Эксперты о международном научно-практическом семинаре «Балтийская АЭС: соответствие актуальным требованиям безопасности»

14 июня представители Госкорпорации «Росатом» передали консулу Литвы в Санкт-Петербурге документ по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) проекта строительства Балтийской АЭС.

ОВОС специально перевели на литовский язык. В Росатоме ожидают, что этот шаг приблизит проведение общественных слушаний в Литве по Балтийской АЭС, которая сооружается по проекту АЭС-2006, разработанному Санкт-Петербургским «Атомэнергопроектом». Об этом сообщил заместитель генерального директора Госкорпорации «Росатом» Кирилл Комаров в ходе проходящего 14-15 июня в Санкт-Петербурге международного научно-практического семинара «Балтийская АЭС: соответствие актуальным требованиям безопасности». По его словам, Росатом, несмотря на то, что конвенция о трансграничном влиянии ядерных объектов (Эспоо) не ратифицирована, считает необходимым максимально информировать  государства-членов конвенции о планируемых к реализации проектах. «Мы проводили публичные слушания в Неманском районе Калининградской области, а также Германии, Польше, в Латвии, готовимся к проведению в Эстонии и с удовольствием проведем аналогичные слушания в Литве, как только получим от властей приглашение», – сказал Кирилл Комаров, добавив, что Россия готова ответить на все вопросы Литвы по Балтийской АЭС.

Юкка Лааксонен, генеральный директор Агентства по радиационной и ядерной безопасности (STUK) Финляндии:

Как минимум, Балтийская АЭС с точки зрения проектных решений является одной из самых продвинутых атомных станций. Во многих аспектах этот проект даже более современный, чем французский реактор EPR, так как у него есть так называемые пассивные системы безопасности. Так что он полагается не только на гарантированное обеспечение электроэнергией, как EPR. Так что в этом отношении в российском проекте приняли во внимание все новые требования, которые можно найти в стандартах безопасности МАГАТЭ, к примеру. Таким образом, здесь пожаловаться не на что.

Конечно, если соседние страны захотят получать и потреблять энергию с этой АЭС, если у нее будет хорошая цена, то это будет очень выгодно. На сегодняшний день, насколько я знаю, и в Литве, и в Польше есть определенный интерес к строительству собственных АЭС, так что этот проект может стать альтернативой, если будет соответствующее политическое доверие и согласие между соседями об использовании энергии с Балтийской АЭС. Но есть еще потребители в Швеции и Германии, которые также могли бы стать рынком для электричества с этой АЭС.

Полагаю, что строительство будет произведено российской стороной. Возможно, будут привлекаться в качестве подрядчиков соседние страны на отдельные части проекта, это нормальная практика в бизнесе на сегодняшний день. И, конечно, соседи приглашаются к участию в проекте - мы узнали об этом из первой презентации. Приглашаются инвесторы, которые могут затем стать совладельцами этого объекта.

На сегодняшний день, это обычная практика по всему миру – вкладывать деньги в других странах. Например, финская энергетическая компания владеет акциями шведских атомных станций. Фактически, Fortum – владелец АЭС «Ловииса» - имеет больше акций шведских электростанций сегодня. А немецкая компания E.ON планирует инвестировать в строительство новой станции в Финляндии. Так что в этом нет ничего необычного, это нормальная европейская площадка.

Йорг Кирш, заместитель начальника отдела международной энергетической политики Федерального министерства экономики и технологий Германии:

Строительство собственной атомной станции – это внутреннее дело Литвы. Самая главная проблема, которая есть у Литвы – это проблема денег. И, кроме того, как мы считаем, кто первый построит станцию, тот и будет работать, второй уже не будет. Так что главный вопрос - кто построит первым, потому что в этом регионе есть дефицит электроэнергии и его надо покрыть. Кто первым построит станцию, тот эту гонку и выиграет. На две станции там потребностей нет. Например, у нас в Германии вместе с развитием промышленности одновременно растет и энергоэффективность, поэтому, по моему мнению, сильно потребность в электроэнергии не должна возрасти.

С экономической точки зрения, конечно, для Литвы имело бы смысл инвестировать в Балтийскую АЭС. Росатом сказал, что готов отдать инвестору до 49 процентов. Исходя из опыта владения компанией E.ON ОГК-4 и других примеров, могу сказать, что имея 25, 30 или 49 процентов в собственности, можно в России получать неплохую прибыль. Когда станция нормально работает, можно хорошую прибыль получить с 49 процентов.

Но там сейчас исключительно политический вопрос. И я не знаю, с кем из инвесторов они сейчас ведут переговоры. Они разговаривали с Сименсом, разговаривали с RWE. Но Сименс не будет инвестировать, они только строят. Из наших компаний это, в принципе могли бы сделать только RWE ли E.ON, но они не хотят сейчас, у них сейчас другие проблемы дома. Так что я не знаю, кто будет инвестировать в литовскую станцию.

 

Франек Персидски, консул генерального консульства Эстонской Республики в Санкт-Петербурге:

4 июля в Таллине пройдут общественные слушания по проекту Балтийской АЭС. Инициатором этих слушаний стал Росатом.  Они добровольно решили выполнить требования Конвенции Эспоо и обсудить вопросы строящейся Балтийской АЭС с соседями. Конечно, это очень интересно и нашей стороне, потому что мы – соседи.

