11 ноября 2011

Премьер-министр Российской Федерации Владимир Путин встретился с главой Госкорпорации "Росатом" Сергеем Кириенко

10 ноября Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл заседание Президиума Правительства РФ, в котором принял участие Генеральный директор Госкорпорации «Росатом» С.В. Кириенко.

Ниже мы приводим отрывок из стенограммы заседания.

В.В.Путин: Надо продолжать эту работу, посмотреть наиболее проблемные точки и к ней вернуться. Сергей Владиленович (обращаясь к С.В.Кириенко), мы в прошлом и в этом году оказали поддержку компании «Росатом», в том числе для приобретения необходимых нам активов в тот момент, когда они стоили относительно не так дорого, но представляли для компании, вообще для страны в целом значительную ценность. Ну и Росатом в целом демонстрирует неплохие результаты за предыдущие годы. Как вы сами их оцениваете с точки зрения ввода объектов главным образом – и у нас, и за рубежом?

С.В.Кириенко (генеральный директор Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом»): Спасибо большое, Владимир Владимирович. В первую очередь хотел бы ещё раз сказать слова благодарности Правительству за то, что в кризисный момент тогда мы не только не провалились, а, наоборот, в общем такую экспансию осуществили. Могу доложить, Владимир Владимирович, главные покупки наши тогда по урану мы совершили. На сегодняшний день наша компания «Атомредметзолото» является по запасам уже второй в мире. И мы уверенно понимаем, в какой логике мы должны выйти на первое место в мире. У нас самая дешёвая структура запасов, причём сегодня мы владеем 20% запасов Соединённых Штатов Америки, что трудно было представить некоторое время назад…

В.В.Путин: Сколько?

С.В.Кириенко: 20% американских запасов принадлежит российской компании. У нас запасы в Канаде, Австралии, Намибии. И последнее приобретение, мы Вам докладывали, мы приобрели в Танзании месторождение. Мы Вам тогда докладывали, у нас была гипотеза, что, когда мы его приобретали, с учётом опыта наших геологов мы сумеем показать, что запасов там больше, чем та оценка, по которой месторождение продавалось. Мы его приобрели в июне, за прошедшие четыре месяца сделали доразведку – мы увеличили запасы урана на 30 млн фунтов, то есть практически на 50% удвоили запасы.

В.В.Путин: Но вы в разведку вкладывали уже свои собственные ресурсы?

С.В.Кириенко: Да, уже свои собственные средства. Но это значит, что то, что мы купили, уже стоит раза в два дороже только за счёт той разведки, которую мы сделали. Это не конец – мы продолжаем работу вместе с правительством Танзании. Уверены, что ещё нарастим там запасы.

Таким образом, главное, Владимир Владимирович, что мы себя по урану обеспечили полностью. Такой расчёт, что все станции, которые мы строим в стране, и все, на которые мы подписали межправсоглашения за рубежом, даже если представить на секунду, что на них никто не продаст ни одного грамма урана, то мы со своими запасами, которые у нас сейчас есть, обеспечены лет на 100 вперёд, поэтому обеспечили полностью.

Теперь по пускам, Владимир Владимирович. У нас действительно год такой особенный: с советских времён не было такого количества пусков объектов атомной энергетики. Первое – мы запустили уникальный объект в Бушере, в Иране. В сентябре станция сдана в эксплуатацию, причём что важно – под полным контролем МАГАТЭ, и все международные эксперты признали исключительно мирный характер этого проекта: станция может производить только электроэнергию и ничего, кроме электроэнергии.

В.В.Путин: Сколько человек там работает у нас?

С.В.Кириенко: Там работало, Владимир Владимирович, наших специалистов до 3 тыс. – в зависимости от объёмов. В среднем 2,5 тыс. специалистов.

В.В.Путин: Сколько там осталось?

С.В.Кириенко: Осталось там, Владимир Владимирович, сегодня чуть меньше 1 тыс. человек, поскольку идёт только оказание содействия в эксплуатации. Мы договорились с иранскими партнёрами о том, что мы будем поэтапно передавать в эксплуатацию. Мы обучили иранский персонал – они сегодня работают вместе с нашими специалистами. Мы постепенно в течение нескольких лет будем забирать оттуда российских специалистов, по мере того как будем вместе с иранским персоналом уверены, что они спокойно выполняют эту работу при достойном качестве. Это вопрос практики, а не только обучения.

