Правовое обеспечение безопасности инновационного развития ядерных технологий в Российской Федерации

18 мая 2010

Атомная отрасль Российской Федерации последовательно идет по пути своего интенсивного развития в рамках Второго государственного атомного проекта. Его этапы закреплены в Программе деятельности ГК «Росатом» на долгосрочный период (2009-2015 годы), утвержденной Правительством Российской Федерации в 2008 году. Реализация программы предусматривает развитие оборонного, энергопромышленного, научно-технического комплексов и комплекса по обеспечению ядерной и радиационной безопасности.

Законодательной базой для реализации Второго атомного проекта являются федеральные законы, принятые по инициативе Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации и реформировавшие атомную отрасль для ее интенсивного развития.

Конкретные задачи и пути их решения при реализации Второго атомного проекта определены политическими решениями Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации.

Главной чертой развития атомной отрасли является ее инновационность, основанная на использовании достижений науки и передового опыта. Нужно отметить, что, начиная с эпохи Первого атомного проекта и до настоящего времени, дистанция от начала научных разработок до их реализации в атомных технологиях и производствах оставалась минимальной, несмотря на громадную наукоемкость этих технологий и производств.

Вообще говоря, любая научно-техническая инновация потенциально порождает и новые виды опасностей, связанных с возможными нарушениями нормальных режимов эксплуатации новых технологий и производств. Для достижения социально приемлемого риска инновационных технологий и производств требуется синхронное развитие инновационных мер по обеспечению их безопасности (рис. 1).


Рис. 1. Инновации в атомной отрасли

Таким образом, инновационное развитие атомной отрасли осуществляется одновременно по двум взаимоувязанным направлениям: инновационное развитие атомных технологий и производств, а также инновационное развитие мер по обеспечению безопасности – в первую очередь, по обеспечению специфических для атомной отрасли ядерной безопасности и радиационной безопасности.

Однако на пути инновационного развития атомной отрасли имеются административные барьеры, в том числе обусловленные необходимостью регулирования ядерной и радиационной безопасности.

Законодательство должно обеспечивать баланс интересов общества в развитии ядерных технологий и обеспечении их безопасности в пределах социально приемлемого риска.

К настоящему времени совместными усилиями государств и международных организаций сформировался международно-правовой режим регулирования безопасного использования атомной энергии, участницей которого является и Российская Федерация. Ключевыми принципами международного права в этой области являются приоритет безопасности, системы управления качеством и культура безопасности. Обеспечение безопасности при использовании атомной энергии реализуется в соответствии с Основами государственной политики в области обеспечения ЯРБ, утвержденными Президентом Российской Федерации. Правовой базой этой политики являются Конституция РФ, федеральные законы и иные нормативно-правовые акты, а также ратифицированные международные договоры и конвенции в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности.

Для достижения упомянутого выше баланса интересов общества в развитии ядерных технологий и обеспечении их безопасности законодательство в области использования атомной энергии должно обеспечивать правовые основы эффективного функционирования и развития двух взаимодополняющих систем (рис. 2):
– системы государственного управления использованием атомной энергии;
– системы государственного регулирования безопасности при использовании атомной энергии.


Рис. 2. Основные задачи правового регулирование ЯРБ

Это достигается путем установления прав, обязанностей и ответственности органов государственной власти и местного самоуправления, организаций и иных юридических лиц, а также граждан в сфере использования атомной энергии.

Для эффективного и скоординированного функционирования всех перечисленных систем необходима соответствующая законодательная база. Однако существующее законодательство далеко не в полной мере регулирует обеспечение ЯРБ.

Федеральный закон «Об использовании атомной энергии», являющийся, по сути, базовым законом, достаточно подробно регламентирует общие вопросы государственного управления и государственного контроля (надзора) ядерной и радиационной безопасности, а также правовой статус эксплуатирующих организаций. Однако специфические вопросы вывода атомных объектов из эксплуатации, обращения с РАО и ОЯТ, некоторые другие аспекты безопасного использования атомной энергии изложены в нем рамочно, что недостаточно для практического применения. Кроме того, установленные этим законом механизмы государственного регулирования безопасности не конкретизированы и не дифференцированы в зависимости от потенциальной величины и характера контролируемой опасности, как того требуют принципы МАГАТЭ. Именно поэтому возникают непреодолимые трудности с применением норм указанного закона, например, к радиационным источникам (РИ) и радиоактивным отходам (РАО).

