Тауфик-э-Элахи Чоудхури: АЭС "Руппур" - это мечта Бангладеш

15 января 2018

Бангладеш в 2023 году намерена ввести в эксплуатацию первый энергоблок строящейся с участием России АЭС "Руппур". О том, как в стране родилась идея создания собственной атомной станции, о перспективах сотрудничества Москвы и Дакки в сфере мирного использования ядерной энергии, а также о планах подключения Индии к проекту "Руппур" в интервью корреспонденту РИА Новости Евгению Орлу рассказал советник премьер-министра Бангладеш по энергетике Тауфик-э-Элахи Чоудхури.

— Недавно ваша страна начала реализацию собственного проекта в сфере ядерной энергетики, как вы объясните это историческое решение? Бангладеш очень часто называют страной рек. Почему выбор все же пал в пользу атомной энергии?

— В Бангладеш число гидроэлектростанций невелико в связи с тем, что наши реки мелководные. Следовательно, и доля гидроэлектроэнергии в стране минимальна. У нас, конечно, есть небольшая ГЭС в округе Читтагонг, которая вырабатывает незначительное количество электроэнергии. И все же в определенный момент перед нами встала задача разнообразить свои источники.

Мы были зависимы от газа, но разведанные запасы этого ресурса очень ограничены и вскоре начнут иссякать, если мы не обнаружим новые. Одной из основных задач, которые поставила перед собой премьер-министр Шейх Хасина, является электрификация всей страны к 2021 году. После того как нынешнее правительство повторно пришло к власти в 2009-м, доступ к электричеству имели лишь 45% населения. Этого удалось достичь за более чем 30 лет работы после провозглашения Бангладеш своей независимости.

В дальнейшем премьер-министр поставила задачу ускорить процесс электрификации страны, из-за чего нам пришлось провести переоценку наших источников энергии. Как я уже сказал, наши запасы газа иссякают, и мы уже ощущаем его недостаток. Какие еще источники мы могли бы задействовать? Из ископаемого топлива у нас есть только уголь. Мы имеем запасы угля на севере страны, но почва там очень плодородная, а под ней протекают подземные воды. Любые серьезные работы по добыче угля могут привести к разрушению этих водных систем.

Таким образом, для нас это было бы очень рискованным шагом. Плотность населения в районах с плодородной почвой очень высока, поэтому мы приняли решение импортировать уголь. Однако вскоре стало очевидно, что и этих мер недостаточно и нам требовались дополнительные источники энергии. Так ядерная энергетика оказалась на повестке дня.

К счастью, наш премьер-министр оказалась очень дальновидным и мужественным лидером, который заботится об интересах своего народа. Поэтому нам удалось более чем вдвое увеличить производство электроэнергии в Бангладеш. Доступ к электричеству, который в 2009 году был лишь у 45% населения, сейчас имеют более 90% жителей. Соответственно, мы улучшили этот показатель более чем в два раза. Мы надеемся, что к 2021 году нам удастся завершить электрификацию всей страны.

Мы также хотим в ближайшее время задействовать возобновляемые источники энергии. Поскольку незанятой земли в Бангладеш очень мало, мы сделали выбор в пользу автономных солнечных электростанций. Это небольшие солнечные панели, установленные на крышах домов, которые дают достаточно энергии для освещения, телевидения, например. Такими системами нам удалось обеспечить более 4,5 миллиона домов. Если умножить это число на пять (среднее число членов семьи в Бангладеш — ред.), то получим число людей больше, чем население некоторых стран.

— Как было принято решение начать строительство собственной АЭС?

— В попытках отыскать свою нишу мы осознали, ядерная энергетика — для нас. Когда премьер-министр Шейх Хасина впервые пришла к власти в 1996 году, она попыталась воскресить нашу мечту о ядерной энергетике. Для этого она отправила первые группы специалистов на переговоры с представителями МАГАТЭ, была проведена первичная оценка. Однако после того как к власти пришли оппозиционные силы, вопросы ядерной энергетики отошли на второй план. По правде говоря, оппозицию вообще не интересовал вопрос электрификации страны. Выработка электроэнергии в тот период снизилась.

Впоследствии мы вернули вопрос о ядерной энергетике как об одном из возможных источников энергии в повестку дня. По мере того как выработка энергии возрастала, у нас появилась возможность построить собственную атомную станцию. Площадка для строительства была выбрана много лет назад, когда у власти находилось еще пакистанское правительство. Потом они перенесли строительство АЭС в Карачи, в Западный Пакистан.

Для нас это был не только вопрос диверсификации источников энергии, но и попытка претворить в жизнь то, о чем так давно мечтал наш отец-основатель Муджибур Рахман (первый президент и премьер-министр Бангладеш — ред.). Поэтому проект АЭС "Руппур" — это мечта нашей страны. У нас уже есть Национальный центр ядерных исследований, в состав которого входит действующий исследовательский реактор. В плане технологий для нас здесь нет ничего нового.

Мы понимали, что у нас нет возможностей, необходимых для реализации этого проекта. Однако Россия оказала нам помощь, предоставив новейшие технологии. Мы провели инспекцию площадки, выбранной под строительство, с точки зрения возможных рисков. Комиссия МАГАТЭ также принимала в этом участие, была проведена оценка рисков. На данный момент у нас подписаны все необходимые соглашения с РФ.

