Интеллектуальным проектам Снежинска не хватает коммерциализации

14 мая 2014

От этого страдают не только инновационные предприятия, но и сам закрытый моногород, уверены эксперты. Показатели доходности бюджета города ядерщиков сдерживает сегодня только одно — инертность новаторов.

Когда страна зажила по другим правилам, ядерный щит уже перестал быть целью номер один. Чтобы существовать в рынке, потребовалось умение продавать то, что изобрели. Первые тревожные сигналы стал подавать муниципальный бюджет с его низкой наполняемостью, и снежинцы, как и многие умы России, пришли к необходимости конкурировать. А так как случилось это довольно запоздало, без федеральных вливаний стало тяжело тянуть полугосударственные — полукоммерческие проекты.

«Минус» — это ваша закрытость»

Поддержать региональную точку роста сегодня всерьез намерены южноуральские власти. О том, чем именно можно помочь Снежинску, и. о. губернатора Борис Дубровский выяснял за круглым столом с представителями своей команды, муниципальными управленцами и руководителями предприятий.

— Мы собрались здесь для обсуждения инициатив, которые вы закладываете в стратегию развития ЗАТО и градообразующего предприятия. Именно их мы должны представить высшему руководству страны к 1 июля,

— обозначил формат встречи Борис Дубровский.

«Хороший город. Чистый. Приятное впечатление оставляет. Какой то свой мир»,

— поделился впечатлениями коллега-журналист во время рабочей поездки. Однако именно то, что в ЗАТО «свой мир» совершенно не на руку экономике моногорода, где градообразующее предприятие — это ФГУП, а все его перспективы зависят от стратегических решений федералов.

— Нас можно считать моногородом, — говорит Вадим Абакулов, руководитель администрации Снежинского городского округа. — На градообразующем предприятии ФГУП «РФЯЦ—ВНИИТФ» им. Забабахина работает 40 процентов трудоспособного населения.
По словам Анатолия Тимошенкова, главы Снежинского городского округа, когда внимание к ЗАТО стало ослабевать, развитие территории стало отставать от развития градообразующего предприятия. Молодежь стала уезжать на учебу в большие города, где и оседала. Появились трудности с жильем и устройством детей в ясельные группы. А бизнес не спешил осваивать механизмы государственно-частного партнерства.

— Кадровый потенциал у вас высок — это однозначно. Минус заключается в некой закрытости территории — это тот аспект ведения хозяйственной деятельности, которую должен учитывать любой инвестор,

— акцентировал Борис Дубровский.

Создать среду

Дубровского в Снежинске знают. Слышали, что «пришел с ММК», что «написал Стратегию», знакомы с высказыванием про «ландшафтные катастрофы» и в целом связывают исполняющего обязанности губернатора с его хлесткими характеристиками и принципиальностью.

— Нормальный мужик. Промышленник. Пришел наводить порядок, — обрисовала портрет Бориса Дубровского Зинаида Орлова, работник «Трансэнерго» с большим стажем. — Надо облагораживать облик города и повышать зарплаты. А у нас, например, это стараются действовать в кооперации с другими предприятиями области, не замыкаясь в рамках одного только оборонзаказа, 

— считает Павел Калантов, сотрудник ФГУП «РФЯЦ—ВНИИТФ» им. Забабахина, работающий на предприятии с 1987 года.

— Какие мы видим точки роста? Во-первых, это вывод на рынок гражданской продукции наработок ФГУПа, во-вторых — создание кластера ядерных медицинских технологий внутри областной кооперации, в-третьих  — развитие инжинирингового импортозамещающего предпринимательства — для этого есть потенциал, но протолкнуться за пределы нашего города сложно. Речь идет в основном о такой продукции как программное обеспечение. Если в области торговли у нас все хорошо, то инжиниринг выживает с трудом,

— констатирует Вадим Абакулов.

Помочь здесь могло бы создание технопарка, но для этого нужен якорный инвестор, вокруг которого будет развиваться бизнес-среда. Самостоятельно инжиниринг в Снежинске не выкарабкается, признают эксперты. Кроме того, необходимо поработать над 40-летней городской инфраструктурой — это потенциальные резервы для подъема бизнеса.