Федеральный закон «О радиационной безопасности населения» достаточно полно регламентирует обеспечение радиационной безопасности, как ядерных установок, так и радиационных источников. Однако и в нем не урегулированы многие аспекты безопасного вывода объектов из эксплуатации, обращения с РАО и отработавшим ядерным топливом (ОЯТ).

Специфические вопросы регулирования ядерной безопасности в действующем законодательстве не раскрыты, более того, в нем отсутствует какое-либо определение самого понятия «ядерная безопасность», а значения терминов «ядерная установка» и «ядерные материалы» не соответствуют Венской конвенции о гражданской ответственности за ядерный ущерб.

Поэтому для реализации государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности необходимо разработать федеральные законы, регулирующие ядерную безопасность, обращение с РАО, обращение с ОЯТ и вывод ядерных установок из эксплуатации (рис. 3).


Рис. 3. Структура законодательства в области обеспечения ЯРБ - перспектива

Еще одним «белым пятном» в законодательстве является правовое обеспечение подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов в области использования атомной энергии. А между тем именно профессионализмом, культурой безопасности и чувством ответственности персонала обеспечивается безопасность ядерных объектов и производств.

В атомной отрасли всегда уделялось повышенное внимание подготовке и обучению сотрудников в сфере безопасности, но особое значение этому вопросу специалисты по работе с персоналом стали придавать после утверждения планов интенсивного инновационного развития отрасли. Важными элементами работы с персоналом стали процедуры выдачи свидетельств на право ведения работ в области использования атомной энергии осуществляющим такую деятельность работникам организаций корпорации на основании статьи 7 федерального закона «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом».

Политика ГК «Росатом» в области управления персоналом определяется теми амбициозными задачами, которые стоят сегодня перед российской атомной отраслью. Внедряются новые подходы к управлению человеческими ресурсами, которые при сохранении традиционной для отрасли высокой степени социальной защиты делают ставку на повышение эффективности работы каждого сотрудника, подразделения и предприятия (рис. 4).


Рис. 4. Управление персоналом в сфере безопасного использования атомной энергии

В рамках этой работы осуществляется развитие системы подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов в области использования атомной энергии в соответствии со стратегией развития отрасли.

С этим тесно связана и организация работы по формированию и поддержанию в актуальном состоянии отраслевого кадрового резерва.

Госкорпорация «Росатом» осуществляет также и целевую подготовку молодых специалистов по профильным специальностям для организаций отрасли. Это позволяет организациям отрасли начать подготовку будущего работника с первого курса вуза, усилить его мотивацию, обеспечить требуемый характер его подготовки.

Поиски новых направлений и совершенствование системы подготовки персонала в сфере безопасности являются не прихотью отдельных лиц, но диктуются необходимостью дальнейшего развития атомного энергопромышленного комплекса России и решением задач, поставленных Основами государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности России, в первую очередь решением накопленных проблем прошлой оборонной деятельности, так называемого негативного ядерного наследия. И здесь мы бы выделили следующие основные аспекты:
– как и прежде в атомной отрасли развиваются и востребованы новые технологии, требующие соответствующего обучения;
– требуют решения, в том числе новых технологий, проблемы обращения с ОЯТ и РАО и окончательной изоляции РАО в геологических формациях, что требует организации специального обучения по этому направлению;
– проводится и будет проводиться в дальнейшем в больших масштабах ликвидация ЯРОО, исчерпавших свой ресурс и надобность, и реабилитация территорий, что также является новым направлением работ, требующим специфического обучения;
– будут проектироваться, сооружаться и эксплуатироваться новые ЯРОО атомного энергопромышленного комплекса, которые потребуют новых руководителей и специалистов, для чего понадобятся новые программы и курсы обучения.

Необходимо отметить, что вместе с тем происходит естественное старение и уход опытных специалистов ЯРОО отрасли, что требует их замещения молодыми, менее опытными и требующими особенно тщательного подхода при обучении и аттестации на право проведения и организации ядерно и радиационно опасных работ.

В этих условиях система Росатома должна не просто сохраниться как важная государственная система, но на нее ложится дополнительная ответственность за реализацию решений Президента и Правительства Российской Федерации об опережающем развитии атомного энергопромышленного комплекса и обеспечении военной, научно-технической и энергетической безопасности России. Особого внимания требует обеспечение профессионализма работников ядерного надзора. При этом, помимо действующих систем их подготовки, целесообразно использовать механизмы ротации кадров между надзорными органами и эксплуатирующими организациями.

