20 сентября 2010

Мартин Яшек: Ржеж – институт исследовательский

На вопросы электронного издания AtomInfo.Ru отвечает директор по финансовым вопросам (finance manager) Института ядерных исследований Ржеж (Чешская Республика) Мартин Яшек.

Господин Яшек, ваш институт хорошо известен за пределами Чешской Республики. Тем не менее, мы хотели бы Вас попросить кратко представить основные направления деятельности вашего предприятия.

У нашего исследовательского института есть пять основных направлений работ. Одно из самых главных – анализ ядерной безопасности. Наши специалисты оказывают поддержку эксплуатации атомных станций в Чешской Республике, в том числе, помогают государственным организациям, отвечающим за безопасную работу АЭС.

Второе направление нашей работы должно быть знакомо русскоязычным читателям вашего издания, особенно тем из них, кто живёт и трудится в Украине. Это программа по квалификации материалов и инжиниринговые услуги по оборудованию АЭС.

Если говорить о текущем состоянии, то самым большим отделением в нашем институте становится проектное подразделение «Energoprojekt Praha». Оно непрерывно растёт и занимает всё большее место в наших планах.

Вы знаете, что Ржеж активно сотрудничал с российскими проектными организациями и поставщиками оборудования для АЭС, в том числе, при сооружении первых атомных станций в бывшей Чехословакии. Сегодня проектное отделение нашего института вовлечено в проект по достройке блоков №№3-4 АЭС «Моховце» в Словакии.

Следующее, четвёртое направление – эксплуатация исследовательских реакторов. У нас их два, но один из них – это критсборка с нулевой мощностью. Второй реактор LVR-15 имеет мощность 10-15 МВт в зависимости от типа топлива. Мы используем его, в основном, для материаловедческих испытаний и в других научных целях.

Наконец, пятое направление связано с радиофармацевтикой. Мы инициировали международный проект при поддержке МАГАТЭ по развитию позитронно-эмиссионной томографии (PET-центры). Наш институт – крупнейший в Чешской Республике производитель радиоизотопов, которые используются в PET-томографии.

О каких изотопах идёт речь?

В настоящее время мы производим глюкозу, меченную фтором, и тестируем совместно с больницами углерод-11.

Для этого направления принципиально важно быть достаточно сильными для инвестиций. Конечно, это очень интересный фронт работ. Как вы понимаете, результаты важны для врачей и пациентов, потому что PET-томография позволяет отказаться от использования традиционных, тяжёлых для больных врачебных методик.

В любом разговоре о радиозотопах не избежать упоминания о молибдене. Нет ли у Ржежа планов стать поставщиком 99Mo? Ваши коллеги из других стран Восточной Европы задумываются над такой перспективой.

Есть разница между нашим институтом и другими институтами Восточной Европы. Ржеж в первую очередь – это исследовательский институт, в то время как другие больше склонны к промышленному производству.

Тем не менее, примерно полгода назад мы объявили о том, что в виду сложившегося на рынке большого дефицита мы приступили к производству сырья для получения технеция в сотрудничестве с компанией IRE. Не буду утверждать, однако, что в больших количествах.

Можете ли Вы назвать, о каком количестве кюри в неделю идёт речь?

К сожалению, пока не могу, так как это составляет предмет коммерческих переговоров.

Производство молибдена обещает быть хорошим бизнесом. Не планируете развивать его в будущем?

Пока нет. По одной простой причине – наш институт был владельцем наших исследовательских реакторов до конца прошлого года. Сегодня за нами сохранились только функции эксплуатирующей организации, а принадлежат реакторы другой компании – чисто исследовательской компании.

Я поясню. Созданная компания на 100% принадлежит нашему институту, но её организовывали для выполнения только исследовательских работ. Смешивать разные виды деятельности в ней мы по различным причинам не можем.

Исследовательские реакторы стареют, это общая проблема. В Канаде реактор NRU перешагнул за границу 50 лет. Есть ли у Ржежа планы по модернизации действующего реактора или строительства нового? Тем более, если вспомнить, что на первую критичность LVR-15 был выведен в 1957 году.

Мы выполнили определённый объём работ по модернизации нашей критсборки. Казалось бы, это сборка с нулевым потоком, но в любом случае это ядерная установка, и мы должны содержать её в соответствии с требованиями лицензии. И нужно понимать, что за время, прошедшее с момента её пуска, было внесено немало изменений в законодательство и документы надзорных органов. Кстати, в ближайшие годы мы ожидаем новых изменений в чешских атомных законах.

Что касается исследовательского реактора LVR-15, то его полная реконструкция с заменой корпуса была завершена в 1989 году. Срок действия лицензии на его эксплуатацию истечёт в 2015 году, и нам предстоит решить его судьбу. Добавлю, что мы подали заявки на получение фондов от Евросоюза, и эти европейские заявки связаны с функционированием реактора.

Времени осталось не так много, и в 2012-2013 годах мы должны пройти процедуру релицензирования реактора. Возможно, нам придётся сделать определённые инвестиции в замену оборудования.

В прессе появилась информация об интересе вашего института к проекту быстрого газового реактора ALLEGRO. Не могли бы Вы пояснить, в чём он выражается?

Это проект повышенного интереса для нас. Но я хочу уточнить – за интересом не скрывается каких-то планов по строительству ALLEGRO в Чешской Республике. Наш институт будет поддерживать проект, но я не думаю, что мы возглавим его.

Повторю. Интерес у нас к ALLEGRO есть, мы будем работать в проекте, но только как рядовые участники, а не лидеры.

Спасибо, господин Яшек, за интервью для электронного издания AtomInfo.Ru.