Интервью 25 декабря 2017

Алексей Кадилов, генеральный директор Балтийского завода: «Ледокол «Лидер» совершит прорыв в российской экономике»

Как атомные ледоколы «Лидер» смогут совершить переворот в российской экономике, о том, почему скандинавские страны оказались против транспортировки плавучей АЭС вдоль своего побережья и о новых ледоколах класса ЛК-60Я сайту телеканала «Звезда» рассказал генеральный директор ОАО «Балтийский завод судостроение» Алексей Кадилов.

Атомный ледокольный флот есть только в России. Связано это с тем, что нашей стране во все времена крайне важно было контролировать бескрайние просторы Арктики. Особенно важным это стало в последние годы благодаря Северному морскому пути, а также возобновлению военного присутствия Российской Федерации на арктических островах.

Главное преимущество атомного ледокола в сравнении с дизельными судами - потребление топлива. Эти суда способны ломать льды толщиной до двух метров, при этом расходуют в день всего несколько граммов ядерного топлива. При этом ледоколы способны решать задачи, которые не под силу никаким другим ледоколам. Это касается проводки судов снабжения к военным базам и другим объектам в Арктике, спасательные операции.

При этом нужно понимать, что флот построенных в СССР атомных ледоколов  рано или поздно придется менять, а некоторые из них уже подлежат списанию. Именно было принято решение о строительстве новых ледоколов, первый из которых должен быть  введен в эксплуатацию в 2019 году.

- Какими темпами идет строительство атомных ледоколов класса ЛК-60Я?

- В данный момент у нас в постройке находится три ледокола. Это «Арктика», «Сибирь» и «Урал». Сегодня на воду спущено два из них, один в 2016 году, другой - в 2017-м. И последний ледокол этой серии мы будем спускать 26 мая 2019 года. Поэтому можно сказать, что мы полноценно участвуем в этой программе. Сейчас все силы сосредоточены на головном ледоколе, который мы должны сдать в 2019 году. Следующий ледокол - в 2020-м, а третий - в 2021 году.

- Известно, что ледокол «Вайгач» предназначен для проводки судов в том числе и в руслах рек. Ледоколы ЛК-60Я смогут решать эти задачи?

Эта задача решена традиционно. Просто ледокол принимает балласт. В обычном линейном состоянии в Карском море он идет с осадкой в 9,5 метра, которая обеспечивает его максимальную ледопроходимость. Когда нужно рубить подход для судов в Дудинку, балласт откачивается и ледокол обеспечивает проводку каравана.

- Насколько в новых ледоколах решен вопрос автоматизации?

Это различные привода для арматуры, это почти безвахтенное машинное отделение. Понятно, что на атомных судах это запрещено, но есть понятие А1-А2. Наш ледокол имеет класс А2. Это значит, вахтенные находятся в специальной бесшумной кабине, периодически  делают обход, и все на этом. То есть, у механизмов люди не стоят. Также есть ЦПУ (Центральный пост управления всей энергетикой), который подразумевает управление энергетической установкой, в том числе и реакторами, и управление всеми системами корабля. То есть для решения задач не нужно посылать матроса, который будет крутить вентили на арматуре или нажимать соответствующие кнопки.

- Если говорить простым языком, то зачем конкретно нужны ледоколы «Лидер»?

Тот опыт, который мы приобрели при строительстве ЛК-60, безусловно, нужно использовать при строительстве ледоколов «Лидер». И я хочу сказать, что ледокол «Лидер» - это просто колоссальный прорыв в Арктике. Это просто фантастика. Как-то так все тихо-мирно прошло, никто этого особо не заметил. А на самом деле несколько лет назад в ЦНИИ им. Крылова был построен, наверное, самый современный ледовый бассейн в мире. И созданию проекта этого ледокола предшествовала большая работа по изучению его потенциальных возможностей. Эти возможности были выявлены, и когда они нас позвали и показали, что ледокол «Лидер» может вести суда массой до 170 тысяч тонн со скоростью примерно 12 узлов примерно в двухметровом льду, то все поняли, что это позволяет реализовать новую схему. То есть если сегодня вывоз жидких нефтепродуктов и газа идет в основном на Запад, а дальше идет перегрузка на обычные не усиленного ледового класса газовозы и танкера, и дальше все это едет на Дальний Восток; в случае строительства ледоколов «Лидер», а специалисты считают, что их должно быть не меньше трех, это обеспечит круглогодичную навигацию и вывоз углеводородов на восток. Это, во-первых, значительно короче, а самое главное - основное потребление сжиженного газа это Южная Корея, Япония и Китай.  То есть рынок колоссальный и по сути бездонный. «Айсбергом» («ЦКБ «Айсберг» - прим. ред) разработан технический проект, в настоящее время идет его экспертиза. До конца года он будет защищен. Еще год или два займут разработки разных документов, связанных с ядерной безопасностью. Естественно, мы будем бороться за этот заказ.

- Как идут работы по созданию плавучей атомной станции?

Мы закончили строительство плавучего атомного энергоблока «Михаил Ломоносов». Руководство Росатома приняло решение загрузку зоны и испытания проводить в Мурманске. Связано это с тем, что ледоколы это как бы «суда в законе», энергоблок не самоходный. Поэтому наши скандинавские товарищи возмутились и сказали, что не хотят, чтобы вдоль их побережья «тащили» самоходное судно с облученным топливом. Руководство Росатома пошло им навстречу, и поэтому летом следующего года нам предстоит серьезная дополнительная работа по загрузке ядерного топлива на плавучий энергоблок в Мурманске на базе Росатомфлота.

- Затронули ли антироссийские санкции Балтзавод?

Реакторы делают в России от начала и до конца. Система электродвижения делают в России. Поэтому, если говорить в ценовом выражении , то импорт у нас составляет на ледоколе примерно 5-7%. По номенклатуре это конечно больше, но мы над этим работаем.

- Какие можно подвести итоги работы предприятия в 2017 году?

Мы закончили строительство и провели швартовные испытания плавучего атомного энергоблока. В нем очень много ноу-хау, связанных с безопасностью и новыми требованиями к ней. У нас все это получилось, и это очень для нас важно. Фактически это судно в себя включает две важные функции: выработку энергии и тепла. А самое главное - внутри него есть возможность перегрузки и хранения радиоактивных отходов. То есть, то, что обычно выполняет отдельное судно. Это необходимо потому, что после того, как плавучая АЭС будет доставлена на Чукотку, она будет стоять там 12 лет и непрерывно работать. Я считаю, что это серьезная трудовая победа. Еще из значимых событий - мы спустили второй ледокол, мы получили первую турбину с Кировского завода и очень надеемся, что в следующем году получим вторую.

- Какие у Балтзавода планы на 2018 год?

Основные цели на 2018 год это, как я уже говорил, отправка в Мурманск «Академика Ломоносова» и начало испытаний головного ледокола серии ЛК-60Я.

Алексей Кадилов окончил Ленинградский механический институт по специальности инженер-механик, с 1976 по 1994 годы работал на Балтийском заводе, где прошел путь от строителя кораблей до директора по производству. С декабря 2007 года работал на Средне-Невском судостроительном заводе сначала главным инженером, а затем первым заместителем генерального директора. Приказом министра обороны РФ Алексей Кадилов награжден медалью «За укрепление боевого содружества».