Новости 25 января 2017

Верховный суд разбирался, как обязать компанию предоставить банковскую гарантию АСЭ

Поставщик должен был предоставить структуре Росатома банковскую гарантию, но этого не сделал. В судах решали, можно ли взыскать с него за это неустойку и заставить выполнить обещание уже после исполнения основного обязательства. Окружная кассация решила, что это невозможно. Экономическая коллегия Верховного суда пришла к другим выводам.

У АО «Атомстройэкспорт» (входит в ГК Росатом и специализируется на строительстве объектов ядерной энергетики за рубежом; далее – АСЭ) был договор поставки с ООО «Проектно-производственное предприятие «МИК-XXI». Предприятие должно было изготовить и поставить оборудование, а в обеспечение – предоставить безотзывную банковскую гарантию или поручительства. Если обеспечения не будет, то АСЭ вправе потребовать неустойку (0,03% от договорной цены за каждый день просрочки), следовало из договора.

Товар поставили, а вот обеспечения «Атомстройэкспорт» так и не получил. АСЭ отправился добивать банковской гарантии, а также 503 873 руб. неустойки в Арбитражный суд г. Москвы (№ А40-85057/2015), и там все для компании сложилось успешно: судья АСГМ Елена Агафонова ее иск полностью удовлетворила. А вот дальше все пошло не так гладко.

Сначала апелляционная коллегия 9-го ААС отказала АСЭ в требовании обязать «МИК-XXI» представить банковскую гарантию, оставив в силе решение первой инстанции в части взыскания неустойки. Условие договора о банковской гарантии неисполнимо и не соответствует общим принципам гражданского законодательства, пришла к выводу апелляция. Объяснила коллегия это так: «Стороны <…> не определили, банковские гарантии каких банков должны быть представлены, при этом согласовали условия, которые банк, не являющийся стороной договора, должен предусмотреть в банковской гарантии, в связи с чем выполнение указанного обязательства ответчика поставлено в зависимость от последующих действий третьего лица, не связанного обязательственными отношениями с ответчиком». Кроме того, обратили внимание в 9-м ААС, «МИК-XXI» изначально мог выбрать один из двух видов обеспечения – гарантию или поручительство. Заявляя же требование только по гарантии, «Атомстройэкспорт» ограничивает предприятия в правах по договору, следует из постановления 9-го ААС.

В АС Московского округа ситуация для АСЭ стала еще хуже – в требовании ему отказали полностью. Там ответчик «МИК-XXI» сослался на тот факт, что банки были не готовы выступать его гарантом, поскольку в это время в отношении него хотели возбудить дело о банкротстве. В результате в вопросе гарантии окружной суд согласился с выводами апелляции: условие о предоставлении банковской гарантии неисполнимо, поскольку зависит от волеизъявления банков. «На возможность заключения сделки могут влиять различные условия, изменить которые ответчик не в состоянии, в частности, признание его банкротом», – поясняется в постановлении кассационной коллегии. А неустойка, по ее мнению, по смыслу ст. 330 ГК не может быть направлена на обеспечение неисполнимого обязательства.

Хотим единообразия!

Дело по жалобе АСЭ дошло до Коллегии Верховного суда РФ по экономическим спорам. 24 января там состоялось заседание, на которое прибыл только представитель заявителя. «Решение первой инстанции законно и обоснованно, – начал он свое выступление. – Такой способ защиты, как обязание предоставить банковскую гарантию, предусмотрен законодательством». Однако, по его словам, удовлетворяется судами это требование с определенной долей успеха. «Московский округ с разницей в два месяца то удовлетворяет, то отказывает, – сетовал юрист. – Мы просто хотим к какому-то единообразию прийти».

Как следует из жалобы АСЭ, условие о предоставлении гарантии является обязательным, и законом не предусмотрено прощение или освобождение от него из-за трудностей исполнения. Выдача гарантий компаниям – это типичная операция для кредитной организации, и предприятие могло обратиться в любой банк. «Мы предоставили возможность выбрать – либо поручительство, либо банковская гарантия, – говорил представитель АСЭ. – Детальные критерии прописаны в договоре. Мы им предоставили свободу выбора и сказали «предоставь хоть что-то». Они ничего не предоставили».

– Почему вы выбрали именно банковскую гарантию, а не поручительство? – интересовалась председательствующий судья Ирина Грачева.

– Поставщик никакой способ не выбрал, поэтому мы оставили право выбора за собой.

К тому же, по словам юриста, банковскую гарантию вообще получить было проще: требования в договоре к поручительству «гораздо сложнее».

– Может, в ходе заседаний ответчик называл банки, в которые он обращался и ему отказали? – продолжала задавать вопросы Грачева.

– Я о таких сведениях не слышал. Это ведь не может быть мотивом – что ходил и у него не получилось. Какие-то риски он должен осознавать. Не получилось в банк – сходи получи поручительство. Мы готовы к диалогу, но диалога не получается.

Ничто не вечно

Дальше перешли к обсуждению неустойки. «У нас есть стандарты в силу специфики оборудования, – рассказывал юрист АСЭ. – Мы не можем на гарантийный период освободить от гарантийных обязательств. Компании могут в банкротство уйти. И если будет поломка оборудования, неустойка призвана хоть как-то компенсировать убытки». При этом тот факт, что неустойка вытекает не из основного обязательства, значения, по его словам, не имеет.

– Вы считаете, что несмотря на то, что оборудование поставлено, ответчик должен предоставить гарантию? – уточнила судья.

– Конечно. Вот сейчас контрагент, допустим, уходит в банкротство, мы остаемся с гарантийным обязательством один на один. Будет банковская гарантия – мы хотя бы сможем отремонтировать оборудование.

– Договор действует до какого срока?

– До полного исполнения сторонами обязательств. Это означает, что договор в части гарантийного обязательства не прекратил свое действие. Гарантийное обязательство – до 2021 года.

– А что такое гарантийное обязательство? Это в том числе гарантийный срок оборудования?

– Да.

Тогда судей заинтересовал вопрос о том, до какого момента компания вправе предъявлять требование о неустойке, ведь она предусмотрена за каждый день просрочки. «Пока вам не предоставят гарантию?» – спрашивала Грачева. «Нет, все пять лет начисляться она не будет», – последовал ответ. Юрист АСЭ объяснил, что в договоре прописан срок предоставления банковской гарантии. «В принципе, через три года истечет общий срок исковой давности. Истечет и дополнительное обязательство».

– Если банковская гарантия все-таки не будет представлена…Ваши действия?

– Мы возбудим исполнительное производство.

А если же не получится исполнить, то вечно все это продолжаться не будет, заверил судей представитель АСЭ: «Если гарантия будет предоставлена, то неустойка будет разумной. Мы будем соблюдать баланс сторон. У нас нет желания обогащаться за счет поставщика». Коллегию ВС, видимо, такие щедрые заявления убедили. В результате судьи ВС, недолго посовещавшись, оставили в силе решение АСГМ, который требования АСЭ полностью удовлетворил.