Петр Щедровицкий, член экспертного совета Агентства стратегических инициатив: "Нужно думать о создании общей инфраструктуры обращения с ОЯТ"

Петр Щедровицкий, член экспертного совета Агентства стратегических инициатив:

Я бы выделил три основных урока Фукусимы. Первый из них связан с тем, что мы не можем ограничивать системный анализ и сценирование подобных инцидентов только пределами атомной станции. Мы должны рассматривать более широкий контекст, так как очевидно, что авария случилась не по причине плохой работы АЭС, или в связи с тем, что были нарушены какие-то регламенты, а потому что произошел природный катаклизм. Но теперь мы обязаны учитывать подобные ситуации при оценке рисков и в методиках оценки безопасности.

Второй вывод заключается в том, что надо смотреть на подобные технические объекты только в логике жизненного цикла, потому  что те нормы безопасности, которые хороши, когда станции десять лет, уже не работают, когда АЭС – 40 лет. Поэтому на каждом этапе жизненного цикла подобного сложного технического объекта, мы должны менять нормативную базу и требования к работе персонала, оценке отдельных технических решений, которые применяются в ходе модернизации и продления сроков службы.

И третий вывод – это необходимость вновь вернуться к проблемам глобального обращения отработанного ядерного топлива (ОЯТ). Нужно думать о создании общей инфраструктуры обращения с ОЯТ.  Если бы хранилище ОЯТ на АЭС «Фукусима» не попало в зону поражения, экологический урон от аварии был бы гораздо меньше.

Перечисленные мною  три момента сегодня остаются в центре внимания профессиональной общественности. И я думаю, что по итогам официального отчета о причинах аварии будет принят целый ряд важных решений. Стоит отметить, что после аварии на АЭС «Фукусима» Росатом занял правильную позицию и сразу предложил свою помощь японским коллегам. Я считаю, что такая международная поддержка очень важна. Кроме того, сегодня у нас работают совместные с японскими специалистами рабочие группы по оценке технологических решений,  направленных на преодоление последствий аварии. И я надеюсь, что сейчас после ратификации соглашения о мирном использовании атомной энергии между Японией и Россией мы получим возможность расширить наше сотрудничество с японскими коллегами.