4 апреля 2012

Основные показатели для оценки состояния радиационной безопасности и радиационно-экологической безопасности на объектах ТЭК

Рис. 1. Основные показатели для оценки РБ и РЭБ на объектах ТЭК

В данной статье приведен анализ основных показателей для оценки состояния радиационной безопасности и радиационно-экологической безопасности на объектах топливно – энергетического комплекса по основным направлениям и состояние нормативно-правового регулирования деятельности при обращении с природными радионуклидами. 

Основные показатели для оценки состояния радиационной безопасности и радиационно-экологической безопасности на объектах топливно – энергетического комплекса показаны на рисунке 1.

 

1. Наличие фонового и повышенного содержания природных радионуклидов (ПРН) на объектах и территориях ТЭК.

Полные сведения о фактическом наличии фонового и повышенного содержания ПРН на объектах и территориях, где расположены предприятия ТЭК и, следовательно, достоверные результаты оценки радиационного воздействия на людейотсутствуют.

Анализ показывает, что на большинстве нефтегазовых промыслов не проводится определение фоновых величин активности ПРН и создаваемых ими радиоактивных загрязнений промыслового оборудования и внешней среды, в результате этого остаются не выявленными добывающие предприятия с повышенным содержанием ПРН на значительных промысловых территориях, например, в ОАО «Сургутнефтегаз», ОАО «Башнефть», ОАО «Славнефть - Мегионнефтегаз» и др.

Здесь усматриваются следующие причины: слабый контроль со стороны должностных лиц добывающих организаций (предприятий), недостаточный контроль и снижение требований за охраной окружающей среды со стороны регулирующих органов, а также  отсутствие рекомендованных приборов радиационного контроля.

 

2. Принятая система мер по ограничению и/или исключению распространения техногенно сконцентрированных ПРН в окружающую среду.

Система мер гарантированного ограничения и/или исключения распространения техногенно сконцентрированных ПРН в окружающую среду отсутствует. Так, с нефтегазовых промыслов и магистральных газопроводов происходило неконтролируемое распространение в окружающую среду различных труб, оборудования, нефтешламов, сыпучих отходов с фильтров очистки компрессорных станций на магистральных газопроводах, загрязненных ПРН.

Не разработаны экологически приемлемые технологии очистки нефтегазодобывающего оборудования от радиобаритных отложений, несмотря на неоднократные предложения как со стороны некоторых нефтяных компаний, так и Центра радиационной безопасности Минэнерго России. Поэтому выводимое из эксплуатации оборудование с радиоактивными отложениями складируют на оборудованных площадках, рассчитывая в будущем часть его вернуть в производственный процесс, так как НКТ и некоторое оборудование находится в работоспособном состоянии и является основными производственными фондами добывающих предприятий.

Основные причины: недостаточная подготовленность руководителей в вопросах обеспечения РБ и нежелание заниматься вопросами охраны окружающей среды, так как это требует немалых материальных и финансовых затрат.

 

3. Контроль содержания ПРН в добываемых природных ископаемых.

В угольной отрасли промышленности содержание ПРН в добываемом угле не контролируется. В результате чего, в дома с печным отоплением и в местные котельные поступает уголь с повышенным содержанием ПРН, что приводит к дополнительному радиационному воздействию на людей за счет выброса из труб радиоактивных аэрозолей в приземный слой воздуха, а также из-за образования золы с повышенным содержанием ПРН, используемой для хозяйственных нужд на приусадебных участках. Причина: отсутствие контроля и приборов РК.

 

4. Наличие и функционирование системы обращения с отходами.

На площадках объектов ТЭК происходит накопление значительных количеств производственных отходов с повышенным содержанием ПРН.

Так, на помыслах АО «Татнефть» ежегодно образуется 3-5 тыс. тонн отходов с ПРН. Количество таких отходов в газовой промышленности составляет десятки тысяч тонн (в основном шламы и загрязненное технологическое оборудование). Общее количество отходов в ТЭК по неполным данным может составлять несколько сотен тысяч тонн.

Контроль и оценка масштабов возможного распространения в окружающую среду отходов с повышенным содержанием ПРН не осуществляется, что приводит к бесконтрольному распространению ПРН. Их вклад в дозовые нагрузки населения не определяется.

