9 апреля 2009

Глава Госатомрегулирования Елена Миколайчук по итогам визита в Россию рассказала о новых разработках российских атомщиков, которые могут пригодиться Украине

 - Елена Анатольевна, вы побывали на машиностроительном заводе в Электростали под Москвой, где изготавливают топливо для украинских АЭС. Довольны ли увиденным?

- Давайте начнем с того, что поездка в Россию состоялась по приглашению главы Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Николая Кутьина. Это ответный визит. В 2007 году мы принимали руководство Ростехнадзора в Киеве. В этот раз основной задачей было обсуждение актуальных вопросов сотрудничества регулирующих органов.

Однако россияне предложили широкую программу с посещением производств и научных центров, интересующих нас с точки зрения обмена опытом лицензирования. Увиденное меня поразило. После возвращения в Украину я несколько дней еще оставалась под впечатлением от увиденной в России научной и экспериментальной базы. ОАО «ТВЭЛ» постоянно ведет работу над совершенствованием ядерного топлива, которое является сложнейшей частью реакторной установки.

Специалистам известно, что в 90-х годах на украинских АЭС были случаи искривления российских тепловыделяющих сборок. Но производитель сделал выводы и создал не имеющее этих недостатков топливо ТВСА, разрешение на промышленную эксплуатацию которого в Украине Госатомрегулирования дал в 2005 году. Последние три-четыре года россияне уже ведут испытания новых модификаций топлива. Мы с большим интересом ожидаем их завершения в ближайшие годы, чтобы оценить возможность применения на украинских АЭС.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее, над чем сейчас работают российские разработчики ядерного топлива.

- Исследования проводят для адаптации топлива под конкретные задачи. Таких можно выделить три. Во-первых, речь идет об увеличении единичной мощности энергоблоков. Использование экспериментального топлива на первом блоке Балаковской АЭС позволило повысить его мощность до 104 процентов, то есть сегодня он работает на мощности не 1000 МВт, а 1040 МВт. Ставится задача повысить ее еще на три процента.

Второе направление - это новое топливо с более высоким коэффициентом использования установленной мощности. Иными словами, это удлинение периода работы блока между загрузками. Если у нас сегодня блок загружен 270-300 дней, то в России выпустили топливо для безостановочной работы реактора в течение полутора лет. Следующий этап предусматривает беспрерывную работу блока в течение двух лет.

Третье направление касается перехода с четырехлетней топливной кампании на пяти-шести-семилетнюю. В реакторной зоне у нас 163 сборки, и каждый год мы перегружаем четвертую часть. Новое топливо позволит делать перегрузку одной пятой, шестой или даже седьмой части зоны. А это означает, что сокращаются объемы отработавшего ядерного топлива.

- Так, может, Украине стоит также применять такие сборки?

- Я не знаю, какую стратегию изберет наш «Энергоатом», но, с точки зрения государственных интересов, как мне кажется, последнее направление очень перспективно. К слову, продажа топлива с более длительным циклом невыгодна россиянам, но они идут на этот шаг, понимая, видимо, значение таких разработок для населения и экологии.

Приятно, что тот же «ТВЭЛ» не просто поставил на поток производство хорошо зарекомендовавшего себя топлива, но и смотрит на перспективу. Мы сегодня не участвуем в этих экспериментах, хотя топливо ТВСА у нас было в опытно-промышленной эксплуатации. Мы отставали от Калининской АЭС, где его применили впервые, всего на год и были первыми из зарубежных партнеров России, кому она поставила эти сборки.

Мне кажется, что «Энергоатому» стоит присмотреться и перейти в перспективе на новые виды топлива.

- Наша страна планирует наладить собственное производство ядерного топлива. На какие технологии стоит ориентироваться?

- Уровень технологий основных производителей ядерного топлива примерно одинаков. На машзаводе нам показали новые сборочные линии, на которых, кстати, как раз изготавливалось топливо для Ровенской и Хмельницкой АЭС.

«ТВЭЛ» производит сборки для 74 реакторов мира, включая французские PWR. Сейчас они начали работать с топливом для канадских реакторов CANDU. То есть российские технологии ничуть не хуже европейских...

- А вы проводили такую же инспекцию на заводе японско-американской компании Westinghouse, которая намерена поставить нам в 2010 году 42 топливные кассеты?

- Лично я не была на их производстве. Но наши специалисты входили в группу украинских экспертов, которые проверяли подразделение этой компании в Швеции, где изготавливают топливо для Украины.

Что касается сборочного производства у нас в стране, то ясно одно: нам придется кооперироваться для научного сопровождения этого проекта. С нуля поднять науку мы не сможем. В России мы увидели, что там эти научные направления сохранились. Ведь дело не в железках, а в людях. Нам же надо растить кадры, восстанавливать систему их подготовки.

Выбор технологии для завода по производству топлива - это не вопрос регулятора. Но к концу года мы будем иметь полную нормативную базу, чтобы отлицензировать все, что может строиться. По этому направлению работаем с Россией, Францией, МАГАТЭ.

- Где можно расположить такой завод?

- Выбор площадок для ядерных объектов был еще одним откровением для нас во время визита в Россию. Специалисты российского концерна «Энергоатом» ознакомили нас с современным проектом АЭС-2006, который ляжет в основу строительства новых блоков в России.

После перепроверки с помощью новейших технологий, в том числе спутниковых, оказалось, что только очень небольшой процент перспективных строительных площадок, отобранных еще в советское время, отвечал современным требованиям. Это объясняется изменившимися нормами по экологии, безопасности и т.д. Очевидно, что такую же работу предстоит проделать и нам.

- Можно ли использовать проект АЭС-2006 для достройки третьего и четвертого блоков Хмельницкой атомной станции?

- Вопрос по достройке ХАЭС остается открытым. Пока нет окончательного ответа, можно ли использовать имеющиеся там строительные конструкции. По заказу «Энергоатома» такие расчеты сделаны, но к нам они только-только поступили. Поэтому окончательного решения ни у Минрегионстроя, ни у Госатомрегулирования пока нет.

Что касается типа реакторной установки, то правительство определило, что блоки должны соответствовать техническим параметрам российского проекта В392 нового поколения. Этот тип реактора, возможно, с некоторыми модификациями, Россия, скорее всего, построит на болгарской АЭС в Белене. Он выбран базовым для пятого и шестого блоков Балаковской АЭС, различные модификации построены в Индии и Китае.