Организация системы подготовки персонала в сфере безопасности в современных условиях требует законодательного обеспечения, которое может быть реализовано путем внесения соответствующих дополнений в Федеральный закон «Об использовании атомной энергии».

Рассмотрим подробнее вопросы законодательства в области государственного регулирования ядерной и радиационной безопасности, так как именно с ними связаны некоторые административные барьеры на пути инновационного развития атомной отрасли.

Оптимизация такого законодательства должна обеспечивать устранение избыточных барьеров без снижения безопасности атомных производств и технологий.

Понятие «государственное регулирование безопасности при использовании атомной энергии» согласно федеральному закону «Об использовании атомной энергии» объединяет следующие взаимосвязанные составные части:
– нормативное правовое регулирование (установление обязательных требований и процедур);
– государственную разрешительную деятельность и оценку соответствия (лицензирование, заключения по результатам экспертиз, аккредитация, сертификация и т.п.);
– государственный контроль (надзор).

Вопреки утверждениям некоторых специалистов надзорных органов, понятие «регулирование безопасности» по своей сути не является уникальным для атомной отрасли.

Эта триада «правила – разрешения – надзор» применяется в соответствующих терминах и процедурах не только в области использования атомной энергии, но и при регулировании любой опасной деятельности. Примерами этого являются регулирование дорожного движения, санитарно-эпидемиологическое регулирование, включающее регулирование радиационной безопасности, регулирование промышленной безопасности и т.д.

Государственное регулирование безопасности является хотя и важным, но вторичным элементом системы государственных гарантий безопасности по отношению к государственному управлению использованием атомной энергии, обеспечивающему безопасность и в силу этого являющемуся первичным. Мы видим, что в отсутствие должного управления органы регулирования сами не способны предотвращать аварии на поднадзорных объектах, свидетельством чему является не только Чернобыль, но и Саяно-Шушенская ГЭС, и многочисленные аварии на шахтах.

Федеральный закон «Об использовании атомной энергии» подразделил безопасность при использовании атомной энергии на ядерную, радиационную, техническую и пожарную составляющие.

Кроме того, существенное влияние на безопасность оказывает качество работ и услуг, выполняемых для эксплуатирующей организации ее контрагентами (рис. 5).


Рис. 5. Безопасность при использовании атомной энергии

Ядерная, техническая и пожарная опасность/безопасность установки существуют независимо от присутствия на ней человека как предмета воздействия соответствующих факторов (не путать с человеком-оператором) и поэтому соотносятся только с установкой, но не с организмом человека.

С понятием «радиационная безопасность» ситуация прямо противоположная, т.к. радиационная опасность/безопасность учитывается только потому, что радиация оказывает прямое воздействие на организм человека, и вне гуманитарного аспекта понятия радиационная опасность/безопасность просто не существуют.

Однако некоторые специалисты небескорыстно уверяют нас, что помимо радиационной безопасности человека существует и радиационная безопасность объекта – это, якобы, две стороны одной медали, тесно связанные между собой, но это не одно и то же. А значит, делают вывод эти специалисты, регулирование радиационной безопасности человека и объекта должно проводиться разными органами, по различным нормам и процедурам.

Что же такое «безопасность объекта, определяемое как «свойство ограничивать воздействие от него»?

Вспомним, что одним из основных принципов обеспечения радиационной безопасности является принцип нормирования – непревышение допустимых пределов индивидуальных доз облучения граждан от всех источников ионизирующего излучения.

Очевидно, что «свойство ограничивать воздействие» на безопасном для ЧЕЛОВЕКА уровне является не более чем эквивалентной (для техногенного облучения) формулировкой принципа нормирования – одного из принципов радиационной безопасности человека, а не самостоятельным понятием.

Таким образом, регулирование радиационной безопасности НЕ должно проводиться разными органами, чтобы исключить дублирование деятельности органов надзора и бесполезную трату средств бюджета и поднадзорных организаций.

Тем не менее, в России действует 5 (пять!) федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих государственное регулирование безопасности при использовании атомной энергии и наделенных всеми необходимыми полномочиями в соответствии с законодательством и международными обязательствами Российской Федерации.

Кроме того, в соответствии с действующим законодательством и нормами МАГАТЭ полномочия и ответственность за обеспечение ЯРБ в полном объеме возложены на эксплуатирующую организацию, которая также осуществляет производственный контроль на входящих в ее структуру опасных объектах и контроль качества работ и услуг и наличие систем менеджмента качества в подрядных организациях (рис. 6).


