Atomic-Energy.ru

Валерий Меньщиков: «Мы пока в начале пути по преодолению кризиса, связанного с ядерным наследием советских времен»

Валерий Меньщиков, Член Общественного совета Госкорпорации «Росатом» делится своими впечатлениями об "АтомЭко-2015" и юбилейном форум-диалоге «70 лет Российской атомной отрасли. Диалог поколений»:

Хочу вначале заметить, что прошедшие мероприятия, конференция и выставка «АтомЭко-2015» и «X Юбилейный Международный общественный форум-диалог «70 лет Российской атомной отрасли. Диалог поколений» являются особенными и, в каком-то смысле, уникальными. Для участия в конференциях зарегистрировалось более 600 человек из 16 стран, выставочные экспозиции представляли 32 российских и зарубежных компаний. В связи с тем, что оба события были юбилейными, было представлено большое количество докладов, которые подводили итоги завершения Федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года» (ФЦП), общий обзор достижений в атомной отрасли за 70 лет, размышления о будущем атомной энергетики, и, наконец, роль общественного совета ГК «Росатом» в диалоге с обществом и неправительственными организациями. Что касается выполнения упомянутой ФЦП, то об этом были большие и подробные доклады генерального директора Госкорпорации «Росатом», председателя Общественного Совета С.В. Кириенко как на конференции в рамках «АтомЭко», так и в рамках форума. Могу согласиться с основным выводом – впервые в истории России сложнейшая и объемная федеральная программа выполнена в полном объеме и даже с превышением по некоторым важнейшим показателям, и стала одной из самых результативных целевых программ за последние годы. Это заслуга, конечно, тысяч ученых, инженеров, рабочих и управленцев. Процитирую слова Сергея Кириенко:

«То, что нам удалось сделать за последние годы - кардинально переломить ситуацию с проблемой экологической безопасности в атомной отрасли – было возможно только как результат совместной работы».

Финансирование программы составило в общем объеме более 130 млрд рублей. Проведено более 300 мероприятий, которые реально изменили критическую ситуацию во многих областях атомной отрасли на реально контролируемую.

Я отмечу несколько важных событий для меня лично. В 90-е годы я дважды был на ПО «Маяк» по линии группы экспертов от Совета безопасности РФ. Тогда мы обсуждали опасную ситуацию с Карачаем. Это открытый водоем, хранилище жидких радиоактивных отходов, в котором сосредоточено 120 млн Кюри – самый мрачный объект ядерного наследия. Объем радиоактивных веществ, накопленных в озере, по подсчетам специалистов, почти в 2,5 раза превысил объем радионуклидов, выброшенных в окружающую среду после аварии на Чернобыльской АЭС. Специалисты и экологи, конечно, помнят историю с засухой 1967 года, когда береговая полоса озера была обнажена. Это привело к тому, что на протяжении двух недель ветер беспрепятственно разносил радиоактивные элементы. Были проведены расчеты, которые показывали, что в случае возникновения смерчевых вихрей такой разнос радионуклидов может опять привести к загрязнению тысяч квадратных километров.

Работы по закрытию поверхности Карачая начались давно, но настоящий прорыв в этой работе произошел только в последние годы и в конце ноября 2015 года Карачай будет полностью закрыт. Подземная линза под Карачаем из жидких РАО также стабилизировалась и по данным постоянных наблюдений не продвигается уже 30 лет.

Второй опасный объект на ПО «Маяк» Теченский каскад водоемов (ТКВ) переведен в контролируемое безопасное состояние, обеспечен необходимыми системами, разработан стратегический мастер-план и уже видна финишная прямая в работах по очистке воды. Я в годы посещения ТКВ стоял на плотине последнего каскада и реально ощущал опасность перехлеста воды через плотину в случае затяжных ливневых осадков. Еще в 2008 году риск прорыва плотины специалисты считали высоким, а в потенциальной зоне затопления радиоактивными водами находились 62 тыс. человек, 20 тыс. га сельхозугодий и 10 тыс. га леса. За последние годы и эта опасность устранена. Кстати, на конференции сделаны подробные доклады по снятию угрозы на этих опасных объектах и все доклады будут представлены на сайте Общественного совета. В одной из публикаций по поводу Карачая я читал, что «в настоящее время защитники природы занимаются очисткой озера». «Защитники природы», т.е. экологи, с лопатами и на лодках совершают действия в закрытой зоне, где человек может получить смертельную дозу радиации. Давайте пользоваться первоисточниками и не фантазировать в различных публицистических статьях и в интернете своими соображениями.

Другим уникальным достижением стало решение с накоплением ОЯТ на пристанционных хранилищах. В 2008 году хранилища отработанного топлива промышленных и исследовательских реакторов были заполнены на 80 - 96% - критический уровень. С момента пуска Ленинградской, Курской и Смоленской АЭС ОЯТ оставалось на пристанционных хранилищах этих объектов. Проведен целый комплекс работ как на самих АЭС, так и на Горно-химическом комбинате в Железногорске, что позволило снизить заполняемость хранилищ до 49% - резерв примерно на 20 лет.

В числе основных достижений в рамках ФЦП-1 также вывоз отработавшего корабельного ядерного топлива с Дальнего Востока, практически решена задача безопасной утилизации выведенных из эксплуатации атомных подводных лодок и целый ряд других задач, обеспечивающих ядерную, радиационную и экологическую безопасность страны.

«Завершая ФЦП ЯРБ-1, мы теперь переходим к ФЦП ЯРБ-2, в которой уже не стоит задача предотвращения наиболее катастрофических последствий развития событий. Это удалось решить в первой программе. А вот вывод объектов из контролируемого в окончательно безопасное состояние с последующей ликвидацией, развертывание и создание полноценной инфраструктуры и окончательная изоляция всех накопленных РАО - это задача ФЦП ЯРБ-2, которая будет действовать до 2030 года. Программа будет разделена на три этапа по пять лет»,

- уточнил глава Росатома.

Ядерное наследие оставлено нам очень тяжелое. Замечу, что 98% всех накопленных РАО в России от военных программ. Впереди еще десятилетия трудной работы. Как отметили специалисты, говорить про полное преодоление кризиса, связанного с ядерным наследием советских времен, нельзя. Например, подобные программы в Великобритании и США рассчитаны на 50-70 лет, а реализовывать они начали их существенно раньше – в конце 1980-х. Так что мы пока в начале этого пути.

В соответствии с федеральным законом «Об обращении с РАО» создан ФГУП «Национальный оператор по обращению с РАО», которому поручено, в том числе, создание новых пунктов долговременного хранения и захоронения РАО в разных регионах страны. Эта сложная задача не может проходить без обсуждения с обществом, с рассмотрением оценки воздействия на окружающую среду планируемых объектов, без диалога с неправительственными организациями. Я всем желаю мудрости и профессионализма в этом процессе.