20 января 2014

Австрийские специалисты разработали ОВОС 7 блока АЭС "Козлодуй"

Австрия стала первой европейской страной, выполнившей экспертную оценку ОВОС для седьмого блока болгарской АЭС "Козлодуй", на котором предполагается установить первый в Европе реактор AP-1000.

Группа экспертов выполнила анализ ОВОС по заказу министерства окружающей среды Австрии и правительства федеральной земли Нижняя Австрия. Англоязычная версия финального отчёта экспертов выложена в открытый доступ.

Эксперты не ставили перед собой задачу раскритиковать ту или иную реакторную технологию. От них требовалось объективно оценить полноту ОВОС в плане возможности делать обоснованные заключения о потенциальных трансграничных угрозах от нового блока для Австрии.

Кроме того, эксперты сформулировали список вопросов, которые австрийские власти будут задавать болгарской стороне в рамках консультаций, предусмотренных конвенцией Эспо.

Хотя Австрия не является страной, эксплуатирующей АЭС - и более того, Австрия на государственном уровне занимает антиядерные позиции - у этой страны накоплен значительный опыт анализа безопасности атомных блоков, полученный, в частности, при обсуждении с Чешской Республикой строительства первой очереди АЭС "Темелин".

Эксперты отметили, что ОВОС содержит весьма приблизительное упоминание о выбранных для "Козлодуя-7" реакторных технологиях. В документе рассматривались два варианта - опция "A-1", представляющая собой гибридный вариант с максимально возможным использованием оборудования, заказанного для АЭС "Белене", и опция "A-2" со строительством блока с нуля.

Собственно обоснование выбора опции "A-2" и конкретно строительства блока с реактором AP-1000 находится в ином документе - ТЭО, исполнителем которого являлась компания "Westinghouse". Однако, в отличие от ОВОС, технико-экономическое обоснование не было сделано достоянием публики, так как носит коммерческий характер.

Австрийские эксперты обратили внимание, что ОВОС учитывает требования болгарского законодательства, стандарты МАГАТЭ и европейские спецификации EUR. Однако ОВОС не содержит никакого упоминания о требованиях европейской ассоциации регуляторов WENRA, что более чем странно. Дело не только в том, что Козлодуй - это Болгария, а Болгария - это Европа. За последние годы WENRA опубликовала ряд важных документов, касающихся безопасности действующих и новых атомных энергоблоков, которые обязательно требуется учитывать в любых новых проектах на территории Евросоюза.

"С точки зрения ядерного регулирования, документы WENRA имеют большое значение в области ядерной безопасности, так как они отражают взгляды её членов, которые, в свою очередь, возглавляют национальные регулирующие органы в Евросоюзе и Швейцарии", -

особо отмечается в выводах австрийских экспертов.

Среди прочего, WENRA уделяет большое внимание урокам Фукусимы - в том числе, в части аварий с продолжительной потерей питания и/или отвода тепла конечному поглотителю, одновременных аварий на нескольких блоках станции, аварий в бассейнах выдержки и так далее.

Австрийские эксперты обращают внимание - из козлодуйского ОВОС совершенно непонятно, каким образом и до какой степени на седьмом блоке будут учтены уроки Фукусимы. И это несмотря на то, что отчёт готовился спустя два с лишним года после японской аварии.

Главы ОВОС, посвящённые описанию предлагаемых реакторных технологий - гибридная опция на основе АЭС-92 или строительство с нуля с проектами AP-1000 или АЭС-2006 - выглядят слишком общо, полагают австрийские эксперты.
Так, по их мнению, следовало бы подробно остановиться на принципиально важных для безопасности чертах проектов, а именно, пассивных системах безопасности AP-1000 и ловушке расплава российских реакторов.

В тексте ОВОС приводятся весьма оптимистические результаты расчётов по ВАБ. Однако при этом отсутствуют описания расчётных моделей. Непонятно, например, каким образом принимались во внимание внешние события и опасности. Естественно, нет и обсуждения полученных результатов с разбором того, насколько они правдоподобны.

Группа из 12 вопросов, заданных австрийцами, связана с оценкой сейсмических рисков. В основном, это требование предоставить дополнительные данные, опущенные в ОВОС.

Среди других возникших у австрийцев вопросов - насколько предлагаемый блок защищён от падения самолётов, как оценивались внешние угрозы (например, авария на газопроводе) и так далее.

Явно недостаточными, на взгляд австрийцев, оказались и главы ОВОС, описывающие тяжёлые аварии. В некоторых случаях авторы ОВОС использовали давние американские стандарты - например, оценки 1995 года от американского регулятора по источникам выбросов при тяжёлых авариях, которые неприменимы для топлива с глубоким выгоранием (свыше 40 ГВт×сут/т).

Авторы ОВОС не дали чёткого ответа, в каком топливном цикле планируется организовать эксплуатацию седьмого блока. Имеется в виду, что реакторы AP-1000 теоретически могут работать на MOX-топливе.

Австрийских экспертов в этой связи интересует - когда будет определено, возможно ли использование MOX-топлива на "Козлодуе-7"? Если же цикл предполагается открытым, то как будет организовано хранение ОЯТ?

В общей сложности, эксперты из Австрии сформулировали более 60 вопросов, которые теперь будут переданы в Болгарию. Легко предсказать, что за ними последует вторая волна вопросов, так как большинство вопросов первой серии представляют собой требование предоставить дополнительную информацию для анализа.

Памятуя о той цепкости и немецкой дотошности, которые проявила австрийская сторона при анализе безопасности блоков №№1-2 АЭС "Темелин", можно с уверенностью сказать - малой кровью авторы проекта по строительству AP-1000 на Козлодуе не обойдутся.