Рис. 6. Дублирование регулирующих и контрольно-надзорных функций

Радиационную безопасность одновременно регулируют четыре из пяти таких органов, а ядерную безопасность – два органа. Такого изобилия органов регулирования нет ни в одной стране мира, так что следует говорить не вообще об «усилении государственного регулирования безопасности», а о реальном повышении его эффективности посредством исключения дублирования деятельности органов регулирования (за исключением МЧС России), перераспределения их функций и задач с учетом потенциальной величины и характера контролируемой опасности. Именно такой подход к оптимизации регулирования безопасности декларируется в руководящих документах МАГАТЭ.

В настоящее время процедуры регулирования безопасности, включая лицензирование, в равной мере применяется ко всем видам деятельности и объектам в области использования атомной энергии, независимо от их потенциальной опасности, что не соответствует международным нормам и практике.

Анализ структуры объектов, входящих в атомную отрасль, был проведен по данным годовых отчетов Ростехнадзора (рис. 7).


Рис. 7. Структура атомной отрасли России

К объектам применения лицензируемой деятельности относятся:

  • ядерные объекты (≈200) – атомные станции и их блоки, ядерные реакторы и другие объекты, содержащие ядерные материалы;
  • радиационные объекты (≈6400) – содержащие только радиоактивные вещества радиационные источники и пункты хранения;
  • оборудование для ядерных и радиационных объектов (≈1000 организаций).

Таким образом, ядерные объекты составляют 2,4% (блоки АЭС – 0,4%) от общего числа примерно 7,6 тыс. объектов и организаций, поднадзорных атомной ветви Ростехнадзора.

Следовательно, регулирование наиболее потенциально опасных видов деятельности, требующих обеспечения и контроля (надзора) ядерной безопасности, в России фактически отодвинуто на дальний план, что, несомненно, требует совершенствования законодательной базы.

В основу повышения эффективности регулирования безопасности и корректировки действующих механизмов регулирования должны быть положены принципы, изложенные в ряде документов МАГАТЭ (рис. 8).


Рис. 8. Международные принципы регулирования безопасности

Согласно этим принципам, структура и ресурсы режима регулирования должны быть установлены таким образом, чтобы они соответствовали потенциальной величине и характеру контролируемой опасности, а регулирующие требования – применяться дифференцировано с учетом опасности и масштаба потенциального воздействия (рисков).

Нужно сказать, что эти принципы полностью выражают концептуальную направленность мер, предпринимаемых Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации с целью снижения административных барьеров в экономике. Эти меры, в свою очередь, основываются на мировой практике обеспечения баланса между требованиями обеспечения безопасности, с одной стороны, и необходимостью содействия инновационному развитию экономики – с другой.

Эксплуатация ядерной установки и обращение с ядерными материалами является зоной особого внимания МАГАТЭ и международного сообщества, возлагающего ответственность за обеспечение ядерной безопасности на государство, под юрисдикцией которого находиться ядерная установка (рис. 9).


Рис. 9. Ядерные объекты – глобальная опасность

Указанная деятельность и установки представляют собой высшую степень опасности в области использования атомной энергии, что обусловлено возможностью не просто масштабной аварии в рамках региона и государства, но и ее трансграничным, международным влиянием.

В данном случае должны применяться высшие степени государственного разрешения и контроля, наиболее жесткие процедуры выдачи разрешения и наибольшая степень ответственности, что предусматривается рядом международных конвенций.

Для данных видов деятельности необходимо использовать процедуры лицензирования, выдачи санитарно-эпидемиологического заключения, контроля качества и принципы культуры безопасности.

Необходимо отметить, что уровень обеспечения безопасности при осуществлении ядерно-опасной деятельности контролируется также международными организациями в сопоставлении с практикой обеспечения безопасности и реализации культуры безопасности на атомных станциях различных государств. По этим показателям атомная энергетика России прочно занимает 2 – 3 места в мире, обходя целый ряд развитых стран. И безусловная заслуга в этом принадлежит выстроенной системе обеспечения безопасности в атомной отрасли и ее реализации эксплуатирующей организацией.

Радиационные объекты составляют до 85 % от общего числа лицензируемых объектов.

Они выполняют важные социальные функции (медицина, научные исследования, промышленность), а также являются рынком для радионуклидной продукции предприятий отрасли (рис. 10).


Рис. 10. Радиационные объекты – локальная опасность

Эти объекты не представляют ядерной опасности т.к. не используют делящиеся материалы, а их радиационная опасность, как правило, не выходит за пределы помещения, в котором они расположены.