Например, на Соколовогорском промысле ОАО «Саратовнефтегаз», в черте города Саратова, в 1998 году выявлено наличие радиоактивного шлама внутри резервуаров-сепараторов, дающего на внешней поверхности корпуса резервуара уровни гамма-излучения до 500 мкР/ч, что в 50 раз превышает уровень естественного радиационного гамма-фона на остальной территории промысла. Однако, в хранилище отходов, удаляемых из резервуаров, РВ не обнаружено, что свидетельствует о неконтролируемом распространении производственных отходов с повышенным содержанием ПРН в окружающую среду.

 

Рис.2. Специализированная площадка для хранения производственных отходов (насосно-компрессорные трубы) ОАО "НК "Роснефть-Ставропольнефтегаз"

 

Стали планироваться комплексные инспекции, некоторые, с работниками экологического прокурорского надзора.

Ниже приводятся статьи из Уголовного кодекса РФ, которые необходимо иметь в виду руководителям предприятий и ответственным лицам.

Глава 26. Экологические преступления

Статья 246. Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ.

Статья 247. Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов.

 

5. Состояние рекультивации радиоактивных загрязнений местности в районах нефтегазодобычи.

Десятилетиями остаются неочищенными и нерекультивируемыми большие площадные радиоактивные загрязнения местности в регионах нефтегазодобычи, что приводит к постоянному негативному радиационному воздействию на людей и биосферу.

Например, на территории нефтепромыслов Ставрополья масштабы этих загрязнений были столь велики, что они фиксировались мелкомасштабной аэрогамма-съемкой (1:500000), на которой выявлялись такие отдельные объекты радиоактивного загрязнения, как склады списанного оборудования, отстойники, пункты сбора нефти, поля испарения сбрасываемой пластовой воды. Это приводит к эрозионному и ветровому переносу ПРН на сельскохозяйственные угодья и населенные пункты территории не только Ставрополья, но и Кубани.

 

6. Учет воздействия ПРН в технологиях добычи и первичной обработки добываемых ископаемых.

Проектирование, сооружение, эксплуатация и вывод из эксплуатации нефтегазовых промыслов осуществляется без учета возможного вредного радиационного воздействия ПРН при их техногенном концентрировании в технологиях добычи и первичной обработки добываемого органического топлива.

В условиях повышенного содержания ПРН в пластовой воде, нефти и газе их добыча является фактически радиационно опасной технологией, однако, создание и введение в действие радиационно-защищенных технологий, как задача обеспечения радиационной безопасности работников, до сих пор не ставится.

 

7. Состояние радиационного контроля при добыче полезных ископаемых.

Горный (открытый и подземный) способ добычи характеризуется твердыми, жидкими, газовыми и аэрозольными отходами[2].

Выборочные исследования показали, что отсутствует радиационный контроль содержания ПРН в угольных и сланцевых шахтах и в необходимых случаях меры обеспечения РБ не осуществляются.

В 1993-1996 гг. было проведено радиационное обследование угольных шахт и на основании полученных данных произведен расчет доз облучения шахтеров. На 24% из 159 обследованных шахт значения эффективной дозы облучения работников достигали величины 1,0 мЗв/год, в связи с чем на основании п.5.1.2 ОСПОРБ-99/2010 регламентируется обязательное предъявление требований по обеспечению РБ к этим шахтам. На пяти из этих шахт, находящихся в эксплуатации, рассчитанные дозы облучения шахтеров превышали 2,0 мЗв/год, что требует согласно п.5.1.4 ОСПОРБ-99/2010 проведения постоянного контроля доз облучения работников и принятия мер к их снижению.

На трех шахтах дозы облучения достигали и превышали установленный норматив 5,0 мЗв/год,что требует введения на этих шахтах режима РБ, устанавливаемого для персонала группы А.

До настоящего времени в угольной промышленности эти требования норм и правил РБ не выполняются.

Необходимо организовать и провести работы по радиационному обследованию сланцевых шахт и предприятий переработки сланцев (так, в южных районах г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области в непосредственной близости от земной поверхности располагаются сланцы с содержанием урана в количествах выше фонового значения в 10-100 раз).

До сих пор не разработано нормирование угля по содержанию в нем ПРН с целью предотвращения отпуска угля с повышенным содержанием ПРН населению и в котельные, не оборудованные фильтрами с высокой степенью очистки. Это является серьезной недоработкой регулирующих органов России.

 

8. Состояние контроля накопления ПРН в системах водоподготовки и поступления ПРН в окружающую среду.