— Свободные региональные ресурсы развития ограничены, поэтому, по большому счету, мы можем рассматривать только два источника финансирования проектов — федеральные целевые программы и внешние инвестиции, — говорит Борис Дубровский. — Но инвестор придет только при наличии потенциала, который он может увидеть, и только при условии, что он будет здесь защищен. Это та бизнес-среда, которую должен создавать каждый регион. Не сомневаюсь, что будут выигрывать те регионы, где правила инвестирования будут прозрачные, четкие и цивилизованные — без условных договоренностей.

Налоговая вилка

Что касается текущих инвестиций в основной капитал, показатели Снежинска пока не радуют.

— К сожалению, достигнув почти 3,6 миллиарда рублей в 2012 году, в прошлом году планка опустилась до 3 миллиардов, — поделился цифрами Вадим Абакулов. — Аналогичная ситуация и с инвестициями ядерного центра. Это несколько настораживает.
Бюджетные инвестиции снижаются еще сильнее. Степень корреляции бюджетных доходов и расходов, мягко говоря, не соответствует нормальному положению дел. Так, с 2009 года объем налоговых платежей с территории в бюджеты всех уровней вырос в 1,9 раза. В том числе отчисления в федеральный бюджет увеличились в 1,5 раза, в областной — в 2,1. А общий объем платежей, поступивших в местный бюджет, вырос только в 1,7 раза. На фоне этого фактическое исполнение бюджета с 2009 года стало больше на 10 %.

— 2,9 миллиарда рублей мы «сдаем», а 2 миллиарда нам возвращают, — поясняет Вадим Абакулов. — Но эти 2 миллиарда распределяются на текущие расходы, и инфраструктура опять «встает». С такой налоговой диспропорцией средств на развитие территории не остается. Причем если учесть инфляцию, то это даже не стагнация, а еще хуже. Получается, что в целом, при успешном функционировании экономики, никаких бюджетных инструментов развития нет.

Малый и средний бизнес тоже попал в налоговую вилку. К примеру, снежинский завод «Керамин» — российский лидер по объемам производимого кафеля. Однако с точки зрения налоговых особенностей, как отметил глава администрации муниципалитета, даже блестящий результат частного бизнеса городскому бюджету не выгоден. Поэтому и вкладываться в проекты предприниматели не хотят.

Ядерщики за медицину

Тем не менее, организовывать совместные предприятия с муниципалитетом и учреждать дочерние структуры сейчас готов сам ФГУП. Об этом заявил Михаил Железнов, директор градообразующего предприятия.

— Будем исходить из двух тезисов: город создавался, чтобы здесь работало градообразующее предприятие, и государство содержит это градообразующее предприятие. То есть половину налогов платит ядерный центр. Было бы разумнее не возвращать Российской Федерации деньги, которые она сама же нам дает на развитие атомной отрасли. Эти деньги должны служить субъекту, где мы находимся,

— убежден Михаил Железнов.

Росатом сейчас ориентирует «своих» как раз на это — любой бизнес с госучастием должен выходить за пределы контура и постепенно вставать на крыло. С этой точки зрения способна двигаться вперед именно ядерная медицина, которая может послужить не только жителям области.

Доктор экономических наук, заведующий кафедрой «Экономика промышленности и организация производства» ЮУрГУ Игорь Баев предложил создать кластер медицинских ядерных технологий. В числе таких технологий он назвал нейтронную и протонную терапию. Помимо этого, эксперт считает необходимым организовать торговое представительство ЗАТО в Челябинске, для того чтобы было проще продавать продукцию предприятий.

— В шаговой доступности находится дом отдыха, а радиофармпрепараты «живут» недолго, к примеру, один из них — 109 минут. Можно производить их рядом — получится удачное логистическое плечо,

— предложил Игорь Баев.

Борис Дубровский разделил инициативы на те, которые будут представлены президенту России, и те, которые будут прорабатываться с министерствами РФ отдельно. В числе первых глава региона видит развитие нейтронной и протонной терапии, возможно, через создание крупного медико-исследовательского центра, наращивание энергетических мощностей, решение вопроса диспропорционального налогообложения.

Следом упор стоит сделать на создание инжинирингового центра с привлечением инвестора, развитие прочих производств градообразующего предприятия. Инициативы лягут в основу Стратегии развития муниципалитета до 2020 года.