7 сентября 2010

Любовь и мирный атом

Модный режиссер Василий Бархатов снял лирическую комедию на фоне реакторов, энергоблоков и блочного щита управления действующей атомной станции

Реакторы, энергоблоки, градирни, блочный щит управления действующих атомных станций впервые в истории мирового кинематографа стали естественными декорациями художественного фильма. Работу над картиной «Атомный Иван» завершает дебютирующий в кино модный оперный режиссер Василий Бархатов.

В свои 27 лет Василий Бархатов не в первый раз собирается «взорвать» публику. Каждая его новая работа - поиск, а большинство - провокация. Так было с его классическими оперными спектаклями в Мариинском театре, где началась его стремительная карьера, и с опереттой «Летучая мышь» в Большом. Василий пробовал себя и в драматическом театре, экспериментировал с мюзиклом. «Бомбой современного театра» назвали критики его грандиозный проект по мотивам сказки Шарля Перро, осуществленный в московском театре-цирке «Кракатук».

Своей первой работой в кино Василий Бархатов решил «взломать» атомную станцию. Впрочем, режиссер спешит успокоить: его атом будет мирным и очень красивым. Как пояснил режиссер в интервью «Голосу России», для большинства россиян словосочетание «атомная электростанция» ассоциируется с катастрофой, угрозой человеческой жизни.

Это стало неизбежной реакцией на аварию Чернобыльской АЭС. Василий Бархатов намерен сломать этот стереотип и посмотреть на «атомную» тему глазами молодого человека, живущего в XXI веке, - без страха. Энергоблоки и реакторы Ленинградской и Калининской АЭС, где проходили съемки, для него всего лишь художественные инсталляции.

"Примером такого подхода для меня служил первый цветной фильм Микеланджело Антониони «Красная пустыня», в котором обыкновенный химзавод снят, как невероятный арт-объект, - прокомментировал Василий Бархатов. - Раньше ассоциация с атомной энергией у меня была прямая - это зло, смерть. Если тебя отравили цианистым калием, то ты хотя бы почувствуешь вкус миндаля у себя в чашке чая. А если на тебя воздействует радиоактивное гамма- или адьфа- излучение, то это невидимый враг, и от этого становилось очень страшно.

Но опасное - дико привлекательно, с этим хочется разобраться, и у меня с детства был к этому интерес, - продолжил режиссер. - Снимая этот фильм, я хотел показать историю современных атомщиков, живущих рядом с реакторами. Когда я там побывал, меня поразили технологии, ритуалы прохода и выхода из зоны в зону АЭС, их профессиональный юмор".

Картина снята в жанре лирической комедии. Уже само ее название - «Атомный Иван» - провокационно-хулиганское. «Иваном» в годы холодной войны американцы называли самую большую советскую ядерную бомбу. В фильме Василия Бархатова Иваном зовут главного героя, молодого легкомысленного физика, работающего на АЭС не по призванию, а лишь потому, что страстно влюблен в коллегу по работе Таню.

Амбициозная Таня, напротив, мнит себя большим ученым, увлеченно пишет диссертацию. Над этим вечным противоборством «физиков» и «лириков» иронизирует Василий Бархатов. Ситуация резко меняется, когда в атомный городок приезжает театральный режиссер и в любительском театре ставит спектакль «Атом завтрашнего дня», где главные роли играют Ваня и Таня.

Ваня неожиданно находит себя в профессии, а Таня, осознав, что она совершенно ординарный человек и особого таланта в ней нет, обретает счастье, ожидая рождения ребенка. «Все мои герои - обычные люди, понятные зрителю, - пояснил Василий Бархатов. Мне всегда были интересны простые человеческие истории, потому что через них можно сказать о чем-то глобальном и важном. Эта история - про любовь и мирный атом».
В фильме занят блестящий актерский дуэт: Юлия Снигирь и Григорий Добрыгин, получивший в этом году на Берлинском кинофестивале «Серебряного медведя» за лучшую мужскую роль. «Атомный Иван» выйдет на российские экраны весной будущего года.