Аудио (6)

Ядерная программа Ирана: научно-технический аспект (Вести ФМ)

Где та грань, когда мирный атом превращается в военную угрозу? Как технически узнать, разрабатывается ли ядерное оружие или нет? По каким признакам это могут определить ученые? Какие мощности нужны для изготовления бомбы? Как она выглядит? Откуда у Ирана технология для создания атомной индустрии? Зачем Ирану предприятие по обогащению урана? Ответы на эти вопросы в эфире Радио "Вести ФМ" Наталья Мамедова искала вместе с экспертами - Борисом Мясоедовым, председателем межведомственного совета по радиохимии РАН и Росатома, и Андреем Баклицким, руководителем проекта Центра политических исследований России, специалистом по атомной энергетике на Ближнем Востоке. Мамедова: Что же происходит в Иране, в этих ядерных центрах? Сами они утверждают, что их ядерная программа - мирная. Борис Фёдорович, я хочу начать с вас, как вы считаете? Это мирная ядерная программа? В какой степени она должна тревожить общественность и мир? Мясоедов: Спасибо, Наталья. Вы всё правильно сформулировали. Действительно, ситуация обостряется. И наши уважаемые слушатели должны, прежде всего, понять, что речь идёт о двух направлениях использования атомной энергии. Мирное – для производства энергии, и военное – для возможного производства ядерного оружия. К сожалению, оба этих направления базируются на одном и том же научном фундаменте, а именно – на возможности деления одного из изотопов, урана-235, под действием нейтронов. Если этот процесс проходит в реакторе атомной станции, то он регулируется и не опасен абсолютно для человека. Нужно сказать, что освоение атомной энергетики – это, фактически, второй важный успех человечества после освоения огня в предыдущий период развития, который, безусловно, будет определять развитие человечества в будущем. И в мире исповедуют такую политику, что любая страна может воспользоваться благами цивилизации и получать энергию самым дешёвым способом, не считая природных запасов, которые, в конце концов, будут исчерпаны за счёт развития атомной энергетики. К сожалению, атомная энергетика так же, как ядерное оружие, основана на использовании, как я уже сказал, урана, процесса его деления и искусственно получаемого элемента - плутония-239. Если этот процесс идёт неконтролируемо, то получается атомной бомбой с соответствующим использованием. Поэтому, прежде всего, нужно понять, что речь идёт о двух противоположных возможных развитиях событий. Что касается атомной энергетики, то все хорошо знают, что наша страна взяла на себя обязательство восстановить и пустить в работу атомный реактор, строительство которого было начато давным-давно, по-моему, Францией, и который, в своё время, был остановлен. Вообще, доводить до ума или до работы реактор другой страны – это очень тяжёлая техническая задача. Тем не менее, мы взяли на себя обязательство, и сейчас атомная станция, которая уже существует в Иране, готова к производству энергии. Мамедова: Если назвать тот момент, где мы начали подозревать Иран, что он не только мирным атомом занимается. Когда это произошло? И что, собственно, даёт сейчас повод думать, что Иран идёт и по немирной дороге? Баклицкий: На самом деле, здесь очень много косвенных причин, по которым Международное агентство по атомной энергетике (МАГАТЭ) считает, что с Ираном не всё гладко. Вообще, начнём с того, что большинство стран, у которых есть атомная программа и АЭС, они сами уран не обогащают. Им поставляют топливо страны, которые обладают, которые строят эти атомные электростанции. И в том же случае с иранской станцией в Бушере топливо поставляет им Россия. Поэтому для собственной станции топливо им не нужно, и обогащать уран им для этого не нужно. Если посмотреть по странам мира, то стран, которые обогащают уран, меньше десяти. Это пять стран, которые официально ядерные державы. Это Северная Корея, которая создала недавно бомбу, это Пакистан, это Индия. В принципе, ещё. Возможно, Израиль тоже этим занимается. Поэтому каждый раз, когда страна заявляет, что она планирует начинать обогащение, возникает вопрос: зачем? Потому что это очень дорого. Мамедова: Страна обязана ответить, зачем? Баклицкий: В принципе, страна не обязана отвечать, зачем. Но, если она не отвечает, то возникают очень большие вопросы у международного сообщества, потому что, возможно, эта страна и оружие планирует делать. Полностью слушайте в аудиоверсии на странице http://www.radiovesti.ru/articles/2012-02-12/fm/33302
Аудио 12 февраля 2012 913

