23 мая 2017

Роман Зимонас предложил сделать закупочную систему Росатома образцом для всей России

РИА Новости Машинный зал пятого блока Нововоронежской атомной электростанции РИА Новости

Федеральная антимонопольная служба России в ее нынешнем виде была создана в 2004 году. Со дня основания ее возглавляет Игорь Артемьев, и под его руководством регулятор работает очень активно. Сообщения о выявленных несовершенствах появляются буквально в ежедневном режиме. Например, за несколько рабочих дней в начале мая 2017 года ФАС утвердила дорожную карту по развитию конкуренции на рынке финансовых услуг, пресекла нарушения на аукционах по капремонту домов в Московской области, уличила АО «Новгородоблэлектро» в нарушении Закона о защите конкуренции, выявилацелую плеяду компаний, нарушивших закон о рекламе и так далее.

Отчеты о работе ФАС демонстрируют обществу постоянные успехи ведомства, создавая впечатление, что антимонопольщики без устали защищают государство, малый и средний бизнес от недобросовестных участников рынка. Но за массированными успехами нельзя не заметить и существенные недостатки в деятельности службы.

Недавно негативную оценку деятельности ФАС дал представитель одного из крупнейших участников рынка госзакупок — госкорпорации «Росатом». Директор по закупкам, материально-техническому обеспечению и управлению качеством Роман Зимонас на форуме «Госзаказ — за честные закупки» рассказывал о выстроенной в «Росатоме» системе закупок, которая считается практически образцовой.

По словам Зимонаса, госкорпорации удалось добиться «колоссальных успехов по открытости, конкуренции и равноправию поставщиков по сравнению и с 90-ми годами, и с нулевыми», создать новые инструменты, демонстрирующие большую эффективность. Но нет прогресса в области, которая «Росатому» неподвластна — в том, что касается управления и исполнения договоров, посетовал он.

Один из примеров — закупка циркуляционного насоса и комбинированных затворов для Нововоронежской АЭС. Поставщик декларативно объявил о готовности выполнить заказ, но его реализация затянулась на 80 месяцев, причем поставленное оборудование провалило испытания. Другой пример — изготовление и поставка трубопроводной арматуры машзала для Белоярской АЭС. На исполнение контракта было потрачено около 40 месяцев, и техника снова подвела. Все, что можно отсудить у поставщика, — несколько миллионов рублей, а простой станции обходится гораздо дороже — это десятки миллионов рублей ежедневно. Никакие штрафы с этими потерями несопоставимы.

Некачественное выполнение договоров порой приводит к трагедиям. Так, при выполнении работ по строительству комплекса общестроительных организаций для Курской АЭС-2 обрушилась часть каркаса строящегося цеха, что повлекло гибель работника субподрядчика. А при сооружении комплекса по переработке радиоактивных отходов для Курской АЭС было выявлено неудовлетворительное состояние заявленного башенного крана, потребовалась его замена. Декларативного подтверждения выполнения технических требований на этапе закупки недостаточно, убеждены в «Росатоме».

«Законодательно очень слабо или почти не регулируются вопросы качества и сроков исполнения заказов. При этом ФАС очень негативно относится к тому, что мы предъявляем дополнительные требования к поставщикам по опыту, ресурсам и лицензиям. Сейчас заказчик остается один на один с поставщиком, и единственная возможность решать какие-либо споры — арбитражный суд. А это занимает месяцы, быстро и оперативно работать не получается», — заявил представитель «Росатома».