СМИ 13 марта 2017

"Хранилище радиоактивных отходов в Марадыково": как создают истерику на пустом месте

В Кировскую область пришла проблема, которая знакома уже жителям многих регионов, но сюда пришла впервые. Эта проблема называется радиофобия. Это слово означает страх перед радиоактивностью и вообще перед мирным атомом.

Началось с того, что в прошлом месяце в прессе появились публикации о возможности создания пункта захоронения радиоактивных отходов на территории бывшего полигона по утилизации химического оружия в пос. Марадыково Кировской области. И хотя эти разговоры ещё находятся только в стадии возможных предположений и никакого решения не принято, уже успела образоваться некая "инициативная группа", собирающая подписи уже против создания... завода по переработке РАО. Хотя хранилище РАО и завод по переработке - это две большие разницы, и о строительстве завода по переработке никто никогда вообще и не заикался.

Тут надо пояснить следующее. Конечно, понятно, что в обществе существуют разные мнения по поводу развития атомной энергетики - есть как сторонники строительства новых АЭС, так и их противники. Но, вне зависимости от того, как относиться к атомной энергетике, всё равно никуда не денется задача решения проблемы с радиоактивными отходами, накопившимися за десятилетия предыдущей ядерной программы. Более того, если взять и остановить все АЭС (как это сейчас пытаются делать, например, в Германии), то количество радиоактивных отходов возрастёт в несколько раз, т.к. к ним прибавятся конструкционные материалы демонтируемых энергоблоков.

Нужно ещё разъяснить, в чём заключается суть программы обращения с радиоактивными отходами (РАО) в рамках ФЦП по ядерной и радиационной безопасности (или, как её кратко называют, ФЦП ЯРБ-2). Дело в том, что со времён советского атомного проекта в стране осталось несколько десятков, если не сотен, пунктов, где хранятся радиоактивные отходы, где безопасность их хранения нередко оставляет желать лучшего. Поэтому принято решение о создании системы обращения с РАО, согласно которой количество пунктов захоронения радиоактивных отходов резко сократится - планируется построить не более полутора десятков (по одному-два на федеральный округ) централизованных пунктов захоронения, соответствующих всем современным требованиям безопасности. При этом, как правило, их планируется разместить поблизости от уже существующих объектов атомной промышленности, где, во-первых, есть квалифицированные кадры, во-вторых, население, привыкшее к общение с мирным атомом, значительно менее подвержено радиофобным настроениям.

Другими словами - создание централизованных хранилищ РАО приведёт не к ухудшению, а, наоборот, к значительному оздоровлению экологической обстановки в стране. А лица, которые, прикрываясь экологическими лозунгами, протестуют против строительства пунктов захоронения РАО - они, получается, против оздоровления экологической обстановки?

Конечно, с точки зрения диалога с гражданским обществом здесь есть ещё такая серьёзная проблема. В цивилизованных странах в наше время принято, что, когда планируется что-либо построить (неважно что - жилой дом, магазин или промышленный объект), то предварительно эту стройку требуется согласовать с местными жителями (либо непосредственно в ходе публичных слушаний, либо через выбираемые гражданами органы местного самоуправления). Но вот, предположим, вам нужно построить химический завод. Несомненно, химическая промышленность стране нужна, и строить химический завод необходимо. Но если вы будете это согласовывать с населением, то вы не найдёте ни одного города, жители которого согласятся со строительством рядом с ними химического завода. Даже если вы на 100% докажете его экологическую безопасность - то в рыночном обществе обязательно найдутся конкуренты, которые начнут кампанию чёрного пиара, и найдётся какое-то количество активистов, которые в это поверят (и причём будут совершенно искренне считать, что действуют исключительно по собственной воле). Со строительством пунктов обращения с РАО и ОЯТ похожая ситуация.

В западных странах отработан способ решения подобных проблем. Во-первых, разработана политика "кнута и пряника". В качестве кнута выступает законодательно закреплённая политика "общественной необходимости" - т.е. по таким проблемным объектам, как те же химические заводы или хранилища РАО, согласования не требуется или оно проходит по упрощённой процедуре. В качестве же пряника выступают материальные преференции для жителей тех городов, около которых разместится новый объект. В СМИ упоминали про некую французскую деревню, бюджет которой после строительства рядом с ней пункта хранения РАО увеличился чуть ли не в тысячу раз. Ну и, конечно, проводится информационная и просветительская работа с населением, чтобы помочь ему избавиться от радиофобных и антиядерных мифов. На западе вся эта система отработана, в России тоже сейчас начинают этим заниматься, но пока ещё это всё находится на начальном уровне.

Возвращаясь именно к Марадыковскому полигону, следует отметить, что даже если там и будет построен пункт хранения РАО, то для местного населения это будет только плюсом. Потому что завод по утилизации химического оружия прекратил свою работу, а куда прикажете девать освободившиеся рабочие руки? Каждое утро ездить на работу в Котельнич или в Киров, и это при постоянных "оптимизациях" электричек? Во всех отношениях лучше будет сохранить себе рабочее место в своём городе.