В Дубне введён в строй новый источник нейтронов

21 декабря 2018

6 — 7 декабря 2018 г. в Доме международных совещаний (ДМС) ОИЯИ работало совещание «Передовые идеи и эксперименты для дубненского нейтронного источника (DNS-IV). Необходимые замедлители и инфраструктура». Совещание собрало большое количество сотрудников Лаборатории нейтронной физики (ЛНФ), специалистов из других лабораторий Института, а также ведущих европейских нейтронных и российских исследовательских центров.

Открывая совещание, директор ЛНФ В.Н.Швецов заметил, что это совещание первое, но явно не последнее, так что торжественным приветствием всем участникам станет первый доклад но новому источнику — В.Л.Аксенова.

«Сегодня у нас этапное совещание — в том смысле, что мы заканчиваем определенный этап своей деятельности, — начал свое выступление Виктор Лазаревич. — Вчера в ЛНФ прошло совещание с участием главного конструктора всех исследовательских реакторов и группы конструкторов из НИКИЭТ — института, который конструировал все реакторы в нашей стране. Этим совещанием завершен первый этап, длившийся с 2015-го по текущий год. Он начался первым выступлением Е.П.Шабалина о новом реакторе взамен ИБР-2. А сейчас мы вступаем в технический этап, который должен завершиться в 2020 году созданием технического проекта.

Первый ИБР, созданный в 1960 году, в 1964-м был дополнен микротроном. Через пять лет запустили ИБР-30, а в 1982-м — ИБР-2.Предполагалось, что он будет работать с инжектором ЛИУ-30. Этот проект не удалось реализовать, но идея осталась. По этой линии мы и движемся».

Далее докладчик остановился на плюсах и минусах двух вариантов нового источника нейтронов — реактора и супербустера, рассказал о проведенных за три года расчетах и исследованиях по каждому из них, возникших вопросах, участии в обсуждениях таких ведущих мировых экспертов, как Дж. Карпентер (США), Л.Калабретта (Италия). Отвечая на вопросы дубненских журналистов, Виктор Лазаревич сказал:

— Жизнь нашего замечательного реактора ИБР-2 заканчивается, примерно, в 2035 — 2037 годах. Поэтому возникает естественный вопрос: что будет после этого реактора? Остается меньше 20 лет, это не очень большой срок, я бы сказал, даже короткий для создания такого рода крупных установок. Поэтому три года назад, в 2015-м году, мы начали изучать вопрос о новом источнике нейтронов. Естественно, была поставлена амбициозная задача: не просто получить поток нейтронов выше, чем на реакторе ИБР-2, а получить предельно возможный поток нейтронов. Эта задача, в первую очередь, связана с научной программой, а значит, надо попытаться предугадать, что будет происходить с физикой через 20 — 30 лет. Это сложнейшая задача, когда в этой науке практически каждый день происходят новые события. Прошедшие три года мы именно этим и занимались — составляли прогнозы развития научных исследований при помощи нейтронов, и, главное, за это время были разработаны концепции нового источника нейтронов.

Итак, на сегодня у нас передаются в разработку главному конструктору реакторов в НИКИЭТ, знаменитую организацию, которая проектировала все исследовательские реакторы в стране, в том числе и наш ИБР-2, наши концепции нового источника нейтронов. У нас две концепции. Одна — это импульсный реактор периодического действия ИБР-3, по названию видно, что это идеологическое продолжение нашей линии импульсных реакторов, которые успешно работают в Дубне уже почти 60 лет. Второй проект, новая для нас система — источник нейтронов на базе протонного ускорителя. Эти две разработки пошли к главному конструктору, который нам скажет, насколько технически реализуемы те предложения, которые мы разработали. Сегодняшнее совещание подводит итог трехлетней работы, где будет зафиксирован статус этих двух проектов нового источника и, что очень важно, будут зафиксированы требования физиков к новому источнику. Вопрос сложный, его можно обсуждать очень долго, но нам нужно двигаться, поэтому на каком-то этапе обсуждения нужно зафиксировать некий итог.

 В  сегодняшнем совещании участвуют, в основном, сотрудники ЛНФ, поскольку, еще раз повторю, это своего рода заключительное рабочее совещание.

Все обсуждения у нас проходят в соответствии с научной демократией, то есть за эти три года прошло множество семинаров, научно-технических советов с тем, чтобы была возможность высказаться всем. Сегодня заключительное заседание, после которого, в соответствии с принципами демократического централизма, будет сказано: пообсуждали — заканчиваем. Вторая часть аудитории — это наши коллеги, во-первых, из других лабораторий ОИЯИ. Когда мы рассматриваем перспективную научную программу, мы ориентируемся на актуальные проблемы, учитывая, чтобы эта программа была объединена с научной программой Института в целом, так, чтобы максимально использовать возможности других лабораторий. Третья часть присутствующих — наши коллеги из других нейтронных центров: ПИЯФ, который входит в Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт», ИЯИ РАН в Троицке, — это два ведущих нейтронных центра в стране, и наши коллеги из ведущих нейтронных центров мира — это Институт Лауэ — Ланжевена в Гренобле, образно говоря, нейтронная столица Европы, и из нового Европейского источника нейтронов, который сейчас создается в Швеции. Это маяки, на которые мы ориентируемся в наших разработках.

 

Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ) был создан на основе Соглашения, подписанного 26 марта 1956 г. в Москве представителями правительств одиннадцати стран-учредителей, с целью объединения их научного и материального потенциала для изучения фундаментальных свойств материи. Институт расположен в Дубне, в 120 км от Москвы, в Российской Федерации. Сегодня Объединенный институт ядерных исследований является всемирно известным научным центром, в котором фундаментальные исследования (теоретические и экспериментальные) успешно интегрированы с разработкой и применением новейших технологий и университетским образованием. Членами ОИЯИ являются 18 государств.