«Сколково» и Реактор коммерциализации: модель для сборки стартапа

24 ноября 2014
Николай Адамович

Фонд «Сколково» договорился о сотрудничестве с базирующимся в Латвии Реактором коммерциализации. Эта платформа была создана для вывода на международный рынок технологий и научно-исследовательских разработок из России и некоторых соседних стран. Ноу-хау рижан - в максимально продуманном и персонализированном подходе к процессу трансформации идеи в высокотехнологичный бизнес. Штучная работа Реактора со своими компаниями отличается от поставленной на поток коммерциализации проектов так же, как индпошив от массового производства одежды. Не исключено, что определенные составляющие этого подхода, уже не раз доказавшего свою эффективность, заимствует и «Сколково»

Соглашение было подписано вице-президентом Фонда, руководителем ядерного кластера «Сколково» Игорем Караваевым и основателем Реактора Николаем Адамовичем. «Реактор коммерциализации и Фонд «Сколково» заинтересованы в развитии стартапов и усилении технологического и коммерческого сотрудничества инновационных компаний Латвии и России, говорится, в частности, в соглашении. Направлениями сотрудничества в документе обозначены обмен информацией для разработки совместных проектов между инновационными малыми и средними предприятиями, предоставление доступа к программам менторства и развития, проведение мероприятий по установлению деловых контактов между стартапами из «Сколково» и Реактора коммерциализации.

На ученого в Реакторе не пытаются навесить несвойственные ему предпринимательские функции. Большинство разработчиков привлекает главным образом исследовательская и инженерная деятельность, а не вопросы коммерциализации результатов, которой, по мысли, основателей Реактора, должны заниматься предприниматели. Их подбирают под каждый конкретный проект. У платформы - два источника пополнения корпуса предпринимателей, рассказал Sk.ru Николай Адамович, выпускник физико-математического факультета Латвийского университета и бизнес-школы Гарварда, предприниматель с 25-летним стажем. «Во-первых, это опытные и профессиональные топ-менеджеры больших и средних компаний, которые уже многого добились и хотят начать свое дело, связанное с технологическим предпринимательством. Так, один из наших предпринимателей более 10-ти лет работал в компании «Делойт». Во-вторых, это недавние выпускники вузов, причем не только технических. Одну из задач реактора мы видим в формировании предпринимательских компетенций у перспективной молодежи и ее обучения».

И серийных, и начинающих предпринимателей Реактора, продолжает г-н Адамович, роднят особые дух и энергетика, от которых во многом зависит успех команды. «На предпринимателе лежит сборка всей конструкции бизнеса. Если сравнить компанию с деревом, то предприниматель – ствол, который питает ветви. Мы в Реакторе коммерциализации сторонники теории экономиста Шумпетера, дополнившего марксистско-ленинское учение о капитале, труде и ренте еще одним фактором производства - предприимчивостью». Очевидно, что участвующий в проекте предприниматель не может разбираться в научных аспектах на том же уровне, что и разработчик. Это и не нужно, считает собеседник Sk.ru, но понимать, в чем преимущества разработки, быть в состоянии рассказать о них, предприниматель обязан.

Александру Фертману, директору по науке ядерного кластера Фонда «Сколково» и одному из организаторов взаимодействия с латвийскими коллегами, в работе Реактора коммерциализации импонирует продуманный подход к поиску и отбору, как предпринимателей, так и индустриальных гуру. В роли последних выступают известные и зарекомендовавшие себя на рынке профессионалы, именитые эксперты в той или иной области, вышедшие на пенсию или по другим причинам покинувшие крупные индустриальные компании.

«У Реактора коммерциализации - филигранный механизм работы с индустриальными гуру, институт которых, как мне представляется, был бы уместен и в «Сколково». Мы демонстрируем успехи наших резидентов большому бизнесу, убеждаем встроить разработки участников в технологические цепочки крупных компаний. В этом плане начинающим командам очень пригодилась бы экспертиза и советы со стороны «неаффилированных» профессионалов, - считает Александр Фертман. - Предпринимательская жилка у людей отчетливее проявляется в тех странах, где нет больших государственных корпораций и крупных запасов природных ресурсов. Латвия как раз такая страна, и технологическое предпринимательство там имеет хорошие перспективы. От коллег из Реактора мне не раз доводилось слышать фразу о том, что «у нас здесь много голодных предпринимателей», готовых вложить свои знания и компетенции в развитие высокотехнологичных проектов. Вероятно, мы могли бы заимствовать механизм столь выверенной и «штучной» работы с целевой аудиторией и создать базу предпринимателей».

Реактор коммерциализации - международная платформа, которая не выдвигает никаких требований к гражданству вовлеченных в проект предпринимателей, ученых и инвесторов. «Стартапы, которыми мы занимаемся, заведомо глобальные, а деньги мы ищем там, где проще», - рассказывает Николай Адамович. Сеть экспертов, отбирающих перспективные идеи для их дальнейшей коммерциализации, охватывает Россию и некоторые соседние государства, в частности, Казахстан, Армению и Латвию. Россия (эксперты базируются в Москве, Петербурге, Новосибирске, Томске и Нижнем Новгороде) дает «Реактору» основную массу проектов. Как поясняет Александр Фертман, это неизбежно. В странах Балтии есть свои технологические специализации, но они не так широки, как интересы «Реактора коммерциализации».

