9 ноября 2015

Директор по науке кластера ядерных технологий фонда «Сколково» Александр Фертман: «Наши участники должны создать сильную технологию, на которой будет строиться их бизнес»

Atomic-Energy.ru

Технологические инновации в промышленности стали главной темой первого дня международного форума «Открытые инновации». Интервью с директором по науке кластера ядерных технологий фонда «Сколково» Александром Фертманом посвящено современному развитию радиационных технологий, которые являются одним из приоритетных направлений деятельности кластера.

- Расскажите, пожалуйста, о перспективных проектах участников вашего кластера в сфере радиационных технологий.

- Я бы отметил несколько проектов. Первый – это проект компании «Плазменные источники». Они делают уникальные источники ионов низких энергий для установок ионной имплантации примесных химических элементов в различные материалы (имплантеров). Наиболее широкое применение такие системы получили в микроэлектронике, при создании полупроводниковых приборов. Имплантеры применяются для образования в приповерхностном слое полупроводника областей с содержанием донорных или акцепторных примесей с целью создания p-n-переходов и гетеропереходов, а также низкоомных контактов. Это один из самых больших рынков для радиационных технологий. Команда, возглавляемая профессором Е.М. Оксом объединяет разработчиков из Томска и Москвы. Коллеги ищут применение своим компетенциям на российском рынке, ведут переговоры о новых проектах, в том числе об участии в консорциуме по созданию российского комплекса для ионной имплантации. Компания продает свои источники и другие  разработки в России, Польше, странах СНГ, но пока это, к сожалению, не массовый продукт.

Второй стартап, на который я хотел бы обратить внимание, это компания «Радиационно-химические технологии» – проект, развивающийся в партнёрстве специалиста в области радиационной химии Александра Варанда и предпринимателя Юрия Логинова с Институтом ядерной физики им. Г. И. Будкера. Технологические разработки команды лежат в области химии высоких энергий. Использование ионизирующего излучения, источником которого является ускоритель электронов позволяет не только модифицировать свойства полимеров, но и создавать новые материалы с конкурентными целевыми характеристиками, что является очень интересным и перспективным направлением. Компания заключила контракт на проведение НИОКР с одним из крупных зарубежных концернов. К сожалению, в России в этом отношении продвинуться сложнее, зарубежные компании реагируют на прорывные инновации гораздо живее. Надо сказать, что и специалистов в области радиационной химии (не радиохимии, а именно радиационной химии) осталось очень немного, всего 2-3 школы на всю страну, и мы активно стараемся работать с ними.

В этом году к Кластеру присоединилась компания «Передовые пучковые технологии», ведущая разработку установок вневакуумной электроннолучевой сварки и резки металлов на базе пушек с плазменным катодом. Уже, в партнерстве с институтом материаловедения при Ганноверском университете имени Лейбница, создан опытный образец системы. Но мы с разработчиками смотрим дальше, и рассчитываем, что накопленный опыт станет основой создания установок для аддитивного производства, которое в последнее время является одним из основных приоритетов Кластера ядерных и передовых производственных технологий.

У нас нет проектов в сфере радиационной стерилизации, которая является уже устоявшимся рынком, и тут сложно найти что-то новое, хотя большую роль в создании и развитии центров играет инжиниринг и современное управление. Команды, претендующие на статус участника Сколково должны создать серьезную конкурентоспособную технологию (или показать базовую разработку), на которой будет строиться их бизнес.

Я остаюсь координатором технологической платформы «Радиационные технологии» и при поддержке РВК и фонда «Сколково» мы выпустили новый Доклад с анализом текущей ситуации и перспектив продвижения российских ускорителей и их компонентов на зарубежных рынках. Презентовать и обсуждать результаты анализа с профессиональным сообществом мы будем на семинаре 27 ноября в Москве.

- С какими вызовами в основном сталкиваются проекты Кластера?

- Во-первых, это взаимодействие разработчика и предпринимателя. Для них это должен быть общий бизнес, т.к. очень редко разработчик может всё сделать сам.

Второй важный момент – это выстраивание отношений с потребителями. Часто бывает так, что мы приходим продавать то, что было сделано без понимания конкретных нужд потребителя. Чтобы встроить продукт в технологическую цепочку реального заказчика, иногда приходится проводить разработку фактически по новой. Мы стараемся помогать нашим стартапам начинать общение с рыночными игроками как можно раньше, и встречать потребителя не на стадии, когда продукт уже готов, а когда ещё не потеряна гибкость и возможны различные варианты реализации разработанной технологии.

И третье – это инвестиции. Есть мало инвесторов, которые готовы вкладывать средства на долгий срок. А наукоёмкие «железячные» проекты редко дают быстрые сверхприбыли и их реализация требует не полугода, а минимум двух-трёх лет.

 

- Насколько успешно вы взаимодействуете с атомной отраслью?

