Проблему радиоактивного озера Карачай решили благодаря ФЦП

29 октября 2015

Засыпка озера Карачай на Урале, в котором за долгие годы было накоплено колоссальное количество радиоактивных отходов, стало одним из главных результатов завершающейся в текущем году федеральной целевой программы "Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года" (ФЦП ЯРБ-1), считает первый заместитель генерального директора ФГУГП "Гидроспецгеология" Марк Глинский.

Решить проблему с другими загрязненными водоемами предстоит в ходе продолжения этой ФЦП, полагает он.

Озеро Карачай расположено рядом с предприятием Росатома "Производственное объединение "Маяк" (Озерск, Челябинская область). В свое время в Карачай сливались жидкие радиоактивные отходы промышленного производства оружейного плутония.

В результате объем радиоактивных веществ, накопленных в озере, почти в 2,5 раза превысил объем радионуклидов, выброшенных в окружающую среду в результате аварии на Чернобыльской АЭС.

"По ФЦП ЯРБ-1 было много целевых показателей, и одной из крупнейших задач как раз было решение проблемы озера Карачай. Все, что было предусмотрено программой, по нему выполнено",

 — сказал РИА Новости Глинский.

Он отметил, что на Карачае все инженерные работы были сделаны на основе многолетних научных исследований и наблюдений за состоянием "линзы" загрязнения, миграцией радиоактивных нуклидов с подводными водами, за правильным темпом покрытия озера и составом покрывающих пород.

"Все было сделано в соответствии с проектом. В середине ноября на ПО "Маяк" будет торжественное мероприятие, связанное с окончательным закрытием озера Карачай, которое сейчас оно представляет собой маленький тонкий ручеек, и его как раз сейчас закрывают. Результатами этой работы я полностью удовлетворен. "Работы с озером Карачай в рамках ФЦП — это очень серьезное дело, а ведь в программу вошел не только этот радиационный источник, который надо продолжать контролировать и наблюдать. Предстоят еще работы в рамках ФЦП ЯРБ-2, которые направлены на ликвидацию всех объектов наследия советских времен на территории Российской Федерации",

 — сказал Глинский.

Он напомнил, что в рамках завершающейся ФЦП также активно велись работы по окончательному решению вопроса безопасности Теченского каскада водоемов — комплекса гидротехнических сооружений, принадлежащих ПО "Маяк".

Теченский каскад является практически замкнутой системой из четырех водоемов и каналов, в которых отстаиваются низкоактивные жидкие радиоактивные отходы и осаждаются на дне нерастворимые в воде частицы, в том числе радиоактивные, образовавшиеся в ходе работы ПО "Маяк". От реки Теча, а следовательно, и от открытой гидрографической сети, каскад отделяет плотина.

"По Теченскому каскаду водоемов выполнены запланированные работы по построению общесплавной канализации и созданию порогов регуляторов, а также по обеспечению устойчивости плотины. Но есть еще ряд вопросов, которые надо решать. Это уже будет осуществляться в рамках реализации ФЦП ЯРБ-2, так же как и работа по другим объектам", 

— сказал специалист.

Глинский отметил, что решением проблем водоемов, загрязненных радионуклидами, занимается не только Россия.

"Накопилось ведь достаточно отходов не только в России, но и в США. В рамках обмена опытом американцы приезжали на Карачай и там выражали восторги по поводу глубины наших исследований и научной обоснованности как в подходе к миграции радионуклидов, так и к реабилитационным мероприятиям. У них в Хэнфорде (на первом американском комплексе по наработке оружейного плутония — ред.) такого нет, хотя загрязнение там не меньшее, чем у нас", 

— сказал Глинский.

"Мало кто может себе представить, что такое 120 миллионов кюри активности на Карачае. Это озеро замерзает зимой, а большая часть его активности сосредоточена в донных отложениях",

 — добавил он.

По словам Глинского, объем иловых отложений, где накапливаются радионуклиды, больше, чем воды в озере.

"Так вот, были и есть еще смельчаки, которые выходили зимой на лед и бурили скважины, как рыбаки, чтобы взять образцы радиоактивного ила. А в Теченский каскад водоемов — море без конца и края — отдельные отважные специалисты выходили на лодках, чтобы взять пробы со дна. На свой страх и риск. Каким смелым, уверенным и преданным своей работе человеком надо быть, чтобы такое делать",

 — сказал специалист.