В.В.Путин: Иранская сторона не высказывала пожеланий продолжить строительство новых блоков?

С.В.Кириенко: Высказывала, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: И каково ваше отношение к этому?

С.В.Кириенко: Владимир Владимирович, соответствующее поручение у нас есть, мы прорабатываем предложения, поскольку строительство именно атомных энергоблоков не вызывает сомнения ни у международного сообщества, никаким образом не относится к чувствительным вопросам, поэтому это вполне возможно. Нам потребуется соответствующая доработка межправительственных соглашений, чем мы сейчас занимаемся вместе с Министерством иностранных дел.

В.В.Путин: Хорошо.

С.В.Кириенко: Владимир Владимирович, следующий объект – это Китай. Там мы два объекта запустили в этом году, оба уникальные. Мы запустили вместе с китайскими партнёрами первый в Китае быстрый исследовательский реактор – реактор на быстрых нейтронах.

В.В.Путин: Это третий в мире, да, по-моему?

С.В.Кириенко: Четвёртый, там если…

В.В.Путин: Четвёртый.

С.В.Кириенко: Правда, во Франции он был остановлен, поэтому среди действующих – третий в мире. Сегодня Китай стал четвёртой страной в мире, которая обладает быстрыми реакторами, и в общем это сделано по российским технологиям и с помощью российских специалистов. И мы досрочно, примерно на год раньше срока, запустили завод по обогащению урана в Китае, тоже уникальный объект.

В.В.Путин: Это Россия, США, Франция и Япония.

С.В.Кириенко: По быстрым реакторам?

В.В.Путин: Да.

С.В.Кириенко: В США нет.

В.В.Путин: Франция, Япония, Россия и вот Китай?

С.В.Кириенко: Теперь Китай добавился. Американцы в своё время эти программы остановили и сейчас очень стараются к этому вернуться, но это займёт у них время, потому что, по всем оценкам, быстрые реакторы – это как раз следующее поколение в атомной энергетике.

И, Владимир Владимирович, мы закончили строительные работы, построен первый блок атомной станции в Индии «Куданкулам». Стройка завершена, но срок пуска – это вопрос индийского правительства, которое сейчас определяет его в рамках дискуссии, которая у них идёт, но стройка завершена. Тоже уникальный проект, это первый проект в мире, который построен уже с такими постфукусимскими требованиями безопасности, когда пассивные системы таковы, что, если не будет электроэнергии, не будет воды и даже не будет персонала, станция сама обеспечит полную безопасность. Это такой сегодня признанный проект.

В.В.Путин: Обеспечит полную безопасность на сколько?

С.В.Кириенко: Бесконечно. Мы считали, по требованиям МАГАТЭ сегодня… До «Фукусимы» требования были 24 часа, после «Фукусимы» – 72 часа. С учётом того, что у нас системы отвода тепла построены не только на воде, но и на воздушном потоке, воздух ограничить невозможно, поэтому она обеспечит безопасность бесконечное количество времени при потере электроэнергии, воды и персонала. Этот объект тоже завершён.

В.В.Путин: А как поставка топлива на индийские станции?

С.В.Кириенко: Мы обеспечиваем поставку топлива на индийские станции. Контракты у нас заключены. Более того, Владимир Владимирович, с учётом Ваших договорённостей с председателем правительства Индии мы отрабатываем ещё и создание сети совместных предприятий и на территории Индии, и на территории России, в том числе по совместному производству топлива.

В.В.Путин: Понятно.

С.В.Кириенко: И, Владимир Владимирович, пуски у нас не только за рубежом. Собственно, у нас ключевой пуск в этом году …

В.В.Путин: Калининская?