В энергетической отрасли отсутствуют достоверные сведения о накоплении ПРН в системах водоподготовки для котельных установок, работающих на воде из артезианских скважин, не оценено их радиационное воздействие на работников и масштабы распространения ПРН в окружающую среду.

Случайно на двух объектах теплоэнергетики в Тверской области было обнаружено, что отработавшая шихта фильтров очистки воды, поступающей из скважин, содержит высокие концентрации ПРН, в результате чего обращение с шихтой теперь лицензируется Ростехнадзором как обращение с РАО среднеактивной классификации.

До этого радиоактивный регенерат фильтров сливали в обычную систему канализации. Количество сброшенных РАО неизвестно. На некоторых технологических трубах мощность дозы гамма-излучения достигала 1000 мкР/час. Уровни загрязнения внутренних поверхностей оборудования бета-излучающими нуклидами достигала нескольких десятков тысяч бета-частиц/минхсм2, а альфа-нуклидами – до 10 000 частиц / минхсм2.

Однако, большая часть котельных установок, работающих на артезианской воде, не подвергалась радиационным обследованиям, что оставляет открытым вопрос о радиационной опасности, создаваемой возможными накоплениями ПРН в фильтрах систем водоподготовки. Растворы после регенерации фильтров не подвергаются радиационному контролю, сбору, отверждению и передаче на захоронение в спецкомбинаты «Радон».

Весьма распространенным источником поступления ПРН в окружающую среду являются ОТЭЦ на твердом и жидком органическом топливе - угле, сланце, нефти.

При их сгорании с дымовыми выбросами в атмосферу поступает большое количество ПРН. Эффективная эквивалентная доза облучения населения в результате выбросов угольной ТЭЦ существенно (в 5-40 раз) больше, чем от АЭС равной мощности.

 

Обобщающие сведения по отраслям промышленности с возможными видами производственных отходов, загрязненных ПРН

Отрасль промышленности Возможные виды производственных отходов, загрязненных ПРН

Нефтегазовая промышленность

Насосно-компрессорные трубы, емкостное и технологическое оборудование, арматура, насосы, резервуары

Добыча и переработка полезных ископаемых

Оборудование для переработки руд, производства абразивных и огнеупорных материалов, фосфорных удобрений, и др.

Сланце-, торфо-, угледобывающая отрасль

Оборудование по добыче и переработке  твердого органического топлива

Производство тепловой и электрической энергии

Оборудование ТЭЦ, контактирующее с зольными остатками, образующимися при сжигании топлива (сульфоуглей); оборудование дренажных и фильтрующих систем

Водоподготовка

Технологическое оборудование по очистке и использованию воды из артезианских, подземных и геотермальных источников. Оборудование, используемое при регенерации сточных вод.

 

Состояние нормативно-правового регулирования деятельности при обращении с ПРН

Коротко остановимся на характеристике ситуации, сложившейся в нормативно-правовом регулировании деятельности при обращении с ПРН.

В связи с более ранним выявлением и осознанием опасности на горнорудных предприятиях воздействие ПРН учитывается уже на стадии проектно-изыскательских работ, что существенно облегчает решение задач по обеспечению РБ. Однако, по ряду причин в технологиях ТЭК: нефтедобыча, сжигание угля, водоподготовка на артезианской воде и др. возникли существенные трудности.

Основная причина состоит в том, что до недавнеговремени не было достаточно полной нормативно-правовой базы в сфере обеспечения РБ.

Существовавшая ранее нормативно-правовая база была узковедомственной, закрытой, и, по существу, умалчивала об опасности техногенного концентрирования ПРН. Она также игнорировала общепризнанную в мировом сообществе концепцию беспорогового влияния ионизирующего излучения на человека, т.е. не учитывала влияния малых доз облучения. Еще одна ее особенность состояла в том, ответственность за обеспечение РБ была возложена на министерства и ведомства, а не на юридических лиц. Отдельные граждане и население в целом, подвергающиеся воздействию облучения или находящиеся в условиях возможного облучения, не имели права на информацию об этом и тем более – требовать создания безопасных  условий работы и проживания.

Положение в нормативно-правовой сфере коренным образом изменилось с принятием НРБ-99/2009 и пяти основных законов:

  • Закон о радиационной безопасности населения;
  • Закон об использовании атомной энергии;
  • Закон об обращении с радиоактивными отходами (№ 190-ФЗ);
  • Закон об охране окружающей среды;
  • Закон об экологической экспертизе;
  • Закон о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и технического характера.

