25 октября 2014

Валерий Язев: "Все чувствительные, критические отрасли и объекты обеспечиваются отечественными комплектующими"

В связи с санкциями Запада в отечественной промышленности и атомном энергопромышленном комплексе, в том числе, добавилась такая актуальная задача как импортозамещение. Минпромторг России, Роскосмос, Минобороны России и Госкорпорация «Росатом» внесли в Правительство РФ проект плана-графика мероприятий по импортозамещению, который был утвержден 27 июня 2014 г. При этом делался акцент на выявление и устранение «узких мест» в цепочке разработки и производства материалов, компонентов и оборудования, создающих угрозу той или иной стратегической отрасли в случае неблагоприятной ситуации с международной кооперацией.
 

- В атомной отрасли критическим направлением является электротехника. При долгосрочном планировании промышленной политики необходимо как-то учитывать создание новых и восстановление старых мощностей российских предприятий электротехнического машиностроения.

– Не вижу здесь каких-либо проблем и противоречий. Стратегия – это фундаментальный документ, рассчитанный на длительный период. Внутри этого периода возможны какие-то возмущения, локальные воздействия.

– Но установка на импортозамещение, наверняка, ориентирована на будущее. 

– Ничего страшного не будет. Через год мы все уже забудем об этом.

– Вы считаете, что наши предприятия успеют так быстро развернуть необходимые мощности для импортозамещения?

– А почему именно наши предприятия? Через год все санкции будут отменены. Кто при подготовке стратегии мог учесть кризис на Украине? Фундаментальные принципы,заложенные в программу стратегического развития атомной отрасли, были, есть и будут. Они состоятельны и сегодня.

– Но, поскольку деятельность атомной отрасли напрямую относится к национальной безопасности, такие чувствительные направления как ЯТЦ, атомная энергетика, в том числе атомный ВМФ, ядерно-оружейный комплекс не должны зависеть от экономико-политических флуктуаций мирового рынка. Какие меры принимаются в этом направлении на уровне власти?

– Все чувствительные, критические отрасли и объекты обеспечиваются отечественными комплектующими. Мы не зависим от импортных поставок при производстве ядерного оружия.

– Но энергетика,приборостроение и ITтакже относится к чувствительным (с точки зрения национальной безопасности) отраслям. Самыми критичными с точки зрения внешнего воздействия являются не только сами узлы и компоненты, но, главное, оборудование, необходимое для их изготовления. Российские машиностроители видят ряд трудностей в реализации ФЦП развития атомного энергопромышленного комплекса, в связи с тем, что отдельные элементы оборудования в России сегодня вообще не производятся, и в частности – это АСУ ТП и электротехническая продукция.     

– Дело в том, что наша промышленность на сегодняшний день пока не конкурентна. Мы развивались в принципах международной кооперации.  И это правильно. Надо брать лучшее, что есть в мире по качеству.

Локальное возмущение, которое вызвано ситуацией на Украине, не может долго продолжаться. Я считаю, что это продлится не больше года. За это время никакого импортозамещения мы не организуем. И за два года тоже. По высокотехнологичной продукции этого не сделать. Нужны годы для проведения НИОКРов, по элементной базе, и по готовым изделиям. Но нет худа без добра.Определенный толчок в результате западных санкций мы получили, чтобы не почивать на лаврах международной кооперации. Нужно развивать собственную промышленность. Но 100%-но быть автономными мы не можем. Даже США и Китай импортируют определенную номенклатуру продукции, которую в мире делают лучше и дешевле. Конечно, политический корпус страны и Правительство обязаны знать те чувствительные сферы, которые находятся в зоне риска в случае прерывания импорта. Я не вижу абсолютно незаменимых вещей, которые мы получаем по импорту.Возможен лишь некоторый проигрыш по цене и качеству, по технологичности. Просто мы не умеем делать такие станки как Швейцария. Чтобы их заместить потребуются годы. Нет смысла догонять, когда речь идет об импортозамещении. Необходимо выбирать лучшие мировые образцы, покупать лицензии на их производство.

– Как это сделала Япония в 1950-е годы.

– Да. Мы не можем пойти по пути Китая, копирующего все мировые достижения с нарушением норм международного права. Надо производить лучшие образцы, но законным путем.

– Каково ваше  мнение, как законодателя, о требовании проведения обязательных тендеров при поставках продукции, проведении работ и оказании услуг в соответствие с ФЗ № 44, 96. Выбор поставщика производится по экономическому принципу, а, не исходя из надежности, безопасности и референтности.

