Глобализация рождает новые союзы ("Les Echos", Франция)

29 июня 2010

Новые игроки, новые реакторы, новые клиенты… Правила и расклад в мировой ядерной игре постоянно меняются, что заставляет всех и каждого еще раз задуматься о своей стратегии и партнерах.

27 декабря 2009 года навсегда останется черной датой в истории французской ядерной промышленности. В этот день компания Enec из ОАЭ официально остановила свой выбор на корейской Kepco для строительства 4 реакторов. Стоимость контракта: 20 миллиардов долларов. Вся французская команда во главе с Areva, EDF и GDF Suez осталась не у дел. Ее реакторы EPR оказались не нужны. Как, впрочем, и предложения американо-японской GE-Hitachi или американской Westinghouse (дочерняя компания Toshiba).

«Если кто-то считал, что стоимость проекта в тендере не играла большой роли, Абу-Даби доказал всем обратное», - заявил генеральный директор Агентства по ядерной энергии Луис Эчаварри (Luis Echavarri). «Решение, конечно же, во многом является политическим, однако тендер определяется прежде всего экономическими, техническими и финансовыми параметрами». Цифры говорят сами за себя. По данным исследования ОЭСР, стоимость производства электричества на корейском APR-400 наполовину ниже, чем на французском EPR.

События в Абу-Даби стали лишь началом битвы. Китайские CNNC и CGNPC намереваются построить в стране 20 реакторов на основе приобретенных у Westinghouse и Areva передовых технологий. «Помимо Франции сегодня в мире существуют три страны, которые обладают необходимыми инженерными, производственными и эксплуатационными возможностями для реализации ядерных проектов», подчеркнул директор по проектированию и производству EDF Эрве Машно (Hervé Machenaud). «У России есть две очереди в год, у Южной Кореи одна, а у Китая почти десять». В ближайшем будущем Китай вполне может последовать примеру Кореи, которая, кстати, как и Франция построила свою ядерную промышленность на лицензии Westinghouse, и выйти за пределы своего внутреннего рынка благодаря передаче современных технологий.

Растущая конкуренция вынуждает Areva искать пути для снижения стоимости. «Со времени строительства в финском Олкилуото до китайского Тайшаня, нам удалось в два раза ускорить решение всех инженерных вопросов», - говорит один из руководителей компании. В Areva планируют также уменьшить цены закупки материалов и оборудования. EDF в свою очередь намеревается расширить предлагаемый спектр продукции и, помимо французского реактора третьего поколения, выпустить на рынок оборудование по более низким ценам.

«EPR разрабатывался в 90-х годах в особых условиях», - говорит Эрве Машно, намекая на требования безопасности постчернобыльской эпохи. «Сегодня нам нужно подумать о других моделях, чтобы расширить спектр продукции и учесть требования стран, которые только приступают к развитию своей ядерной индустрии». Речь здесь, безусловно, идет о CPR-1000, китайской версии французского реактора второго поколения, которую разрабатывает китайская компания CGNPC (один из основных партнеров Areva и EDF). Французское предприятие нацелено также и на сотрудничество с «Росатомом», в связи с чем недавно подписало с ним соглашение об альянсе.

Немаловажное значение в конкурентной борьбе имеют и другие моменты. Прежде всего это, конечно, финансирование. Стоимость строительства одной АЭС доходит до нескольких миллиардов евро, что в 2-4 раза больше, чем нужно для создания ТЭС. «В ходе принятия решений компании проявляют особый интерес к тем поставщикам, которые могут предложить свои решения вопросов финансирования», подчеркивает один из директоров Areva Доминик Мокли (Dominique Mockly). Вариантов решений существует довольно много. Так, «Росатом», который сейчас активно расширяет сотрудничество с немецким Siemens (бывший партнер Areva), делает ставку триптих «строительство-инвестиции-эксплуатация». Эта модель уже доказала свою эффективность в Турции, где российской компании удалось заключить 20-миллиардный контракт на строительство 4 реакторов. Тем не менее, такие предложения не всегда оказываются приемлемыми с точки зрения политики. Болгария, например, отказалась от российского финансирования электростанции в Белене, которая обойдется ей в результате в 4 миллиарда евро (то есть в четверть всего своего ВВП). «Нужно либо соглашаться на зависимость, либо искать другие решения», считает Доминик Мокли. В Areva сейчас рассматривают возможность государственных займов или привлечения потенциальных акционеров (таких как Катар), которые могли бы вложить средства в строительство электростанций.

Поиск местных партнеров

Сложная игра открытых и многообразных союзов и альянсов приводит компании к осознанию необходимости поиска местных партнеров. Так, Areva будет сотрудничать с итальянской Ansaldo (дочерняя компания Finmeccanica), а Idem с британской Rolls-Royce и индийской Bharat Forge (уже работает с Alstom). «Уровень локализации строительства АЭС Темелин в Чешской республике должен достичь 70%», подчеркивает со своей стороны глава «Атомстойэкспорта» Тимур Иванов.

«Становится невозможно решать все вопросы лишь с одним предприятием», уверен Жан-Бенуа Колом (Jean-Benoît Colomb) из консалтинговой компании Eurogroup. «Мы движемся по пути глобального взаимодействия производителей, строителей, подрядчиков и поставщиков». «Нельзя рассчитывать победить в тендере, размахивая национальным флагом», считает один из руководителей компаний атомного сектора. «Это говорит лишь о недостатке внимания к французской ядерной промышленности».