При этом сформировалась сложная ситуация. С одной стороны она характеризуется вступлением в силу с момента опубликования жестких и безусловных требований по обеспечению РБ, а с другой – невозможностью их оперативной реализации юридическими лицами на действующих производствах. Особо сложной эта задача является на тех производствах, где при проектировании вопросы обеспечения РБ совсем не принимались во внимание и отсутствует соответствующая технологическая база.

В сложившейся ситуации, прежде всего, необходимо определиться с приоритетом задач, с тем, чтобы имеющиеся ограниченные ресурсы были использованы с лучшей эффективностью не только для решения неотложных задач, но и поиска конструктивных решений на последующие периоды.

Одной из важных на начальном этапе является задача идентификации объектов и фактически осуществляемой деятельности в нефтегазодобывающих управленияхс нормативно-правовыми определениями, используемыми в сфере государственного регулирования проблем РБ.

Проблема здесь заключается не только в том, что разработка технологий нефтедобычи, конструирования оборудования и регламентация режима его обслуживания осуществлялись без учета нормативных требований по РБ. Она осложнена тем, что отсутствует единое понятийное пространство, терминология и определенная "культура радиационной безопасности", являющаяся основным элементом этой системы.

После идентификации объектов и видов деятельности, появляется возможность системного анализа всего цикла добычи и первичной подготовки нефти на основе тех целей, критериев и принципов, которые регламентируются действующим законодательством и нормативной базой. При этом могут быть выделены отдельные этапы по устранению несоответствий между нормативными требованиями с одной стороны и многолетней практикой осуществления этой деятельности - с другой.

Задачей неотложного характера является выявление и устранение нарушений нормативных требований, касающихся оценки влияния действующих производств на облучение персонала и населения.

При этом представляется необходимым учитывать серьезные генетические последствия длительного облучения населения слаборадиоактивными веществами. Следует отметить, что осознание этой проблемы в нашей стране, в том числе и органах регулирования радиационной безопасности происходит достаточно медленно и практически не находит отражения в выпускаемых нормативных документах, хотя Международная комиссия по радиологической защите (МКРЗ) опубликовала на эту тему специальный доклад еще в 1999 г. (Публикация 84). Содержащиеся в данном докладе рекомендации основаны на объективных оценках рисков для здоровья, связанных с уровнями длительного облучения, и характеристиках радиационной защиты в различных ситуациях облучения.

Следующий приоритет связан с выработкой решений, направленных на принципиальное устранение несоответствий нормативным требованиямс целью формирования целостной системы обеспечения РБ в рамках включения деятельности объектов нефтегазодобычи в систему лицензирования.

Основными законодательными актами, определяющими необходимость наличия специального разрешения (лицензии) при обращении с источниками излучения являются Федеральный закон "О радиационной безопасности населения" № 3-ФЗ и Федеральный закон "Об использовании атомной энергии" № 170-ФЗ.

Если говорить о Федеральном законе "О радиационной безопасности населения", то это статья 10 "Лицензирование деятельности в области обращения с источниками ионизирующего излучения", которая гласит:

1. Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в области обращения с источниками ионизирующего излучения, проектирование, сооружение источников ионизирующего излучения, конструирование и изготовление для них технологического оборудования, средств радиационной защиты, а также работы в области добычи, производства, транспортирования, хранения, использования, обслуживания, утилизации и захоронения источников ионизирующего излучения осуществляются только на основании специальных разрешений (лицензий), выданных органами, уполномоченными на ведение лицензирования.

2. Лицензирование деятельности в области обращения с источниками ионизирующего излучения осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

В свою очередь в Федеральном законе "Об использовании атомной энергии" это статья 26 "Разрешения (лицензии) на право ведения работ в области использования атомной энергии", которая гласит:

В настоящем Федеральном законе под разрешением (лицензией) на право ведения работ в области использования атомной энергии понимается надлежаще оформленный документ, подтверждающий право на осуществление определенного вида деятельности при условии обеспечения безопасности объектов использования атомной энергии и проводимых работ.

Разрешения (лицензии) на право ведения работ в области использования атомной энергии выдаются органами государственного регулирования безопасности. Указанные разрешения (лицензии) выдаются эксплуатирующим организациям, а также организациям, выполняющим работы и предоставляющим услуги в области использования атомной энергии.

