Atomic-Energy.ru

Марк Глинский: «В рамках ФЦП ЯРБ-2 ФГБУ «Гидроспецгеология» должно до 2030 года разработать геоэкологические паспорта для 28 предприятий»

Первый заместитель генерального директора ФГБУ «Гидроспецгеология», член Общественного совета Марк Львович Глинский делится впечатлениями о работе секции «Вывод из эксплуатации объектов использования атомной энергии (ОИАЭ) и реабилитация территорий», прошедшей в рамках XI Международного общественного форума-диалога «Атомная энергия, экология, безопасность – 2016»:

«Выступления на пленарном заседании двух руководителей федерального уровня – Генерального директора Госкорпорации «Росатом» Алексея Лихачева и руководителя Ростехнадзора Алексея Алёшина были очень значимыми. Первое лицо Росатома рассказал о мерах по обеспечению ядерной и радиационной безопасности, в частности, уделил внимание вопросам диалога с населением, вывода из эксплуатации, отметил важность и необходимость атомной отрасли и ее развития. Выступление послужило началом, которое в дальнейшем перешло в нашу секцию по выводу из эксплуатации ОИАЭ и реабилитации территорий.

Секция началась блестящим докладом Александра Абрамова, в котором он проанализировал результаты программы ФЦП ЯРБ-1, а также показал преемственность программы ФЦП ЯРБ-2, её цели и задачи. Большая часть сложных вопросов, связанных с безопасностью объектов ядерного наследия, будет решена, и практически на сегодня не осталось острых объектов, которые могли бы носить аварийный или чрезвычайный характер.

Гидроспецгеология занималась объектным мониторингом состояния недр для 55 значимых предприятий атомной отрасли, на которых расположены практически все ключевые объекты ядерного наследия. Было зафиксировано радиационное загрязнение территорий, связанное с недрами, подземными водами или горными породами. Всё это находилось под нашим контролем и хранится в базе данных аналитической информационной системы объектного мониторинга состояния недр (АИС ОМСН). Далее мы впервые сформировали информационно-аналитическую систему радиоэкологического мониторинга ядерной и радиационной безопасности для ПО «Маяк». Сейчас завершаем формирование такой же системы на СХК, в которую включили не только подземные и поверхностные воды, но и данные о состоянии почвы, воздуха, выбросов, сбросов, т.е. все параметры окружающей среды.

В рамках ФЦП ЯРБ-2 ФГБУ «Гидроспецгеология» должно до 2030 года разработать геоэкологические паспорта (ГЭП) для 28 предприятий. В результате выполнения этой работы необходимая и достаточная характеристика геологической, гидрогеологической и геоэкологической обстановки на предприятии будет представлена в едином документе, позволяющем проводить ОВОС, делать прогнозы, а также давать различные справки. ГЭП представляет научно-обоснованный, соответствующим образом оформленный и прошедший через руки специалистов различных областей знаний рабочий документ. Следует отметить, что ГЭП также содержит в обобщенном виде информацию по результатам прогнозного математического моделирования распространения радионуклидов и химического загрязнения в подземных водах, на основе которой при необходимости могут быть приняты обоснованные решения по безопасной эксплуатации и выводу из эксплуатации ЯРОО.

За время существования ОМСН разработана технология и методика сбора, хранения, анализа и обработки геолого-экологической информации, которая является основой для проектирования реабилитационных мероприятий и их реализации с использованием передовых технологий.

Также для меня был очень интересен доклад по выводу из эксплуатации промышленных уран-графитовых реакторов (ПУГР), представленный директором Реакторного завода ФГУП «ГХК», так как сейчас мы занимаемся ПУГРами на ПО «Маяк».

Альберт Васильев представил отличный обзорный доклад по оценке экономической и экологической эффективности промышленного комплекса для ультразвуковой и электрохимической дезактивации металлических РАО и очистки образующихся ЖРО.

Но больше всего мне хотелось бы обратить внимание на доклад заместителя директора ИБРАЭ РАН Игоря Линге, который имеет один не озвученный вывод. Существует такое состояние радиоактивных отходов, при котором они захоронены или спрятаны так хорошо, что лучше природу не трогать. Например, озеро Карачай и Теченский каскад водоемов, при реабилитации которых выполнено минимальное количество мероприятий. Так водоем 9 засыпали, сделали нагорную канаву. На ТКВ построили пороги регуляторы и барьеры безопасности с целью уменьшения фильтрации воды из 11 водоема в канал. Не значительные по объемам работы поправляют экологические проблемы и дают возможность природе вздохнуть свободно – дальше она сама справится. И это философское направление необходимо для понимания того, что надо на природу возлагать определенные надежды, потому что природа может со многим справиться. Сравнимо с человеком – сначала болеет, а потом выздоравливает и идет дальше».