Основным разрешительным документом для радиационных объектов является санитарно-эпидемиологическое заключение органа санитарно-эпидемиологического надзора о соответствии условий работы с радиоактивными веществами (РВ) и содержащими их радиационными источниками (РИ) санитарным правилам. Без такого заключения проведение работ с РВ и РИ не допускается (статья 27 федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»). Все необходимые требования по обеспечению безопасности работ с РВ и РИ регулируются многочисленными санитарными нормами и правилами (СанПиН) Роспотребнадзора и ФМБА России (244 документа по состоянию на 1 апреля 2007 года). Выдаваемые в настоящее время лицензии на работы с РВ и РИ дублируют санитарно-эпидемиологические заключения и могут быть отменены без ущерба для безопасности.

По данным Ростехнадзора, количество радиационно опасных объектов, на которых используются РВ и РИ, за 1999-2008 годы, несмотря на экономический подъем, сократилось с 8637 до 5955, т.е. на 45%. Соответственно и сузился отечественный рынок радионуклидной продукции, поставщиками которой являются организации Госкорпорации «Росатом».

Этот спад обусловлен в определенной мере и неоправданной усложненностью процедур лицензирования.

К числу радиационных объектов относятся и объекты ядерной медицины, состояние которой обсуждалось на заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России 29 апреля 2010 года.

Применение атомной энергии в мирных целях было начато в СССР в середине 50-х годов, и до 70-х годов развитие мирных атомных технологий в нашей стране примерно соответствовало уровню Соединённых Штатов, развитых стран Европы и Японии. Отставание в этом направлении по радионуклидным технологиям началось с 80-х годов (в 2–5 раз) и выросло к двухтысячным годам в 5–10 раз.

Президент Российской Федерации Д.А.Медведев отметил необходимость развития ядерных медицинских технологий, в первую очередь, для диагностики и лечения онкологических заболеваний, которые остаются у нас в стране одной из основных причин смертности. За последние десять лет показатель заболеваемости раком вырос на 16%, а показатель смертности от онкологии – на 14%.

На заседании был обсужден целый комплекс мероприятий по развитию ядерной медицины, включая ее экспортный потенциал.

С учетом остроты проблемы, которая фактически касается каждого из нас, необходимо незамедлительно отменить двойное лицензирование объектов ядерных медицинских технологий органами регулирования безопасности.

Транспортирование представляет собой особенный вид деятельности, который, в отличие от многих других, осуществляется за пределами стационарного объекта использования атомной энергии, по региональным, федеральным и международным трассам и территориям проживания населения и осуществления иных видов хозяйственной деятельности, чем использование атомной энергии. Это налагает особые требования к обеспечению безопасности фактически территорий и населения, которое в принципе и не знает, какие грузы провозятся по местам его обитания (рис11).


Рис. 11. Транспортирование – безопасность обеспечивается конструкцией контейнера и условиями перевозки

Массовые перевозки радиоактивных материалов в России (СССР) осуществляются уже более 50 лет. За эти годы не было зарегистрировано серьезных радиационных воздействий на население или персонал вследствие таких перевозок; даже транспортные аварии и инциденты с грузами РМ, которых очевидно невозможно избежать на транспорте, исчисляются только единицами.

Такие показатели удалось достигнуть в результате действий системы организации перевозок и выбранной стратегии обеспечения безопасности, в том числе благодаря наличию Государственного компетентного органа (ГКО) по обеспечению безопасности при транспортировании РМ – МСМ СССР, Минатома России, Госкорпорация «Росатом».

Практически безопасность транспортирования РМ обеспечивается условиями перевозки и конструкцией средств транспортирования, включая конструкции транспортных упаковочных комплектов.

Требования безопасности транспортирования изложены в нормах безопасности МАГАТЭ и разработанных на их основе в атомной отрасли нормативных документов. В качестве разрешительных документов используются сертификаты на средства транспортирования и упаковки и сертификат-разрешение ГКО на упаковку и транспортирование, согласно постановлению Правительства РФ от 19.03.2001 № 204. Лицензирование этой деятельности не требуется и не применятся в международной практике. Тем более, что российские транспортные организации получают общие лицензии на перевозку любых грузов, а также на погрузочно-разгрузочные работы с опасными грузами.