С.В.Кириенко: …это Тверская область, Калининская атомная станция. Могу доложить, что мы идём в строгом соответствии с графиком. Позавчера станция выведена на минимально контролируемый уровень мощности. По факту физический пуск прошёл, по графику идём к энергетическому пуску, который состоится в этом году. И, Владимир Владимирович, для нас крайне важно было при таком рекордном количестве пусков не потерять новые заказы. Были риски, что после «Фукусимы» мировой рынок провалится. Конкуренция действительно ужесточилась на этом рынке, но, наверное, важный фактор, что мы при этом провале рынка и ужесточении конкуренции почти вдвое увеличили свои зарубежные заказы. У нас на конец прошлого года был общий объём подписанных соглашений – 12 блоков. Соответственно, один у нас уже выпал, это «Бушер», который мы сдали, осталось 11. На сегодняшний день у нас подписанных блоков – 21, то есть мы вдвое увеличили объём заказов. Добавились у нас такие страны, как Вьетнам, где межправсоглашение подготовлено, и у нас практически всё подготовлено по подписанию уже финансового соглашения, Министерство финансов тоже тут свою работу завершило. Добавилась Белоруссия, добавились два блока в Китае. Китайцы останавливали всю программу, но потом сказали, что там, где мы уверены в надёжности, мы пускаем контракты в строй, то есть наш контракт вступил в силу. И на прошлой неделе мы подписали первую атомную станцию в Бангладеш, тоже уникальный объект.

Таким образом мы в 2 раза увеличили объём заказов, причём, Владимир Владимирович, все эти заказы идут как заказы отечественным предприятиям. Как мы уже докладывали, у нас 97% всего объёма заказов на машиностроение и оборудование размещается в Российской Федерации при строительстве в России и только 3% закупается за рубежом, если что-то не производится в России. Сегодня объём заказов для отечественного машиностроения уже превысил 250 млрд рублей с соответствующими рабочими местами и всеми остальными показателями. Кроме этого, Владимир Владимирович, также для нас важно было, что в период после «Фукусимы» падали заказы на топливо, – для нас было важно поддержать заказы для наших топливных компаний: компания Tenex, которая у нас продаёт обогащённый уран, в этом году имеет рекордную выручку – 3 млрд 300 млн. За всю историю её существования такого объёма у неё не было. То есть скорее произошло следующее: рынок упал, но в силу ужесточившейся конкуренции клиенты выбирают более надёжных и проверенных поставщиков. Нам в этой ситуации удалось даже нарастить объёмы контрактов, которые мы заключили.

В.В.Путин: Хорошо. Как строятся отношения у вас с партнёрами на долгосрочной основе? Имеются в виду такие партнёрские стратегические отношения, прежде всего с немецкими, с французскими коллегами.

С.В.Кириенко: Владимир Владимирович, у нас работа идёт сейчас по всем направлениям. К сожалению, Вы знаете, что Германия приняла решение о том, что она сворачивает атомную энергетику. Немецкая компания «Сименс» – дисциплинированная немецкая компания, она должна выполнять решения Правительства Германии, поэтому, к сожалению, у нас сотрудничество с «Сименс» сегодня останется только в той части, которая не относится к атомной энергетике. Мы с ними работаем по теме медицинской техники, по теме изотопов, редкоземельных материалов, там есть интересные перспективы совместной работы, но из атомной энергетики они ушли. Мы сейчас замещаем это сотрудничеством с другими компаниями. Наиболее интенсивно у нас развивается сегодня сотрудничество с французскими компаниями, такими как «Альстом», «Электрисите де Франс». После Ваших договорённостей с Президентом Франции мы активизировали эту работу: у нас запустилось совместно предприятие с «Альстомом», сейчас мы прорабатываем с ними не только проекты на территории России или Франции, но и активно проекты на территории третьих стран, где мы можем работать совместно. Хорошо развивается сотрудничество с крупнейшей европейской компанией «Электрисите де Франс», и мы сейчас заключили соглашение о партнёрстве с английской компанией «Роллс-Ройс», поскольку в Англии тоже довольно большая программа. Важно: англичане приняли решение о масштабной программе развития атомной энергетики уже после «Фукусимы». У них до «Фукусимы» не было программы, сейчас они объявили сооружения от 16 до 18 новых атомных энергоблоков. Ключевая компания в Англии – это «Роллс Ройс», мы заключили с ними соглашение о партнёрстве, в том числе, кстати, и по совместным проектам в третьих странах – например, на тендер в Чехии мы идём, в том числе, вместе с компанией «Роллс-Ройс».

В.В.Путин: Хорошо, ладно. Спасибо большое.