Новости 12 января 2018

Трейдинг природного урана передают «Техснабэкспорту»

Как выяснили журналисты газеты "Коммерсантъ" (“Ъ”), ключевой урановый холдинг «Росатома» Uranium One (U1) превратится в исключительно майнинговую компанию. U1 передаст свои функции по трейдингу природного урана за рубежом «Техснабэкспорту», который до этого занимался только продажей обогащенного урана. В последнее время на фоне низких цен на уран обе компании снижали доходность, новая схема трейдинга может создать общий центр прибыли в экспорте урана.

«Росатом» принял решение объединить на базе своего торгового дома «Техснабэкспорт» (Tenex, занимается продажей за рубеж обогащенного урана для АЭС и услуг по обогащению урана) и зарубежный трейдинг природного урана, которым до сих пор занималась Uranium One. Об этом рассказали “Ъ” источники, знакомые с ситуацией, и подтвердили в U1 и Teneх. В компаниях сослались на проект госкорпорации «Горизонт» (консолидация предприятий отрасли, “Ъ” рассказывал о программе 2 мая 2017 года), заявив, что одной из его задач является «повышение эффективности деятельности на зарубежных рынках», в том числе в поставке товаров и услуг ядерного топливного цикла — «от природного и обогащенного урана до обращения с отработавшим ядерным топливом».

Решение о передаче Tenex трейдинговых функций U1 по природному урану принято в конце 2017 года, сейчас идет «процесс согласования графика и условий их поэтапной передачи», говорят в «Техснабэкспорте» и U1. Отметим, что еще прошлым летом U1, напротив, собиралась активно развивать собственный трейдинг: тогда в Швейцарии была создана Uranium One Trading AG. U1 тогда хотела увеличить долю на мировом рынке урана за счет спотовых и среднесрочных контрактов, а также развивать трейдинг металлов и минерального сырья.

Сейчас в U1 входят в основном активы в Казахстане с низкой себестоимостью добычи урана (70% в проектах Акдала и Южный Инкай, 50% в Каратау и Акбастау, 49,98% в Заречном и Южном Заречном, 30% в Харасане). Также холдинг владеет проектом в США Willow Creek и долей в месторождении Mkuju в Танзании, ведет переговоры с Намибией о лицензиях на новые активы. Основные доходы холдинга идут от продажи природного (необогащенного) урана за рубежом, на рынке РФ работает холдинг «Росатома» «Атомредметзолото» (АРМЗ), владеющий местными активами с более высокой себестоимостью добычи. Выручка U1 Inc. по МСФО за 2016 год составила $314,6 млн, за девять месяцев 2017 года — $196,1 млн, прибыль — $252,6 млн и $27,1 млн соответственно. По отчету АРМЗ, за 2016 год компания при выручке 22,2 млрд руб. получила консолидированную чистую прибыль по РСБУ 4,6 млрд руб. (до этого холдинг показывал убытки).

Источники “Ъ” не исключали и возможность передачи активов U1 или самого холдинга в Teneх. Но такие схемы “Ъ” в компаниях не подтвердили: «U1 сохраняет статус самостоятельного юрлица, управляющего принадлежащими ему зарубежными добычными активами, все текущие обязательства перед зарубежными партнерами будут выполнены». «Горизонт» предполагает, в частности, уход от схем накручивания маржи при перепродаже товаров внутри периметра госкорпорации, что снижает доходность продажи конечной продукции внешним потребителям. Фактически в данном случае в «Росатоме» формируется один «центр прибыли» по финальному продукту, в котором и концентрируется основной доход. Один из собеседников “Ъ”, знакомых с ситуацией, говорит, что центр прибыли по добыче и продаже природного урана переместится из U1 в Tenex.

«Техснабэкспорт» — трейдинговая компания, традиционно считающаяся одной из самых прибыльных структур «Росатома», но никогда не занимавшаяся реальным производством (добычей, конверсией или обогащением урана). Выручка Tenex по МСФО в 2016 году упала на 26%, до $2,15 млрд, чистая прибыль — почти в 2,5 раза, до $394,6 млн. На доходность экспорта негативно влияют низкие цены как на природный уран (по данным UxC, на 1 января спотовые котировки составляли $23,75 за унцию, в 2016 году опускались ниже $20), так и на услуги по обогащению. Период низких цен тянется с 2011 года — с момента аварии на японской АЭС «Фукусима-1», и пока на рынке сохраняется устойчивый профицит предложения (о попытках уранодобывающих компаний, в том числе «Казатомпрома», поддержать цены, устранив дисбаланс, см. “Ъ” от 18 ноября 2017 года).