- Тут нет однозначного ответа. Не секрет, что отрасль достаточно закрытая и «порог входа» в нее высок. Но у этого есть вполне объективные причины: сверхтребования к надежности и безопасности конечных продуктов, ложатся на всех участников производственной кооперации. В этой ситуации Госкорпорация «Росатом» приняла для себя решение развивать новые технологии в первую очередь силами своих собственных предприятий. На мой взгляд, вовлечение внешних игроков в создание особенно неспециализированных решений могло бы быть более широким, что позволило бы снижать издержки на решение непрофильных задач. Хороший пример государственно-частного партнерства развивается в области вывода из эксплуатации радиационно-опасных объектов. В этом направлении в России, как и во многих других «ядерных» странах, роль частного бизнеса достаточно велика, и мы видим, что неаффилированные с Госкорпорацией компании реализуют целый ряд проектов по ее заказу. Однако в радиационных технологиях примеров успешной кооперации совсем немного.

-  Возможно, проблема состоит в передаче интеллектуальной собственности больших институтов малому бизнесу?

- В этом нет проблемы. Мы вчера проводили семинар вместе с нашими партнёрами из Центра трансфера технологий РАН, Роснано и Рижским «Реактором коммерциализации», и там отмечалось, что у  многих предпринимателей есть опыт лицензирования технологий в исследовательских институтах. Учёным самим не просто этим заниматься изнутри.  Переговоры по интеллектуальной собственности, это часть работы по созданию  бизнеса,  и такие вещи обычно не являются сильной стороной исследователей. У них есть иллюзии, что технологии это единственно-важная компонента успеха, а предпринимательскую составляющую коллеги склонны недооценивать. Пока не будет хотя бы мало-мальского доверия между предпринимателями и учёными, двигаться по пути трансфера технологий в промышленность будет очень сложно.

- Но ведь институт не может просто так передавать маленькому независимому коллективу свои разработки?

- Возможно лицензирование. Институт не может отдать патент, но может заключить лицензионный договор, в котором будет сказано, что если компания начинает получать прибыль, она платит институту определённый процент от этой прибыли. И это абсолютно законно. Но уровень финансового контроля столь жёсткий, что большинство директоров, не приветствуют вывод ИС за контур предприятий, боясь обвинений в разбазаривании государственной собственности. Хотя, на сколько я знаю, сейчас количество лицензионных договоров стало одним из КПЭ в исследовательских центрах ГК «Росатом». Но ставка делается на то, что кроме роялти, о котором я говорил, необходимы паушальные платежи, на что у команд только начинающих бизнес часто просто нет средств.

- Чего не хватает сегодня российским радиационным технологиям?

- Есть нехватка инжиниринговых компаний, обеспечивающих решение задач потребителей «под ключ». Но главное, наверное, что спрос на новые технологии, повышающие эффективность производства, медицинского лечения или систем безопасности очень невысок. Госкорпорация не слишком активно занимается маркетингом в данной области, а у малого бизнеса не хватает на это ресурсов. Сложность в том, что у Росатома сейчас такая загрузка своим основным направлением работы, что радиационные технологии рассматриваются как вторичные. Когда 10 лет назад мы начинали тему радиационных технологий, не было такого количество заказов на строительство АЭС, и казалось, что радиационные технологии могут стать «третьей опорой» для Росатома, дополнив ВВЭР и направление быстрых реакторов. А сейчас видно, что до реальных продуктов в РТ ещё надо дойти, а отдача требуется уже сегодня. Таким вещам, как дизайн, продажи и т.п. надо учиться. Нужна сильная предпринимательская составляющая в новых компаниях и внутри Росатома, надо развивать взаимодействие с внешней средой, воспитывать поставщиков, тут могут быть разные варианты. Ядерные технологии – это одна из самых передовых областей, где Россия производит реально конкурентоспособный на мировом рынке продукт, и грех не воспользоваться возможностями трансфера наработанных решений в другие отрасли. 

- Каким вы видите дальнейшее сотрудничество с Росатомом и его предприятиями?

- Работа в этом направлении ведется постоянно. Я считаю, что у нас есть достаточно конструктивное взаимодействие с Блоком по управлению инновациями Госкорпорации. Нам бы хотелось больше общаться с производственными дивизионами, т.к. они являются потребителями и заказчиками новых технологических решений. Здесь мы видим, например, огромный потенциал НИАЭП-АСЭ, как проектировщика. Мы очень заинтересованы и во взаимодействиями с предприятиями топливной компании «ТВЭЛ».

Также интерес могут представлять технологии добычи и выделения редкоземельных изотопов или строительство ледокольного флота. Мы в Кластере стараемся быть ближе к промышленности. Наконец, хотелось бы, чтобы Росатом скорректировал свою нормативную базу, возможно, наконец, создал бы свой венчурный фонд, что позволило бы нам упростить отношения с «внутренними» разработчиками технологий, ведь многие новые разработки эффективнее реализовывать в спиноффах, а не в институтах.

Беседу вела Алёна Яковлева