24 июля 2012

Иран: игра на повышение

Иран пошёл на очередное информационное обострение вокруг своей ядерной программы. В прессе появились утверждения о планах Исламской республики создать собственный флот атомных судов, включая АПЛ. Некоторые СМИ поторопились заявить о принятии в ИРИ соответствующего закона, что, разумеется, неверно.

Дела депутатские

"Иран должен обогащать уран до уровня, позволяющего создавать топливо для нефтяных танкеров с атомными судовыми установками",

- такое заявление появилось на страницах вебсайта Mashreghnews.ir, отражающего взгляды ряда консервативных политиков и близкого к офису президента Махмуда Ахмадинежада.

Перевод танкеров на атом необходим в свете действующих и потенциальных санкций против Ирана. Авторы публикации предположили, что в какой-то момент иранские суда могут потерять право заходить на дозаправку в иностранные порты. Поэтому Тегерану нужно задуматься о повышении автономности своих кораблей.

Сообщению на сайте предшествовало обсуждение в комитете меджлиса (парламента ИРИ) по делам промышленности и горнодобывающего сектора проекта закона о создании в стране атомного флота.

Член комитета Аллахверди Дехгани привёл иранским журналистам схожие доводы в поддержку законопроекта:

"Принимая во внимание западные санкции, в том числе, по вопросу о дозаправке иранских судов... Иран должен заменить ископаемое (судовое) топливо на атом, что позволит отказаться от дозаправки в длительных походах".

Соответственно, Иран должен обеспечить возможность для обогащения урана до уровня, применяемого в судовых ЯППУ, считает Дехгани.

Его коллега Мехрдад Базрпаш пояснил для прессы, что законопроект заручился поддержкой в комитете. Но теперь ему предстоит пройти через общее обсуждение в меджлисе. Депутат полагает, что это может произойти в ближайшее время.

Если парламентарии и авторы вебсайтов говорят исключительно о мирном приложении атомных судов, то у иранских военно-морских офицеров мысли работают в ином направлении.

В начале июля контр-адмирал Аббас Замини, курирующий на флоте вопросы технического оснащения, высказался так:

"Сейчас мы находимся на начальной стадии создании атомных подводных лодок".

Флотские трудности

Даже если парламент постановит поддержать создание в Иране атомного флота, сам по себе подобный закон не станет большим, чем бумага.

Меджлис неоднократно принимал принципиальные решения - например, о строительстве в стране 7 ГВт(эл.) атомных мощностей. Как известно, это не слишком помогло иранским атомщикам - в стране действует единственный энергоблок "Бушер-1".

Проектирование и производство судовой ЯППУ - задача не менее, если не более сложная, чем строительство блока. Индия, входящая в неформальный клуб де-факто ядерных держав и накопившая большой опыт по всем аспектам атомных технологий, решить её самостоятельно не сумела.

После спуска на воду в 2009 году первой индийской АПЛ "Arihant" тогдашний глава департамента атомной энергии Анил Какодкар публично поблагодарил российских специалистов, оказавших Индии огромную помощь в этом проекте.

"Если вы делаете что-то в первый раз, то при наличии консультанта вы сможете лучше справиться с задачей. Нам приходилось работать, не имея возможности искать правильные ответы итерационным путём, и по этой причине консультации были для нас важны",

- сказал Какодкар.

Индия имела право получать помощь при проектировании АПЛ из-за рубежа. У Ирана такого права официально нет. Резолюции СБ ООН существенно ограничивают возможности международного сотрудничества с Ираном в атомной сфере, за исключением Бушера и проходящих по линии МАГАТЭ и иных организаций гуманитарных и нацеленных на обеспечние ядерной и радиационной безопасности проектов.

Можно смело прогнозировать - ни гражданского, ни военного атомного флота у Ирана в обозримом будущем не появится. А если прогноз не оправдается, то у мирового сообщества обязательно появится обоснованный вопрос: "С чьей помощью это произошло?".

От 5 к 20, от 20 к 60

В истории с атомоходами Иран, скорее всего, планирует разыграть по-новой партию с игрой на повышение. В данном случае, на повышение обогащения урана на иранских предприятиях.

В сентябре 2009 года Иран поставил вопрос перед группой "5+1" - пять постоянных членов СБ ООН и Германия - о приобретении партии топлива для своего исследовательского реактора TRR в Тегеране.

Выдвижению предшествовала бурная дискуссия в кулуарах генконференции МАГАТЭ. Запад не хотел поставлять в Иран топливо просто так и добивался от иранской стороны уступок - например, передачи для изготовления топлива крупной партии урана, обогащённого в Иране до реакторного уровня (менее 5%).

Иран, в свою очередь, грозил Западу - если топливо для TRR не будет поставлено, то у иранских специалистов не останется иного выхода, кроме как самостоятельно освоить его производство, а значит, обеспечить обогащение урана до 20%, условной границы между ВОУ и НОУ.

Западные эксперты-нераспространенцы призывали свои правительства не допустить повышения обогащения иранского урана, аргументируя это тем, что от 20% до оружейных уровней намного ближе, чем от 5%.

В принципе, практически все заинтересованные страны, включая Иран, были согласны на размен "уран-5% на топливо". Сделка была близка к заключению, но в итоге сорвалась из-за разногласий по конкретным деталям - например, где гарантии того, что Запад, получив от Ирана партию урана, действительно передаст в ответ партию топлива, и когда именно это произойдёт?

Сыграв на повышение, Иран одержал техническую победу - его атомщики успешно освоили обогащение урана до 20% и к настоящему времени накопили его в достаточных количествах для обеспечения эксплуатации реактора TRR.

Правда, массового выпуска кассет для TRR у иранцев не получилось, и они ограничиваются только опытным производством. Не удивительно, что в 2012 году тема размена всплыла вновь. С единственным исключением - на сей раз, предлагается менять на топливо 20%-ный уран.

Новые переговоры по размену и другим вопросам иранской ядерной программы прошли через несколько раундов, последний из которых состоялся 18-19 июня в Москве. Известно, что переговоры проходят трудно и тяжело, и главная достигнутая на сегодня победа - это то, что они ещё не сорвались.

На этом фоне деятельность иранских парламентариев по атомно-флотскому закону хорошо вписывается в традиционную для переговорщиков ИРИ практику поддержания оппонента в тонусе.

Обогащение урана для судовых установок может быть разным, но в меджлисе ориентируются на показатели 50-60%. Тем самым, депутаты намекают дипломатам:

"Если вы не достигнете компромиссных соглашений сейчас, то в следующей переговорной серии вам придётся обсуждать размен урана с обогащением 60%".