На этапе экспертного отбора проектов, который занимает от одного до двух месяцев, важно оценить не столько детали конкретного проекта, сколько корневые компетенции его разработчиков: вполне может оказаться так, что «выстрелит» смежная технология, разрабатываемая в той же лаборатории. Такое случалось, вспоминает Николай Адамович:

«Мы познакомились с научной группой, создававшей быстрые тесты для воды. Конкуренции в этой области достаточно, и мы поинтересовались, может ли эта команда сделать тесты для анализа молока. Наши визави взяли годовой тайм-аут и в результате создали такой тест с очевидными перспективами коммерциализации». Другой пример – новосибирские ученые, последователи геометрической школы академика Александра Александрова, которые во время встречи с представителями «Реактора» сузили сферу своих компетенций до темы правильного размещения сенсоров. «На деле оказалось, что сенсоры здесь вторичны и новосибирцы могут оптимальным образом рассчитать распределение по пространству любого действия, в том числе задать правильный алгоритм движения снегоуборочной машины, - рассказывает основатель «Реактора коммерциализации». – Во время этой встречи мы нашли несколько компаний, заинтересованных в компетенциях разработчиков из Новосибирска».

При этом, оговаривается Николай Адамович, рижский проект -

«максимально дружелюбная к университетам структура: мы не увозим команды разработчиков к себе, они остаются в своих прежних лабораториях». Стартап, создаваемый для коммерциализации перспективной разработки, заключает лицензионное соглашение с университетом. По такой схеме Реактор взаимодействовал с МГУ, Томским политехническим университетом, нижегородским Институтом прикладной физики РАН. Александр Фертман подтверждает: политика предпринимателей из «Реактора коммерциализации» вполне щадящая: «Нет никакого натиска, агрессии; они вытанцовывают своего партнера и подводят его к той точке, которая им нужна. Наверное, в такой форме и следует взаимодействовать с разработчиками и исследователями. Как результат: вся схема работает довольно успешно. Я бы даже сказал, что в тех случаях, где мы подчас буксуем, у латвийских коллег все получается быстрее».

Реактор коммерциализации был создан в 2009-м году. За это время более двух десятков прошедших через него стартапов получили свыше 3 млн евро венчурного капитала ранних стадий. Один из проектов профинансировал Фонд посевных инвестиций РВК, но в основном Реактор» привлекает европейские деньги. Его деятельность поддерживают частные и государственные организации, в том числе министерство экономики Латвии, Латвийское агентство гарантий и Агентство инвестиций и развития этой балтийской республики. Некоторые проекты софинансируются Европейским фондом регионального развития и Евросоюзом. «С деньгами и инвесторами проблем нет, есть трудности с питающим проекты духом предпринимательства», - отвечает Николай Адамович на вопрос о том, достаточно ли финансирование. Он убежден, что политические неурядицы на сотрудничестве рижан с Фондом «Сколково» не отразятся: «Я специально интересовался у латвийских чиновников их мнением об этом взаимодействии. Никаких негативных отзывов я не услышал, даже наоборот».

В рамках сотрудничества с Фондом некоторые команды-участницы Реактора могут пополнить ряды резидентов «Сколково» и выйти на перспективный российский рынок, надеется Адамович. Кроме того, Реактор мог бы содействовать в том, чтобы в состав сколковских команд входили бы сильные предприниматели, помогающие трансформировать идею в бизнес. По оценке Адамовича, во вхождении в состав компании предпринимателя нуждаются более половины сколковских команд.

Для «Сколково» сотрудничество с Реактором открывает доступ к «качественным проектам с сильными предпринимателями и служит дополнительным мостиком в Европу, отмечает директор по науке ядерного кластера. Во время октябрьского визита в Ригу Александр Фертман ознакомился с деятельностью полутора десятков проектов Реактора и вынес убеждение, что это «сильные команды, вполне конкурентоспособные по сколковским меркам». Вполне возможно, что вскоре несколько компаний из числа прошедших через Реактор коммерциализации подадут заявку на статус резидента Фонда «Сколково».

«Одним из приоритетов на ближайшие годы мы видим рост числа стартапов, имеющих иностранные корни, чтобы не только российские стартапы открывали представительство за рубежом, но и иностранные, имеющие интерес к российскому рынку, выполняли разработку новейших технологий сразу в России, - отмечает вице-президент «Сколково», руководитель ядерного кластера Фонда Игорь Караваев. - Это повышает международность проекта «Сколково» в целом. Прибалтийские стартапы, с одной стороны, являются европейскими, а с другой – имеют минимум кросскультурных барьеров, чтобы успешно разворачиваться на российском рынке с помощью «Сколково». Реактор коммерциализации из Риги работает в близких для кластера технологических форсайтах, и, надеюсь, уже в ближайшем году приведет к нам в «Сколково» целую группу хороших стартапов».