2 апреля 2013

Основатель организации по атомной энергии Ирана рассказал об истории иранской ядерной программы

Тяжеловодный исследовательский реактор в иранском ядерном центре

Акбар Этемад, основатель организации по атомной энергии (AEOI) Ирана, эмигрировавший после иранской революции в Европу, дал интервью "Би-Би-Си".

В свои 80 с лишним лет (год рождения - 1931) Этемад "прекрасно помнит", какое давление на него оказывали американцы в период с 1974 по 1978 годы, когда он был президентом AEOI.

Шах Ирана объявил о том, что намерен развивать атомную энергетику, и его планы поддержали Соединённые Штаты. Предполагалось, что в Иране появится 23 ГВт атомных мощностей.

Но очень скоро, говорит Этемад, американцы попытались навязать Ирану свои условия.

Сначала они поддерживали иранскую программу, вспоминает Этемад, "потому что они думали, что станут партнёром Ирана в деле развития ядерных технологий".

"У меня сложилось впечатление, что американцы хотели навязать Ирану свои взгляды, и я отказался иметь с ними дело. Четыре года мы обсуждали условия двухстороннего соглашения (о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии), но так и не достигли результата".

Этемад рассказал, что американцы заявили ему: "Иран не проблема для нас, но условия, которые мы хотим наложить на Иран, такие же, как мы накладываем на другие страны - Югославию, Филиппины и другие".

В период 1974-1978 годов Иран поддерживал регулярные контакты с США, а иранские студенты уезжали в Штаты для обучения по ядерным специальностям.

Касательно ядерного оружия, шах Ирана, по словам Этемада, оставлял все варианты на столе.

"У шаха была идея, что он достаточно силён в регионе, сможет защитить наши интересы в регионе и поэтому не нуждается в бомбе. Но он сказал мне: "Если ситуация изменится, то нам придётся стать ядерной державой". Он держал это в уме".

"Моей задачей являлось развивать все возможные технологии в атомной сфере",

- пояснил Этемад.

Предложение Саддама

После исламской революции 1979 года ядерная программа Ирана была на какое-то время приостановлена.

"В самом начале революционеры считали, что атомная технология является одним из методов, которые применяли американцы для контроля над Ираном. Позже они поняли, что это была успешная программа, и они должны её возобновить".

Этемад покинул страну после революции. В какой-то момент новые власти предложили ему вернуться, но он отказался. По его словам, он не до конца понимал, что власти собираются делать.

Потом Этемад посещал Иран, но никакого отношения к атому он уже не имел:

"Для меня слишком поздно возвращаться во всё это".

Комментируя текущее положение дел вокруг ядерной программы Ирана, экс-президент AEOI сказал:

"Выхода нет. Я думаю, что у Ирана есть право заниматься теми исследованиями, которые они делают, и я не вижу причин, почему Запад должен вводить против Ирана санкции".

"Они давят на Иран. Но почему они так не поступают с Индией, Пакистаном и Израилем?" - задаётся вопросом Этемад. Он не видит решения иранской проблемы, но считает, что Иран "не должен сдаваться".

Отвечая на вопрос о возможных военных ударах по иранским ядерным объектам, Этемад предупредил:

"Ни Израиль, ни США не в состоянии атаковать Иран".

После революции Этемад открыл компанию в Париже, осуществлявшую консультации в сфере атомной энергетики. Люди Саддама Хуссейна в то время пытались склонить Этемада к работе на Ирак.

Этемад отказался категорически:

"До тех пор, пока вы воюете с моим народом (шла ирано-иракская война), я не приеду в Ирак. Вы мои враги".

Он отказался от предложений, поступавших "из многих стран", и предпочёл остаться в Париже.