Денис Ковалевич: «Смысл появления Сколково состоит в том, чтобы максимальное число разработок, которые происходят в прикладной, в первую очередь, науке, довести до рынка» (радио "Вести ФМ")

Как развивать ядерные технологии в нашей стране? И какую практическую пользу они могут принести? Научный центр "Сколково" Евгений Стаховский обсудил со слушателями радио "Вести ФМ" и гостем студии - Денисом Ковалевичем, исполнительным директором кластера ядерных технологий. Стаховский: В этом часе будет говорить вот о чём: региональный разрез инновационного развития. Практически каждое из этих слов нужно пояснять отдельно. И именно для этого мы позвали сегодня в студию Дениса Ковалевича, исполнительного директора кластера ядерных технологий "Сколково". Естественно, хотелось бы перед тем, как мы подойдём к кластеру, который меня очень волнует, вообще поговорить про "Сколково" в целом. Вы же там, естественно, бываете часто. Ковалевич: С какой-то регулярностью заезжаю. Стаховский: И что там? Всё развивается? Строят дома, центры, привлекают учёных? То есть процесс виден, он идёт? Ковалевич: Безусловно. Уже, наверное, около полугода, если вы заедете в это место, которое называется территорией "Сколково", вы там увидите краны, дороги и уже почти построенные здания. Стаховский: В которых должны будут располагаться какие-то будущие центры, в которых всё должно происходить, в том числе и ваш этот кластер ядерных технологий, да? Ковалевич: Компании, которые будут входить в кластер ядерных технологий". Кластер - это такая метафора группы компаний. Стаховский: Но кластер - это же какое-то скопление? Ковалевич: Да. Кластер - это такой, знаете, слоёный пирог из разного рода предпринимательской активности. Стаховский: То есть, имеется в виду, не центр, видимо, а именно кластер. Потому что центр воспринимается как что-то такое единое и большое, устоявшееся. Вот он есть и стоит. И в нём, допустим, 10 тысяч человек, которые заняты одним большим делом. А кластер предполагает, видимо, какой-то лёгкий разброд и шатания, в хорошем смысле этих слов. Ковалевич: Да. Главное, что кластер - это такая самоподдерживающаяся структура. Она имеет потенциал для воспроизводства, саморазвития, для появления новых компаний в ней, и так далее. Это не какая-то централизованная модель управления. Это не корпорация, это не административная структура. Лучше всего, наверное, если подбирать какое-то русское слово, это группа компаний, в этой сфере действующая на этом рынке. Стаховский: Каждая из которых занята своим делом ради какой-то одной большой цели. Ковалевич: Вы знаете, нет. Каждая из них занята своим делом ради того, чтобы зарабатывать деньги и удовлетворять какие-то свои научно-исследовательские интересы. Это никакой общей цели, кроме как общего предмета, нету. Когда мы говорим "кластер ядерных технологий", мы говорим про группу компаний, которые работают в сфере ядерных технологий. Стаховский: То есть получается, что это не исключительно научный какой-то центр, а ещё и в некотором роде коммерческая что ли организация? Ковалевич: Да, вы знаете, у нас в названии фонда ключевое слово "коммерциализация". А смысл появления "Сколково" состоит в том, чтобы максимальное число разработок, которые происходят в прикладной, в первую очередь, науке, довести до рынка.
Аудио 3 октября 2011 776