– Это не так. Есть определенные сферы деятельности, секторы закупок, в том числе в атомной отрасли, где допустимо заключать договоры с единственным поставщиком или производителем. Четкая градация в законодательстве есть. Просто не должно быть злоупотреблений. В «Росатоме», как ни в какой другой отрасли, четко отработаны системы закупок. Отранжированы по пределам компетентности, что могут делать «Концерн Росэнергоатом», «ТВЭЛ», «Атомкомэнергокомплект» и сам «Росатом». К поставщикам предъявляются жесткие требования по надежности, по ведущему опыту, по финансовому состоянию. Я хорошо знаю ситуацию в строительно-монтажной сфере. Там обязательно учитывается не только цена, но и предыдущий опыт. Производится отсев компаний-однодневок.

Мы не можем не регламентировать систему закупок, потому что это огромные деньги, не только в «Росатоме», но и в государстве в целом. Если убрать эти препоны, к чему призывают ретивые противники данных законов, это снова откроет тему откатов, увода денег из-под бюджетного контроля. Система должна быть обязательно. Она ещё не совершенна. Процесс оптимизации идет итерационно. И улучшения, на мой взгляд, очевидны.

– В вашем выступлении прозвучала фраза: «АЭС будут обеспечены квалифицированными кадрами». В настоящее время заканчиваются последние выпуски инженеров. Дальше в связи с переходом на Болонскую систему из вузов будут выпускаться бакалавры. Для атомной отрасли это не тот персонал, который сможет обеспечить надежное и безопасное обслуживание.

– А для кого бакалавр «тот персонал»? Для горнопромышленного комплекса? Для атомной отрасли есть Федеральный ядерный университет МИФИ.

– Но один МИФИ всю атомную отрасль обеспечить не сможет.

– По техническим специальностям справится. Но в чем с вами соглашусь. Я являюсь президентом Некоммерческого партнерства горнопромышленников России. Не так давно мы проводили Высший горный совет страны с анализом кадровых проблем в горнопромышленном комплексе, включающем нефть, газ, уголь, руды, цветные металлы. Прозвучал единодушный вывод, что современная высшая школа в стране не отвечает требованиям времени. Мы утратили понятие горного инженера, таких специалистов мы просто не готовим. Мало готовим специалистов инженерных профессий, инженеров-экономистов, управленцев производства.

Как можно оценить качество образования в любой стране? – По экспорту образовательных услуг. Австралия, которая считается сырьевой страной, наряду с ураном, нефтью, золотом, каменным углем и т.д., ежегодно экспортируют образовательные услуги на 14 млрд долл. Экспорт российских образовательных услуг – почти ноль. Это самая объективная оценка нашей современной образовательной системы. К нам не едут учиться даже из стран третьего мира(если только бесплатно). Таков сегодняшний уровень нашей высшей школы. Здесь непочатый край работы. Особенно для таких чувствительных с точки зрения национальной безопасности отраслей, как ядерная отрасль. В таких сферах надо создавать особые условия уже сейчас, пока страна в целом не убедилась, что проводимые реформы образования приносят негативные последствия. По крайней мере, нужно защитить чрезвычайно важные для страны отрасли. В этом я с вами согласен.

–  Может быть, здесь нужны законодательные инициативы по изменению существующей системы отечественного образования?

– Вносите. Для атомной отрасли такие инициативы в Государственную Думу должны поступать из «Росатома».

– То есть инициатива должна исходить от работодателей?

– Конечно, от них должна исходить инициатива, в зависимости от их потребностей. Вы ещё не коснулись темы профессионального образования, где у нас огромный провал. Где взять кадры рабочих профессий, высококлассных специалистов? Тема возрождения профтехобразования продекларирована, но пока там мало что сделано.

– Поскольку в Госдуме вы представляете интересы Мурманской области, вопрос на Арктическую тему.Стратегия развития арктической зоны РФ, утвержденная в 2013 г. Президентом РФ,сохраняет ведомственный подход при решении вопросов обеспечения этого развития.Единого государственного органа – министерства или госкомитета, который бы занимался проблемами региона в целом, гармонизировал программы отдельных ведомств в едином направлении, обеспечивал их синхронность, не существует.

– Есть Правительство Российской Федерации, которое обязано гармонизировать деятельность министерств и ведомств. Я против создания такого единого государственного органа, потому что в существующей системе власти он будет кастрирован по полномочиям. Ему не дадут функции Минфина. А без денег, каким инструментом он будет воздействовать? Межведомственные комиссии существуют по ТЭКу, по сырьевому комплексу, по проблемам Севера. А создавать отдельное ведомство на полстраны неправильно, чем оно управлять будет?

