2 августа 2021

Постпред РФ в Вене Михаил Ульянов сообщил об отсутствии договоренностей по вывозу обогащенного урана или тяжелой воды из Ирана

Россия не имеет обязательств заниматься вывозом обогащенного урана из Ирана, после согласования Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) это было сделано однократно. Пока не решено, будет ли РФ в этот раз заниматься вывозом урана из Ирана в случае успешного завершения переговоров Вене по иранской ядерной сделке, сообщил постоянный представитель России при международных организациях в Вене Михаил Ульянов в интервью газете "Известия", опубликованном в понедельник.

"Никогда не было обязательства заниматься вывозом обогащенного урана или тяжелой воды. После согласования СВПД мы это сделали в разовом порядке. Будем ли мы в этот раз заниматься вывозом урана в случае успешного завершения переговоров, пока неясно, это тема для обсуждения. Нам нужно лучше понять, какие конкретные действия это будет предполагать, здесь очень много вопросов", - сказал он газете.

Постпред РФ в Вене добавил, что по СВПД у России только одно обязательство практического свойства - налаживание производства медицинских изотопов на объекте в Фордо.

Договоренности Ирана и МАГАТЭ

Технические договоренности Ирана и МАГАТЭ, связанные работой видеокамер на иранских ядерных объектах, де-факто выполняются: камеры работают, на их картах памяти еще достаточно места для новых записей. РФ исходит из того, что так называемые технические договоренности Ирана и МАГАТЭ продолжают действовать, заявил постпред.

"Из того, что известно на сегодняшний день, все прежние модальности проверки - они связаны с работой видеокамер на иранских ядерных объектах - де-факто выполняются: камеры работают, на картах памяти есть еще достаточный свободный ресурс, который может заполняться новыми записями. О намерении стереть эти записи иранцы никогда не заявляли. <...> Мы исходим из того, что де-факто эти так называемые технические взаимопонимания продолжают действовать", - сказал Ульянов газете.

Постоянный представитель России при международных организациях в Вене отметил, что на сегодняшний день истекшее соглашение МАГАТЭ и Ирана о мониторинге на ядерных объектах страны не дает никаких оснований для драматизации. Но через какое-то время объемы доступной памяти на видеокамерах могут исчерпаться, и тогда этот вопрос приобретет практическую и политическую остроту.

В конце мая МАГАТЭ и Иран достигли соглашения о продлении до 24 июня временной технической договоренности о мониторинге на ядерных объектах страны, срок действия которой завершился 23 мая. Первоначальная договоренность была согласована 23 февраля после вступления в силу нового иранского закона, который приостановил действие дополнительного протокола к соглашению о гарантиях с МАГАТЭ. В результате этого агентство лишилось доступа к камерам наблюдения на ядерных объектах в Иране. В Тегеране заявляли, что информация с камер будет стерта после истечения трех месяцев, если США не снимут санкции с Ирана. В конце июня Ульянов выразил надежду, что Иран даст положительный ответ МАГАТЭ по продлению технической договоренности о мониторинге на иранских ядерных объектах.

15 июня официальный представитель правительства Ирана Али Рабии сообщил, что республика обогатила 108 кг урана до 20%, то есть приблизилась к исполнению установки Меджлиса (парламента) о производстве в течение года 120 кг урана соответствующего уровня обогащения. Эта работа была проведена в рамках принятого в конце 2020 года закона, обязывающего правительство нарастить темпы обогащения урана. Кроме того, планируется, что в течение года власти введут в эксплуатацию по одной тысяче дополнительных центрифуг IR-2m на ядерных объектах в Натанзе и Фордо.