Россия — тогда еще СССР — стала еще одной страной, помимо Индии, которая поддержала нашу независимость. Ее поддержка, а также вето в Совбезе ООН помогли положить конец войне. Благодаря этому, 16 декабря 1971 года мы одержали победу, а сотни тысяч пакистанских военных и их союзников сложили оружие.
Для нас Россия — старый, проверенный друг. Мы очень благодарны ей за то, что она согласилась помочь нам как с технологиями, так и в финансовом отношении.

— Если я верно понимаю, строительство АЭС "Руппур" — лишь первый шаг. Планируете ли вы развивать с Россией другие проекты в сфере мирного атома? В каких еще областях, на ваш взгляд, наши страны могли бы наладить сотрудничество?

— Атомная энергия и ядерные технологии могут быть использованы в целом ряде смежных областей. Покойный муж нашего премьер-министра (М.А. Вазед Миах, скончался 9 мая 2009 года — ред.) был ядерным физиком. В его честь был создан исследовательский центр, где и по сей день ученые трудятся над новыми разработками в сфере атомной энергетики.

По мере того как наши энергетические мощности растут, возрастает добыча угля, открываются новые месторождения нефти, газа и возобновляемых источников энергии, налаживается импорт электричества из соседних стран, включая Индию, появляется вероятность расширения и ядерной энергетики.

Возможно, юг страны станет площадкой для такого расширения. Возможно, это будут модульные реакторы, производящие 200-300 мегаватт электричества, чью мощность впоследствии можно будет увеличить. Мы открыты в вопросах увеличения объемов производства ядерной энергии, а также применения ядерных технологий в различных областях, включая здравоохранение, консервирование пищевой продукции и других.

—  Вы планируете развивать сотрудничество с Россией в этих сферах?

— Я уверен, что Россия поможет нам с подготовкой большого количества ученых и технических специалистов. Я надеюсь, что у нас будут возможности для расширения сотрудничества в сфере ядерных технологий и других областях. Я уверен, что есть и другие области, в которых эти технологии могут найти применение. Мы надеемся войти в число развитых стран к 2041 году. По мере того как мы решаем наши краткосрочные и среднесрочные проблемы, мы закладываем основу для нашего долгосрочного развития в том, что касается науки и техники, исследовательской работы. Это именно те области, которые, как мы надеемся, станут долгосрочными приоритетами нашей страны.

—  В последнее время различные СМИ неоднократно публиковали сообщения о якобы намерении правительства Бангладеш построить еще одну атомную станцию. Могли бы вы прокомментировать эту информацию?

— Эта идея по-прежнему носит общий характер. Как вы знаете, южные и юго-западные районы Бангладеш до недавнего времени не являлись нашими приоритетными направлениями. В настоящее время мы нацелены на расширение доступа населения этих районов к электричеству и их индустриализацию. Юг Бангладеш имеет выход к морю, история страны начинается с моря. Сейчас проводится первичная оценка мест, которые могут использоваться для строительства новой станции, а также определяется ее будущий размер и то, какие технологии будут использованы. Это все пока открытые вопросы. Но такая идея действительно существует.

—  То есть правительство рассматривает перспективу строительства новой атомной станции на юге страны?

— Да, рассматривает.

— Есть ли вероятность того, что Россия также примет участие в реализации этого проекта?

— Россия — первая страна, которая согласилась помочь нам построить атомную станцию…

— Я сейчас имею в виду вторую АЭС.

— Как только проект АЭС "Руппур" будет успешно реализован, доверие, которое выстроится между нашими странами, будет играть решающую роль в вопросе строительства новой атомной станции.

— А Индия проявляла заинтересованность в подключении к проекту АЭС "Руппур"?

— Проявляла, в вопросах технических решений…

— Недавно в СМИ прошла информация о том, что Россия, Бангладеш и Индия могут подписать трехстороннее соглашение по проекту АЭС "Руппур"? Можете рассказать подробнее об этом?

— Сейчас активно обсуждается вопрос о предоставлении Индией технической помощи для обслуживания станции и подготовки нашего персонала. Это идет в русле с российским представлением о том, в каких областях может быть задействована помощь со стороны Индии.

— Индийские специалисты могут принять непосредственное участие в строительстве АЭС "Руппур"?

— Нет, я так не думаю. Контракт был подписан с Росатомом, и именно российская сторона будет принимать решение о найме подрядчиков.

— В каких работах на площадке будут задействованы рабочие из Бангладеш?

— Возведение гражданской инфраструктуры на площадке уже началось. Премьер-министр лично посетила площадку и дала старт процессу строительства. Местные подрядчики будут участвовать в гражданском строительстве. На этом их участие ограничится.

Кроме того, будет необходимо построить жилье, появится маленький рабочий городок. Местные подрядчики смогут принять участие в этих работах. Решение о распределении контрактов остается за Россией. Я уверен, что она выберет несколько подрядчиков из Бангладеш, которые хорошо зарекомендовали себя в строительстве гражданских объектов.

— Может ли их участие расшириться в дальнейшем, когда будут сооружаться первый и второй блоки?

— В зависимости от условий конкретных соглашений, мы сможем задействовать в строительстве, эксплуатации и обслуживании АЭС "Руппур" все больше и больше инженеров, технических сотрудников, которые проходят подготовку у российских специалистов.