Мирный атом в Африке

Через несколько лет на Африканском континенте, в Нигерии, вероятно, появится вторая атомная станция (первая была построена в ЮАР). Возведением АЭС может заняться Россия. Уже объявлено о готовности соответствующего межправсоглашения, которое предусматривает сотрудничество в проектировании, сооружении, эксплуатации и выводе из эксплуатации первой в Нигерии АЭС. Об этом сообщила корпорация «Росатом». После аварии на АЭС «Фукусима» некоторые страны приняли решение о постепенном закрытии атомных электростанций. Однако в целом мир не намерен отказываться от мирного атома. В Африке атомная генерация практически отсутствует, если не считать АЭС «Коеберг» на юге континента, а интерес к ней растет, отмечает директор департамента коммуникаций госкорпорации "Росатом" Сергей Новиков: "Речь идет о том, что атомная энергетика в мире будет развиваться. Поскольку это экологически чистый источник энергии, доступный для новых стран, испытывающих энергетический голод. Это еще и технологическая платформа для создания новых технологий, в том числе новых источников энергии в будущем. Поэтому спрос на национальную атомную энергетику возникает в разных регионах: в Юго-Восточной Азии, в Латинской Америке, на Ближнем Востоке. В том числе и на Африканском континенте. И везде, где этот спрос возникает, Россия как носитель одной из трех лидирующих технологий на глобальном рынке атомной энергетики готова на взаимовыгодных условиях участвовать в создании национальной программы ядерной энергетики". По данным Всемирной ядерной ассоциации, интерес к развитию мирного атома в Африке проявляют Тунис, Марокко, Алжир, Судан, Гана, Сенегал, Кения, Уганда, Намибия. Однако для этих стран говорить о конкретных мерах по воплощению в жизнь идей мирного атома пока рано. А вот в случае с Нигерией сделаны первые шаги, отмечает Сергей Новиков: "С Нигерией подписано межправительственное соглашение о мирном использовании атомной энергии. Сейчас специалисты завершили работу над проектом нового межправительственного документа о строительстве первой АЭС в Нигерии. На уровне делегаций текст документа согласован, теперь и Росатом, и наши визави в Нигерии передают эти документы в правительства двух стран, чтобы там прошли процедуры согласования и утверждения, и документ был бы готов к подписанию". Конечно, межправсоглашение – это не контракт, предшествующий началу строительства. Но эксперты считают, что работа над ним соответствует задачам Росатома, который стремится создать широкую правовую базу для международного сотрудничества в сфере атомной генерации. Кроме того, сотрудничество с Нигерией представляет интерес и с другой точки зрения, отмечает главный редактор атомного портала Atomic-Energy.ru Павел Яковлев: "Нигерия является одним из крупнейших производителей урана. Около семи процентов всего урана сосредоточено именно в Нигерии. Поэтому интерес к этой стране неслучаен. До последнего времени там основным игроком была Франция, и французские добывающие компании там активно работали". Что касается проблемы безопасности, то, по словам Сергея Новикова, любой проект строительства первой АЭС в новой стране сопровождается регламентацией и надзором со стороны МАГАТЭ. Все эти технологии отработаны. И здесь ничего не нужно изобретать с точки зрения физической защиты объектов атомной энергетики.
Аудио 8 августа 2011 1401

"Своя правда", радиопередача Русской службы новостей: часовая дискуссия в прямом эфире директоров Российского атомного сообщества (67%) и Гринпис Россия (33%)

15 марта 2011 года в прямом эфире Русской службы новостей проходила часовая радиопрограмма "Своя правда". Тема передачи: Природные катастрофы в Японии. Взрывы на атомных электростанциях. Участники передачи: Иван Блоков, директор программ Гринпис Россия: "Россия должна сворачивать свои планы в атомной отрасли, чтобы избежать повторения «Чернобыля» на своей территории" Павел Яковлев, исполнительный директор Российского атомного сообщества: "АЭС необходимы энергетической системе нашей страны, они достаточно защищены от стихийных бедствий" Результаты проходившего во время эфира онлайн-голосования слушателей: Российское атомное сообщество - 67% Гринпис Россия - 33%. Вы можете прослушать запись радиопрограммы на сайте Русской службы новостей . Ссылка для прямого скачивания файла MP3
Аудио 20 марта 2011 1000
http://www.xradio.su

N'CUBATOR о наукограде, Обнинске и атомной энергии

Сегодня вышла в свет первая передача " N'cubator " в которой приняли участие ученые из подмосковного наукограда Обнинска - ученый Гайдин Михаил Михайлович и молодой инноватор Евгений Сидоров. Целый час они беседовали об образе наукограда будущего, новостях науки, этической стороне ядерных разработок, о Сколкове и о русском офицере Александре Можайском. Программа производится совместно с сообществом мыслителей Futurussia Прослушать оригинал подкаста вы можете на сайте XRADIO.SU
Аудио 17 июня 2010 1062