определённости в том, какое именно ведомство должно отвечать за утилизацию затопленных объектов. Мы хотим, чтобы этот вопрос был передан в ведение Госкорпорации «Росатом», и это позволит добиться прорыва в решении этой задачи.

- Как Вы считаете, почему современному поколению важно знать о тех усилиях, которые атомная отрасль предпринимает по минимизации и устранению объектов «ядерного наследия»?

- Люди должны представлять себе, как осуществляется вывод атомных объектов из эксплуатации. Раньше об этом не думали. А ныне техника более сложная. Ранее никто не представлял себе, что делать с АПЛ, когда она выработает свой срок, поэтому в итоге проблема стала очень большой, и в итоге их скопилось большое количество. Самым простым решением оказался вопрос с ядерными реакторами – выгрузить топливо. Сложнее оказалось с реакторными отсеками АПЛ, в итоге появилось решение, что их надо разместить на береговое хранение. В США такие хранилища устроены в пустынях, у нас – на береговых пунктах хранения в течение не менее 70 лет. В Северо-Западном регионе этот вопрос решён на 100% – нет ни одного трёхотсечного блока АПЛ, которые хранятся на плаву. С точки зрения поучительности это важно тем, что нет нерешаемых проблем. В своё время были аварийные ситуации, и эти проблемы решали путём их затопления под водой. Эти ситуации, как и та же ПТБ «Лепсе», и губа Андреева и др. – это были различные варианты «отложенного решения». Потребовалось достаточно усилий, чтобы найти способы приведения этих объектов в безопасное состояние с помощью безопасных методов. И теперь все эти вопросы стали решаться в массовом порядке, одновременно на трёх объектах. 

Беседу вела Алёна Яковлева