В разрешении (лицензии) на право ведения работ в области использования атомной энергии должны быть указаны владелец разрешения (лицензии), требования и условия, необходимые для обеспечения безопасности при ведении работ, и срок действия разрешения (лицензии).

Перечень видов деятельности в области использования атомной энергии, для осуществления которых требуется получение разрешений (лицензий), порядок выдачи и прекращения действия разрешений (лицензий) устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Введение новых норм и правил в области использования атомной энергии не влечет за собой непосредственно прекращение действия или изменение срока действия разрешений (лицензий) на право ведения работ в области использования атомной энергии.

Любая деятельность в области использования атомной энергии, подлежащая лицензированию органами государственного регулирования безопасности, не допускается без наличия разрешения (лицензии) на ее проведение.

Известно, что многих смущают (а некоторых и вдохновляют на противодействие лицензированию)слова "при использовании атомной энергии", но если рассмотреть объекты применения вышеуказанных законов и виды деятельности, на которые эти законы распространяется, то очевидно, что законодательство не различает источники, в которых применяются полезные свойства ионизирующего излучения и источники, в которых излучение является побочным свойством. Термины, используемые при описании объектов применения закона и видов деятельности, однозначны и двойного толкования не допускают.

Так статья 3 "Объекты применения настоящего Федерального закона" гласит:

радиоактивные вещества - не относящиеся к ядерным материалам вещества, испускающие ионизирующее излучение;

радиоактивные отходы - радиоактивные вещества, дальнейшее использование которых не предусматривается;

радиационные источники - не относящиеся к ядерным установкам комплексы, установки, аппараты, оборудование и изделия, в которых содержатся радиоактивные вещества или генерируется ионизирующее излучение;

пункты хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, хранилища радиоактивных отходов (далее - пункты хранения) - не относящиеся к ядерным установкам и радиационным источникам стационарные объекты и сооружения, предназначенные для хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, хранения или захоронения радиоактивных отходов.

Действие настоящего Федерального закона не распространяется на объекты, содержащие или использующие … радиоактивные вещества в количествах и с активностью (и (или) испускающие ионизирующее излучение с интенсивностью или энергией) менее установленных федеральными нормами и правилами в области использования атомной энергии значений, для которых требуются разрешения органов государственного регулирования безопасности при осуществлении деятельности с указанными объектами.

Если же сравнить объекты применения настоящего закона (а именно радиоактивные вещества, радиоактивные отходы и радиационные источники) то явно видна их идентичность термину "источник ионизирующего излучения", применяемому в ОСПОРБ-99/2010 и НРБ-99/2009:

источник ионизирующего излучения - (в рамках данного документа - источник излучения) радиоактивное вещество или устройство, испускающее или способное испускать ионизирующее излучение, на которые распространяется действие НРБ-99/2009 и настоящих Правил

Далее в терминах идет расшифровка, какие источники излучения вообще бывают: (закрытые, открытые, природные, техногенные).

Рассматривая же статью 4 "Виды деятельности в области использования атомной энергии", а именно

"размещение, проектирование, сооружение, эксплуатацию и вывод из эксплуатации … радиационных источников и пунктов хранения;

обращение с … радиоактивными веществами, в том числе при разведке и добыче полезных ископаемых, содержащих эти … вещества, при производстве, использовании, переработке, транспортировании и хранении … радиоактивных веществ",

видим полное соответствие видам деятельности, подлежащим лицензированию, перечисленным в Федеральном законе "О радиационной безопасности населения" и объединенным в ОСПОРБ-99/2010 под понятием "осуществление деятельности в области обращения с источниками излучения".

Так, п.1.8 ОСПОРБ-99/2010 предписывает"организациям, индивидуальным предпринимателям, осуществляющим деятельность в области обращения с источниками излучения, необходимо иметь специальное разрешение (лицензию) на право проведения этих работ, выданное органами, уполномоченными на ведение лицензирования".

Сопоставляя термины и определения, приведенные в начале ОСПОРБ-99/2010 и в п.1.8 этого документа, получаем, что необходимо иметь специальное разрешение (лицензию), в том числе, и на обращение с природными источниками излучения.

Далее в ОСПОРБ-99/2010 (п.п. 1.7, 1.8) определяются граничные условия, обуславливающие возможность обращения с источниками излучения без специального разрешения (лицензии):

п. 1.7."…продукция, товары, содержащие радионуклиды, на которые имеется санитарно-эпидемиологическое заключение органов государственного санитарно-эпидемиологического надзора о том, что создаваемые ими дозы облучения не могут превышать значения, приведенные в п. 1.4 НРБ-99/2009".