Ростехнадзором лицензируется и не представляющая ни ядерной, ни радиационной опасности деятельность - проектирование, конструирование, размещение, сооружение, изготовление оборудования. Это не согласуется с Федеральным законом «Об использовании атомной энергии», в котором установлено, что Правительства Российской Федерации принимает решения о месте размещения и сооружении ядерных установок, радиационных источников и пунктов хранения, находящихся в федеральной собственности, либо имеющих федеральное или межрегиональное значение, либо размещаемых и сооружаемых на территориях закрытых административно-территориальных образований. Такое решение Правительства Российской Федерации является само по себе разрешением на определенный вид деятельности и не нуждается в подтверждении (утверждении?) со стороны Ростехнадзора.

Лицензирование организаций-контрагентов (проектантов, изготовителей оборудования и т.п.), противоречит Конвенции о ядерной безопасности и нормам МАГАТЭ, согласно которым лицензии выдаются только эксплуатирующим организациям, несущим всю полноту ответственности за безопасность. Организации-контрагенты несут ответственность только за качество работ (услуг), причем обязанность регулировать и контролировать качество возлагается на эксплуатирующие организации. Эти же требования отражены в Конвенции о ядерной безопасности, федеральном законе «Об использовании атомной энергии» и в федеральных нормах и правилах. В соответствии с этими требованиями в отрасли действует система регулирования и контроля качества работ и услуг, а также аккредитации организаций-контрагентов, выполняющих строительно-монтажные, пуско-наладочные работы и оказывающих услуги на объектах ОАО «Концерн Энергоатом», ведется Реестр аккредитованных организаций. В организациях атомной отрасли действуют сертифицированные (в том числе международными экспертами) системы управления качеством и безопасностью (СМК), соответствующие современным международным стандартам семейств ИСО 9000 и ИСО 14000.

Поэтому лицензирование перечисленных выше видов деятельности, не представляющих ни ядерной, ни радиационной опасности, дублирует перечисленные формы регулирования и контроля и может быть отменено без ущерба для безопасности.

Предлагается привести структуру разрешительных документов к виду, представленному на рис. 12, исключив их дублирование.


Рис. 12. Предлагаемая структура разрешительных документов по степени опасности деятельности

Для этого необходимо внести изменения в Положение о лицензировании деятельности в области использования атомной энергии, исключив лицензирование:

  • всех видов деятельности с радиоактивными веществами и радиационными источниками;
  • обращение с ядерными материалами, радиоактивными веществами и радиоактивными отходами при транспортировании;
  • размещение, сооружение, и проектирование (конструирование) объектов;
  • конструирование и изготовление оборудования для объектов.

В Положении следует также установить, что:

  • лицензия на эксплуатацию объекта выдается на установленный проектом или дополнительно назначенный срок службы;
  • лицензии на прочие виды деятельности выдаются бессрочно;
  • решение о выдаче или об отказе в выдаче лицензии принимается в срок, не превышающий четырех месяцев от даты регистрации документов.

В заключение еще раз перечислим наиболее актуальные, по мнению авторов, задачи правового обеспечения безопасности инновационного развития ядерных технологий в Российской Федерации.

Во-первых, отмечалось, что для реализации государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности необходимо разработать федеральные законы, регулирующие ядерную безопасность, обращение с РАО, обращение с ОЯТ и вывод ядерных установок из эксплуатации.

Второй из упомянутых выше задач является создание законодательного обеспечения для системы подготовки персонала (включая работников надзорных органов) в сфере безопасности при использовании атомной энергии, а также для поддержания культуры безопасности. Это обеспечение может быть реализовано путем внесения соответствующих дополнений в Федеральный закон «Об использовании атомной энергии».

Требуют законодательного оформления сложившиеся в атомной отрасли системы управления качеством продукции, работ и услуг, а также аккредитации организаций-контрагентов, выполняющих работы и оказывающих услуги для эксплуатирующих организаций. Соответствующие дополнения могут быть внесены в федеральный закон «Об использовании атомной энергии».

В федеральном законе «Об использовании атомной энергии» следует также установить виды разрешений (разрешительных документов) для осуществления тех или иных видов деятельности в области использования атомной энергии с учетом их потенциальной опасности, отнеся к таким разрешениям лицензии, санитарно-эпидемиологические и экологические заключения, сертификаты, наличие которых является обязательным, и т.д.

И, наконец, требуется безотлагательная переработка Положения о лицензировании деятельности в области использования атомной энергии, в первую очередь, для исключения лицензирования деятельности в области ядерной медицины и в других сферах применения радиоизотопной продукции.