Марк Глинский и Алексей Ястребков, "Гидроспецгеология": ответ Михаилу Рылову на интервью "Нужно вернуться к решению проблемы выбора площадки ПЗРО"

Продольный разрез ПЗРО НАО и САО в Сосновом Бору

В преддверии общественных слушаний, прошедших 27 декабря 2013 г. в г. Сосновый Бор и посвящённых оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) запланированного к строительству заглублённого пункта захоронения твёрдых радиоактивных отходов (ПЗРО) средней и низкой активности, в городской газете «Маяк» было опубликовано интервью с М.И. Рыловым под заголовком «Нужно вернуться к решению проблемы выбора площадки ПЗРО».

В интервью не отрицается сама необходимость создания ПЗРО, однако высказан ряд критических замечаний в отношении геологических, гидрогеологических и сейсмических условий площадки Ленинградского отделения ФГУП «РосРАО», признанной перспективной для строительства объекта. Ниже по основным замечаниям, высказанным в интервью, изложена позиция ФГУГП «Гидроспецгеология», занимавшегося изучением условий площадки Ленинградского отделения ФГУП «РосРАО».

1. Отсутствует сравнительный анализ выбранной площадки с другими перспективными участками.

Замечание справедливо. Данный вопрос в материалах по оценке воздействия на окружающую среду, предоставленных для общественных слушаний, не освещён. В 1990-х годах в рамках международных контрактов был рассмотрен не один вариант, но результаты этих изысканий вошли только в отчётные материалы по этим контрактам. При обосновании размещения ПЗРО на территории Ленинградского отделения ФГУП «РосРАО» материалы этих изысканий не использованы, так что формального подтверждения того, что альтернативные варианты рассмотрены, нет. Это будет существенным замечанием к проекту при его экспертизе.

2. Верхняя часть разреза глинистой толщи, в которой предполагается разместить ПЗРО, характеризуется повышенной степенью разуплотнения пород.

По данным лабораторных исследований, выполненных Санкт-Петербургским отделением Института геоэкологии им. Е.М. Сергеева РАН, глины в верхней части действительно характеризуются меньшей плотностью. Однако при этом они обладают наименьшими коэффициентами фильтрации (до 1х10-6 м/сут) и наилучшими сорбционными свойствами по отношению к различным радионуклидам. Породы, обладающие низкими фильтрационными свойствами в сочетании с высокими сорбционными характеристиками, являются наилучшей средой для размещения РАО.

3. Ещё одно замечание касается наличия палеодолин, которые «режут слой глин».

Действительно, на территории и в окрестностях ФГУП «РосРАО» выявлены две палеодолины. В результате работ, выполненных ФГУГП «Гидроспецгеология» в 2013 г., на рассматриваемом участке уточнены плановые контуры и глубины заложения этих палеодолин. Установлено, что в пределах их контуров глины венда в верхней части размыты на 10-20 м, то есть до 30 % от их общей мощности. Слово «режут», употреблённое в данном контексте без объяснений, наводит на мысль о сквозном прорезании палеодолинами горизонта глин, что не соответствует действительности. Кроме того, положение горной выработки, где предполагается размещать контейнеры с РАО, выбрано таким образом, что она не перекрещивается в плане с руслами палеодолин.

4. Существуют «зоны различной степени дробления вертикального движения земной коры», а также «живые» разломы, деятельность которых может привести к прорыву толщи глин.  

Геодинамические и сейсмические условия района изучались для площадки ЛАЭС-2, расположенной вблизи территории Ленинградского отделения ФГУП «РосРАО». Обобщение этих материалов, выполненное сотрудниками Санкт-Петербургского отделения Института геоэкологии им. Е.М. Сергеева РАН, показывает, что ближайшая зона возникновения очагов землетрясения 15 порядка расположена в 8 км от объекта. Максимальная магнитуда для этой зоны оценивается значениями 5,2-5,7 с повторяемостью более 10 тыс. лет, то есть вероятность таких землетрясений ниже проектного уровня и при проектировании может не учитываться.

5. «Нам нужно, чтобы проект рассмотрели сопредельные страны и высказали своё мнение».

Негативное восприятие образа России как в мире в целом, так и в прибалтийских странах в частности, являющихся к тому же членами Евросоюза и НАТО, может затормозить или существенно осложнить реализацию любых проектов по политическим мотивам, замаскированным под заботу об экологии.

6. Несмотря на то, что официальная оценка ОВОСа прошла государственную экологическую экспертизу, делать полный вывод о безопасности проекта ПЗРО преждевременно.

Государственную экологическую экспертизу проходят проекты ПЗРО, а не материалы ОВОС. Насколько нам известно, проекта ПЗРО ещё не существует, и государственную экологическую экспертизу он проходить не мог, но большая часть читателей интервью может этого не знать. Представляется недопустимой дискредитация в СМИ такого института как государственная экологическая экспертиза. Вряд ли наши ПЗРО и другие объекты станут более безопасными, если такая экспертиза будет дискредитирована и проводиться не будет.

Авторы

Первый заместитель генерального директора
ФГУГП «Гидроспецгеология», к. т. н.

М.Л. Глинский

Ведущий специалист Центра МСНР

ФГУГП «Гидроспецгеология», к. г.-м. н.

 

А.Ю. Ястребков

 

 

Комментарий Михаила Ивановича Рылова

Безусловно приветствуя ответ М.Глинского и А Ястребкова на моё интервью и отмечая важность дискуссии о выборе площадки для ПЗРО,считаю полезным обратить внимание всех участников дискуссии на подписанную Россией 06.06.1991 Конвенцию ООН об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте, или так называемую Конвенцию Эспо, в которой расписаны процедуры уведомления о результатах ОВОС затрагиваемых сторон (государств) с последующим обсуждением и с учётом должным образом замечаний/возражений.

Ошибка с  этапом прохождения Гос.эколог.экспертизы связана только с моей невнимательностью при чтении текста интервью.

В итоге,призываю всех коллег по сайту и, особенно, по Рабочей группе, присоединиться к дискуссии.

С благодарностью,М.Рылов.