п. 1.8."…Разрешение на работу с источниками излучения не требуется в случаях, если:

  • используются продукция, товары, перечисленные в п. 1.7 Правил;
  • на рабочем месте: удельная активность радионуклида меньше МЗУА или активность радионуклида в открытом источнике излучения меньше МЗА, приведенных в приложении П-4 НРБ-99/2009, или сумма отношений активности отдельных радионуклидов к их табличным значениям меньше 1; а в организации: общая активность радионуклидов в открытых источниках излучения не превышает более чем в 10 раз МЗА или сумму отношений активности разных радионуклидов к их табличным значениям, приведенным в приложении П-4 НРБ-99/2009;
  • мощность эквивалентной дозы в любой точке, находящейся на расстоянии 0,1 м от поверхности закрытого радионуклидного источника излучения, не превышает 1,0 мкЗв/ч над фоном. При этом должна быть обеспечена надежная герметизация находящихся внутри устройства радиоактивных веществ, а его нормативно-техническая документация иметь санитарно-эпидемиологическое заключение органов государственного санитарно-эпидемиологического надзора".

Напомним содержащиеся в НРБ-99/2009 значения.

п. 1.4. "Требования Норм и Правил не распространяются на источники излучения, создающие при любых условиях обращения с ними:

  • индивидуальную годовую эффективную дозу не более 10 мкЗв;
  • индивидуальную годовую эквивалентную дозу в коже не более 50 мЗв и в хрусталике не более 15 мЗв;
  • коллективную эффективную годовую дозу не более 1 чел.-Зв, либо когда при коллективной дозе более 1 чел.-Зв оценка по принципу оптимизации показывает нецелесообразность снижения коллективной дозы".

Следует обратить особое внимание на слова "при любых условиях обращения с ними", что подразумевает рассмотрение любых гипотетически возможных случаев, в том числе и аварийных ситуаций с консервативными условиями.

Основным же критерием необходимости получения специального разрешения (лицензии) на обращение с природными источниками излучения в настоящий момент является превышение удельной активности ПРН в источниках излучений значений  П-4 НРБ-99/2009.

При этом необходимо учитывать целый ряд факторов, осложняющих применение данного критерия:

  • непрерывное и слабоконтролируемое распространение извлекаемых из недр радионуклидов по технологической цепочке оборудования и образование вторичных источников излучения в виде отложений в оборудовании, загрязненного грунта, нефтешлама, донных осадков в шламонакопителях, прудах отстойниках, илосборниках;
  • непостоянство удельной активности радионуклидов в различных структурах: нефтяной эмульсии, нефтешламе, пульпе, донных отложениях, пластовой воде, которое может изменяться по многим причинам и трудно поддается регулированию;
  • относительно низкая удельная активность распределенных нуклидов в сочетании с большими массивами (сотни кубических метров на одном объекте) вовлеченных материалов: загрязненный грунт, элементы физических барьеров шламонакопителей в виде земляных и бетонных откосов, глинистых и битумных водоупоров;
  • непрерывное выделение газообразных радионуклидов (радона и торона) из высокодисперсных фаз, ухудшающее удержание радионуклидов и способствующее их рассредоточению в окружающей среде;
  • нарушение равновесия природных радионуклидов. Сначала радионуклиды выщелачиваются из горных пород, затем перераспределяются между различными фазами, формируя новые, динамичные источники излучения;
  • увеличение суммарной активности радионуклидов в материалах при естественном распаде в изолированных от выхода радона структурах;
  • сложность отбора представительных проб из больших массивов с многослойной структурой.

Для более полного ознакомления с данными вопросами автором в составе с коллективом авторов Река В.Я., Чепенко Б.Г., Радченко В.Е. создана электронная база данных «Обеспечение радиационной безопасности в топливно - энергетическом комплексе» (Свидетельство Роспатента 2006620122).

Литература

Река В.Я., Нозик М.Л., Чепенко Б.Г. Обеспечение радиационной безопасности при обращении с радиоактивными отходами в топливно- энергетическом комплексе.-М.:МАКС ПРЕСС, учебное пособие, 2007.

Автор

Нозик Михаил Леонидович (к.г.-м.н., начальник Московского отдела инспекций радиационной безопасности ЦМТУ по надзору за ЯРБ