В принципе, долгосрочным стратегическим планированием, о чем я докладывал на Ядерном форуме, предусмотрена федеральная стратегия социально-экономического развития государства, дальше по уровням – региональные, субъекты федерации,межотраслевые, отраслевые, до муниципальных образований. Набор этих документов должен предусматривать и определять государственные приоритеты. В мае 2012 г. было создано Министерство РФ по развитию Дальнего Востока. В марте 2014 г. создано Министерство экономического развития Республики Крым. Существуют федеральные целевые программы для развития этих регионов.  Министр РФ по развитию Дальнего Востока одновременно является полномочным представителем Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе. Нечто подобное будет создано и для развития Арктики. Но не обязательно это должен быть один орган. Одна граница Арктической зоны составляет 8 тыс. км.

– Но должен же быть кто-то один ответственный. Со всего Правительства не спросишь.

– Не может быть такого ответственного. А министерства экономики, финансов с их функциями? Когда предлагают создать министерство рыбного хозяйства или министерство лесного хозяйства, мы без конца буксуем на одном и том же месте из-за неэффективности работы правительства по каким-то вопросам. Не надо создавать новые ведомства. Правильнее спросить с тех, кто сегодня занимается этими вопросами, проверить их компетентность, профессионализм,ответственность.
Мы живем в матрице. Все процессы, в том числе и освоение Арктики, развиваются не в вакууме, а в системе сложившихся правоотношений.  Законодательство в стране единое. Если вычленить и создать какой-то один орган,он не сможет работать без связи с существующей системой. Нужны межведомственные согласования, нужна координация. Наверняка будет создана комиссия самого высокого уровня по освоению Арктики.

– Ещё вопрос,касающийся обеспечения энергетической безопасности Арктического региона, а именно о перспективах Билибинской АЭС. По мнению руководства «Концерна Росэнергоатом» Билибинскую АЭС надо закрывать и переходить на энергообеспечение региона органическим топливом. Но ещё в мае 2012 г. экспертной комиссией по результатам анализа вариантов атомной генерации и целесообразности замещениямощностей Билибинской АЭС после вывода ее из эксплуатации, было отмечено, что с учетом прогнозируемого значительного роста потребления электроэнергии в Чаун-Билибинском промышленном узле в связи с освоением крупных месторождений цветных металлов Баимской рудной зоны и созданием там к 2024 г. крупного горнопромышленного комплекса, атомная генерация электрической и тепловой энергии признана безальтернативной, при отсутствии органических видов топлива. Переход на органику для Арктики чреват с точки зрения экологии и завоза органического топлива.

– Зачем завозить. Там всего полно.

– Но нет необходимой инфраструктуры.

– Вы-то за что ратуете? Создавать замещающие мощности? Но этого в планах «Концерна Росэнергоатом» нет. Можно использовать плавучие АЭС. ПАТЭС с реакторной установкой КЛТ 40С и предназначена для Чукотки. Её собираются поставить в Певеке. Такой вариант, на мой взгляд, более прогрессивен, чем строить там стационарную АЭС, потому что строительство и эксплуатация в арктической зоне очень дорогие. Билибинская АЭС имеет всего 48 МВт мощности.4 блока ЭГП-6 по 12 МВт. Новое время – новые технологии. Приводишь заправленную топливом ПАТЭС, она отрабатывает 30-летнюю кампанию. Билибинская АЭС будет выводиться в 2019-2021 гг. Программа замещающих мощностей там уже разработана.Мы планируем возить по Северному морскому пути сжиженный газ с Ямала в Японию,можно и сюда завезти. Энергоснабжение будет обеспечено там без потерь.

– Между Мурманском и Архангельском сейчас развернулось своеобразное соперничество за лидерство в регионе. Пока побеждает Архангельск. Там обустроились и Администрация СМП, и Аварийно-спасательный арктический центр. Мурманск вроде как отодвинули на вторые позиции.

– Я бы не сказал, что отодвинули. То, что соревнование идет,вы правы. Но спасцентр – это администрация. Администрация СМП – это контора,бухгалтерия. Мурманск же это незамерзающий порт, база Атомфлота, база Северного флота, разрабатывается новый проект – Мурманский транспортный узел. В планах по созданию территорий опережающего социально-экономического развития в городах-портах Севморпути (на Таймыре, Ямале, в Якутии) находится также и Мурманская область. Освоение Штокманского месторождения также связано с Мурманском, потому что именно сюда в Териберку Мурманской области приходит Штокманский газопровод. Совершенно очевидно, что Мурманск  как незамерзающий порт будет набирать всё больше вес реальными делами, верфями, заводами, базой геологоразведки. У Мурманска перспектива очень мощная. Пока Штокман отложен, но освоение его неизбежно. Открыто новое перспективное месторождение в Карском море. Мы говорим о перспективе десятилетий. И никакие западные санкции это не изменят. Арктика –это навсегда! Никуда миру не деться без нефти и газа Арктики. Плюс северная магистраль Севморпути. Политическая конъюнктура, выборная кампания в США,политический кризис всё это закончатся, а Арктика останется. Никуда они не денутся. Все придут к нам.