В ходе этих слушаний специалисты Росатома будут объяснять и уточнять всякие экологические требования, чтобы ознакомить соседей с проектом. Поэтому я как представитель консульства пришел сюда, чтобы ознакомиться с тем, как все это будет выглядеть, поскольку  скоро это будет проходить и в Таллине.

 

Хейкки Репонен,  начальник отдела Национального агентства по ядерной и радиационной безопасности (STUK) Финляндия:

Я думаю, что понадобится электричество, особенно после того, как Германия отключит свои АЭС. Теперь это отличная возможность для Калининграда производить электроэнергию на экспорт. Как я понял, есть большая потребность в электроэнергии и в самом Калининграде. Может показаться, что три АЭС на три небольших стран – это много, но я думаю, что у каждой будет смысл. Возможно, Висагинас сможет немного энергии экспортировать в Польшу и Западную Европу. А Белорусская АЭС будет обеспечивать электроэнергией собственные нужды Белоруссии, по крайней, мере я не знаю, какие у них планы поставлять энергию на экспорт. Может быть, для Литвы экономически было бы благоразумно  принять участие в строительстве Балтийской АЭС, но политически это очень трудно.


Вольфганг Рихтер, эксперт по безопасности реакторов российских проектов Национальной компании по безопасности ядерных реакторов (GRS) (Германия):

Мнение о проекте Балтийской АЭС в целом хорошее. Хотя есть и несколько вопросов. В целом проект АЭС-2006 очень интересный и его стоит попробовать реализовать.

Основное его достоинство в том, что у него повышенный уровень безопасности за счет работы пассивных систем. Но обоснование этих систем еще не полностью закончено, поэтому в этом направлении надо работать и дальше.

 

Кристин Марен, председатель комиссии по вопросам окружающей среды и территорий ПАСЕ:

В Европе действительно отмечаются радиофобные настроения. Но надо быть реалистом и понимать, что в Европе, например, в той же Франции 75% электроэнергии вырабатывается на АЭС и так быстро от этого нельзя отказаться. Никакие ветряки, солнечные батареи и биотопливо не заменят нам эти 75%.

Сейчас речь идет скорее о некоей игре на волне этой радиофобии. Снижения доли атомной энергетики  в энергобалансе Европы не стоит ожидать в ближайшей перспективе. Фукусима послужила детонатором или спусковым крючком для целой цепи событий. Я в Совете Европы председательствую в комиссии, которая как раз и занимается природными катастрофами, и здесь  надо понимать, что в случае с Фукусимой была целая цепь событий: сначала землетрясение, потом уже было цунами, и в третью очередь это уже была авария. А сейчас все сместилось в понимании, что Фукусима – это «ах».  Кроме того, если говорить о катастрофах нельзя забывать и о медийном аспекте. Есть множество катастроф, которые уносят и большее количество жизней, но следует всегда разграничивать понятия.

Если сейчас Германия заявляет об отказе от атомной энергетики, то ей надо будет где-то брать эту энергию. И, скорее всего, это будет электроэнергия именно атомного происхождения. То есть либо мы сейчас говорим открыто, что мы не сможем отказаться от атомного электричества, либо мы возвращаемся к тем векам, когда вечерами сидели при свечах.

 

Анатолий Бондарь, главный инженер ГУ "Дирекция строительства атомной станции" (Белоруссия):

Беларусь в свое время подошла очень серьезно к выбору проекта и остановилась на проекте «АЭС-2006» именно Санкт-Петербургского Атомэнергопроекта, той, которая реализуется на ЛАЭС-2. Основным аргументом, почему мы остановились на этом проекте, явилось то, что есть реализованный непосредственный прототип, которым являются два энергоблока Тяньваньской АЭС в Китае, которые прошли гарантийную эксплуатацию и сейчас демонстрируют очень хорошие показатели надежности, безопасности и экономичности. Мнение у нас об этом проекте самое хорошее и сейчас мы видим на площадке уже особенности сооружения по строительной части.

Нам ответили на многие вопросы, какие-то вопросы у нас еще появились, поэтому сейчас мы будем встречаться со специалистами в офисе и продолжим дальше разговор.

Проект «АЭС-2006» - это современный проект с блоками повышенной безопасности поколения 3+. Мы его выбирали еще до Фукусимы, и те пассивные системы безопасности, которыми снабжен проект, как раз обеспечат тот уровень безопасности, который позволяет относить проект к поколению 3+. И, безусловно, лично меня как главного инженера - лица, ответственного за безопасную эксплуатацию энергоблока, привлекает то, что оборудование систем первого контура современное, будут современные системы контроля управления, и это тоже обеспечит и надежность, и безопасность.

Наша Белорусская АЭС в первую очередь будет ориентирована на внутренние нужды нашей страны. Это и диверсификация топлива (сейчас около 90 процентов электроэнергии в Белоруссии вырабатывается за счет природного газа), поэтому основная составляющая энергетической корзины должны быть более разнообразной. Совет министров и Совет безопасности приняли решение о вводе в эксплуатацию двух энергоблоков. Потом уже выбрали блоки российского производства мощностью 1170 МВт. Это покроет ключевые потребности страны и послужит укреплению ее энергобезопасности. Энергетика – это основа всей экономики. А производить электроэнергию на одном газе энергетически небезопасно.